Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 1.10. "Плавали, летали, знаем"


1.10. "Плавали, летали, знаем"

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Астаассия, Эврих и Мун Ллетри.
Место происходящего: предгорные леса, близ реки Белой.
Суть эпизода: случайная встреча близнецов и драконы.

0

2

Рассветные сумерки - самое удачное для неожиданных пролеток время. Особенно, если волею судьбы пришлось отлетать половину добрую ночи, и не то, чтобы устать смертельно, но порядком притомиться. В этой местности деревень-скоплений людей было не так много - скальные, недобрые берега реки, быстрое течение, так и норовившее схватить да унести, побить об камни, не так располагало к поселению, как более мирные и приятные, полные рыбы воды далее, ближе к Хролдару. Не смотря на близость некоторых трактов, все равно в большей части пространства царствовал и властвовал лес - мощными кронами вздымался ввысь, сплетался ветвями так тесно, что образовывал порой целые зеленые дворцы, разукрашенные как лесными цветами, так и костями животных и двуногих прямоходящих существ.
В сумерках чешуя Астаассии совсем не блестела, позволив все-таки положительно решить вопрос о мучившей дракону жажде - благо, лететь еще предстояло, а вода была так близка и желанна, и время столь располагающим для короткой передышки...
Выбрав берег по-спокойнее, дракона слетела вниз, приминая лапами сочную прибрежную траву. Не закрывая крыльев окончательно, подозрительно прислушалась к звукам вокруг, но окрестности ничем ее не насторожили, позволив более спокойно свернуть крылья с легким вздохом утомленного удовлетворения.
Встряхнувшись и слегка размяв лапы, дракона прошествовала к краю берега, где, надежно зафиксировав себя передними когтями за выдающийся чуть дальше других плоский валун, вытянула гибкую шею к воде. Еще раз пошевелила ушками, осмотрев зеленые берега, и наконец принялась аккуратно утолять жажду.

Отредактировано Астаассия (4 августа, 2011г. 20:55:38)

0

3

Ночь сдавала позиции, унося в неизвестность свои тайны. Близился рассвет, гасли по одной вплетенные в кружево зеленых ветвей хрустальные звезды. Ветви нехотя давали дорогу путникам, наверное, боялись, как бы они не заметили в гуще изумрудной листвы чего-нибудь лишнего, не предназначенного для любопытных человеческих глаз. Старинные сказки, забытые предания, романтические баллады нашли здесь свой приют. Сердце менестреля было готово выпрыгнуть из груди, в ожидании чудес. Казалось вот-вот, осталось сделать еще один шаг и тайна улыбнется ему,  позовет за собой на самый край света: посмотреть на то, как оживают легенды. Лесные духи разговаривали на неведомом для смертных языке, но Эврих все же лелеял надежду понять. Менестрель слышал загадочную песню ветра, он еще не разбирал слов, но с каждой секундой росла уверенность - сегодня он услышит. Но пока Эврих слышал лишь тихую ругань Муна. Окружающей красоты он, кажется, совсем не оценил. Еле перебирая ногами и с трудом разлепляя глаза, Мун следовал за братом, надеясь на скорое прибытие в какую-нибудь деревню. Они вышли из города еще вчера вечером и до сих пор никуда не добрались.  Неудачная кража - и вот им приходится прятаться по лесам и деревням, пока случай не забудется. Отпущенная Эврихом ветка хлестнула Муна по лицу. В нем медленно закипала ярость.
- Эврих! Идиот восторженный! Сколько можно?! Где ближайшая деревня?!
-Ну... Я думаю, нужно еще немного пройти по этой тропинке...
- По какой тропинке?! Здесь нет даже намека на тропу! Ты вообще представляешь куда идешь?!
Но Эврих кажется даже не слышал брата.
- А еще я почти придумал слова к моей новой песне! Я тебе обязательно её сегодня спою!
За этим чудесным высказыванием последовал непереводимый ивеллонский фольклор в неподражаемом исполнении Муна. Ему очень хотелось постучать переполненной романтическими бреднями головкой брата по ближайшему крупному камешку. Что он и попытался исполнить, несмотря на полное отсутствие камешков в лесу.
-Ээврих... Иди сюда, - угрожающе произнес Мун.
-А? Чего? - Эврих с трудом оторвался от созерцания окружающей красоты. И заметил недобрый взгляд брата.
" Кажется, любоваться природой придется на бегу" - отметил несущийся по лесу Эврих.
Бешено бьющееся сердце менестреля разрывало грудь изнутри, ветви хлестали по лицу,дыхание сбилось. Внезапно ветви расступились " ласково" хлестнув менестреля на прощание. Сзади послышалась ругань Муна, которому эти "прекрасные"  веточки не менее "ласково" заехали по лицу. Лицо Эвриха озарил восторг, он застыл, боясь пошевелится. О сколько юноша мечтал встретиться с Чудом наяву! И сейчас, когда это произошло, он боялся поверить в реальность происходящего. Освещенное первыми лучами солнца сказочное существо казалось сотканным из потоков небесного света и воздуха. Это было олицетворение чистоты и непорочности. Эвриху казалось, что он растворяется в теплой глубине огромных  янтарных глаз, несомненно, принадлежащих разумному созданию.
- Здраствуй,- прошептал менестрель, боясь спугнуть грубыми звуками человеческой речи Прекрасное.
Мун выбежал следом за Эврихом, и, кажется, не заметил это самое прекрасное. Он притормозил, стараясь не врезаться в спину Эвриха, но подскользнулся на мокрой от росы траве и рухнул на землю. И только после этого он заметил пьющего у воды дракона.
- Ничего себе ящерка, - пораженно прокомментировал Мун.

+2

4

Астаассия как раз, уверовав в тишь и спокойствие данных мест, с удовольствием прижмурившись и весело пофыркивая, окунала морду в прохладном потоке, уже утолив жажду и просто получая радость от касаний мягкой воды к плотной чешуе - кому-то этот поток мог показаться чрезмерно бурным, но драконе при ее весе и размерах не грозило быть увлеченной с валуна в воду.
...Для существа, которое около четырех метров вверх и восьми в длину, дракона развернулась к "рыжим подаркам лесной чащи" мгновенно - гибко, по-змеиному вывернувшись, приоткрыв на миг для баланса крылья, и припав чуть на передние лапы в конце движения.
Настороженно, напряженно, недоверчиво - только и видеть, как на прекрасной лепки вытянутой морде трепещут ноздри, как нервно "ходит" из стороны в сторону длинный, гладкочешуйчатый хвост, как отражаются в больших, с опаской прищурившихся карих глазах фигурки двух юношей. Рассеянные лучи солнца играли на гладкой поверхности чешуек, перемигивались бегучими, радужно-золотистыми огоньками, делая дракону похожей на статую из светлого золота - если конечно, у кого-то хватило бы фантазии представить такую безумную трату.
Испуг, толкнувший сердце в разгон и заставивший попятится к краю реки, не задержался в разуме - из окрестных лесов не торопились валить вспомогательные силы, а в руках появившихся не было ничего, что напоминало бы опасное для нее стреляющее оружие...Не успела Астаассия  перевести дух и собраться с мыслями, как брошенная последним появившимся реплика заставила дракону оскорбленно вскинуть морду, недобро сверкнуть на Муна глазами сверху вниз:
- Ты, рыжш-шая нелепицс-са Богов и Духов! Вижш-шу, предки обделили тебя раз-с-сумом, если не можш-шешь придержш-шать свой невозс-сдержш-шанный язс-сык! Больш-шая удача для тебя, что твой с-сородич более учш-штив, иначе я показс-сала бы разс-сницу межш-шду ящ-шерицс-сей и драконом на тебе! Противные злоязс-сыкие люди! - Гневно прошипела в ответ дракона, явно чисто по-женски обидевшись - ну какой же женщине, тем более свято почитающей себя красавицей, будет приятно услышать первым делом столь неласковое сравнение? Рассерженно фыркнув, дракона выгибает сильную шею, рассматривая братьев то с одной стороны, то с другой.
- Зс-сдесь жш-ше вс-с-сегда было мирное мес-сто - неужш-шели и с-сюда добрались люди, чш-штобы все ис-спортить? - Восклицает она следом с искренней досадой и огорчением, чуть расправив золотистые крылья и попятившись.

Отредактировано Астаассия (5 августа, 2011г. 21:01:53)

0

5

- Что в нем такого учтивого? Пораженно пялится на тебя и я могу!
Мун с вызовом вскинул голову и спокойно посмотрел в разъяренные карие глаза драконы.В них метался яростный огонь, но парня это не пугало. Нет, он не был наделен безрассудной смелостью, просто ему очень хотелось спать. У парня не осталось сил на яркие эмоции. Последние остатки ушли на погоню за братом. Поэтому и вызов в глазах получился несколько вялым. Муну хотелось ответить еще что-нибудь яростное или ядовитое, но он лишь устало зевнул.
- Прошу прощения за нашу неучтивость, светлейшая,- Эврих слегка поклонился, предварительно пихнув локтем брата и негромко ругнувшись на него. Мун  в долгу не остался. Впрочем спать хотелось больше чем ругаться, поэтому Мун принял самое мудрое решение в своей жизни - он замолчал.
- Мы не представились, братья Эврих и Мун Ллетри. Еще раз приношу свои глубочайшие извинения, к несчастью галантность и умение общаться с дамами не входит в число добродетелей моего "дражайшего" родственника. Можем ли мы как-то загладить свою вину, о величественная дракона?
Все это время Мун философски молчал, но услышав последнюю фразу Астасии "рыжая нелепица богов и духов" встрепенулась и произнесла туманную фразу, извлеченную из глубин сознания.
-Мы превратим вашу жизнь в ад!
Эврих не успел во время заткнуть брата, и поспешил замять недоразумение, - Мой милейший братец никого не хотел обидеть, Не стоит воспринимать всерьез все те глупости, которые слетают с его языка - такой уж он несдержанный человек. Могу поклясться у нас и в мыслях не было причинить вам какой-либо вред.
Мун открыл глаза, повернулся к брату и злобно ухмыльнулся.
- Говори только за себя...
Конечно в его сонную голову тоже не приходила мысль о причинении вреда дракону, а если бы и приходила, то увидев размеры сего существа  предалась немедленному бегству,ну или умерла бы от собственной глупости, просто Муну очень хотелось поиграть на нервах брата.

+2

6

После фразы "Мы превратим вашу жизнь в ад", дракона посмотрела на Муна сверх вниз. И взгляд у нее был такой...Словно магическим огнем вмиг расплавленное золото сверху плеснуло - жгучей ненавистью, вскрывшей чуть подсохшую корку на не успевшем успокоиться вулкане, холодным бешенством нечеловеческого разума. Точно брошенная фраза задела дракону глубже, чем могло бы попасть чародейское копье - может, сам того не желая, человек попал не в бровь, а в едва подзатянувшуюся рану сердца.
...и на предыдущую искристую досаду с капризным, неожиданным гневом, полыхнувшее темное, тяжелое, горькое чувство в карих глазах с темным веретеном зрачка, было похоже так же, как сама драконица на вышеупомянутую ящерицу.
Слабо было похоже.
Очень.
- Ещ-ще одно с-слово от тебя, рыж-ший убийт-с-са, и я пожш-шалуй проверю, нас-сколько твой брат с-стойкий к драконьему пламени. Дажш-ше ес-сли ты выжш-шивеш-шь потом с-сам, вс-сю жш-шиз-с-снь будеш-шь помнить, именно чш-што твоя нес-среджш-шаннос-сть послужш-шила причш-шиной его с-смерти. - Не прошипела - словно ядовитую смолу процедила сквозь острые зубы дракона, глядя на Муна с искренней ненавистью. - Зс-с-самолчтш-ш-ши-и-и.
Под передними лапами  хрустнул камень, крошась и подаваясь напору матово-бежевых когтей взбешенного крылатого существа - Астаассия вцепилась в валун с такой силой, словно пытаясь сама себя удержать от превентивного выполнения только что озвученного.
Хотя почему - словно? Дракона ведь явно именно это и делала сейчас - не смотря на то, что ей неподдельно, яро, страстно хотелось сделать Муну что-то плохое и скорее всего несовместимое с жизнью, почему-то она все еще ничего не делала. Ограничившись весьма расцветистым и пространным предупреждением, и с зримым, огромным усилием проглотив заклокотавшую внутри горла магическую ярость.
Медленно, точно шея у нее вдруг стала плохо гнуться, Асстаассия повернула морду к Эвриху, одарив вежливого из близнецов тяжелым, сосредоточенным, предупреждающим взглядом.
- Ты можеш-шь помочш-шь мне не с-стать с-сейчас-с убийтс-сей, Эврих-х-х. Он ис-с-спытывает мою сердеш-шность зс-с-сря - люди с-сделали мне с-слиш-шком много зс-с-ла. Вы не похожш-ши на Цс-серковников, и не х-хотелос-сь бы начш-шинать мою мес-сть с-с вас-с-с. Но я не позс-сволю ему глумитс-с-ся над свящ-щенным. - Златочешуйчатая дракона говорит с трудом, буквально выпихивая из себя слова, и "акцент", звучащий ввиду расовых особенностей строения морды явственно усилился в ее речи.
Она явно намеренно старается сконцентрироваться на Эврихе, хотя бы частично абстрагируясь от Муна.

+2

7

Взгляд у драконы был страшным. Мун даже проснулся и внутренне съежился. И решил что сейчас не самое подходящее время для сна. Поэтому громко вопящая усталость была с позором изгнана. А события вокруг развивались довольно примечательные. Дракона шипела и крушила все на своем пути, ладно огнем еще не плевалась. Впрочем огненное представление уже готовилось. На это раз угроза драконы попала в цель. Не то что бы Мун страдал излишним благородством, просто ему казалось что Эврих не способен себя защитить. Да и кто может защитится от разъяренного дракона? Оставалось надеяться на хорошо подвешенный язык Эвриха и ноги, которые теоретически можно быстро переставлять. Но проверять на практике как-то не хотелось. Попробуй сбежать от дракона, который снабжен крылышками такого размаха. И как подозревал Мун, крылышки нужны дракону явно не для красоты. Поэтому воришка просто повторил свой бессмертный подвиг - замолчал, надеясь только на удачу. Хотя в данный момент казалось, что удача повернута к нему не лицом.
- А вы жестоки, светлейшая, - тихо проговорил Эврих, неумело пытаясь скрыть детскую обиду в голосе. Небесное создание испытывало вполне земные чувства. А оно казалось таким совершенным. Менестрель замолчал и отвел взгляд от драконы, смотреть в пылающие ненавистью глаза было жутко. Эти несколько секунд молчания для Муна были просто невыносимы. Он с ужасом предположил, что, казалось бы, нескончаемый поток извинений Эвриха иссяк, и испуганно переводил взгляд с дракона на брата и обратно.
Через несколько вдохов, Эврих сумел совладать с собой, и уже не отрываясь смотрел в ужасающие очи дракона. Он не хотел быть трусом, в тоже время менестрель не надеялся на спасение.
- Лишив меня жизни вы не сможете никого вернуть, а лишь приумножите зло людей поправших все человечьи и божественные законы, забывших что значит истинная вера...
- Вот это сравненьице, - прервав брата протянул Мун, но взглянув на разъяренную дракону быстренько заткнулся, тем временем Эврих продолжал душеспасительную беседу.
- Может не стоит давать пустым словам силу убивать? Я осознаю тяжесть оскорблений нанесенных вам, из-за глупости моего брата. Как можем мы искупить свою вину,светлейшая? - Как казалось менестрелю, голос у него дрожал не очень сильно.

Отредактировано Эврих и Мун (10 августа, 2011г. 18:19:11)

+1

8

Дракона закрывает глаза в какой-то момент, и если бы не равномерно вздымающаяся и опускающаяся грудь, укрытая плотной чешуей, можно было бы ее принять за прекрасную статую - благо, сидит она на валуне в весьма канонической позе, поставив одна к одной передние лапы, аккуратно сложив крылья вдоль спины, и обвив гибким хвостом себя по кругу.
И, без сомнения, чутко внимает словам, которые к ней обращены - не менее, чем тем переливам эмоций, что играют в голосах братьев, их дыханию, почти неразличимому на фоне шумящей листвы леса и бурно несущему свои воды потоку. Отвечает она Эвриху не сразу, и несколько долгих минут текут мимо, в неспешности своей напоминая древесные слезы, стекающие вдоль стволов.
- С-слова тожш-ше опас-сное оружш-шие, Эврих-х. И подчас-с от них-х не укрытс-ся под броней так же прос-сто как под плотнос-стью выделанной кожш-ши или несокруш-шимос-стью чеш-шуи. Но разс-сумно не вынимать клинка из ножш-шен, пока нет в нем дейс-ствительной нужш-шды...- Начав свою фразу не открывая глаз, дракона под конец испускает глубокий, рокочущий вздох - вскинув голову на гибкой шее назад, и словно размяв ее, как мог бы делать человек, пытаясь изгнать сковавшее мышцы тяжестью напряжение. На несколько мгновений видно нежную, более ажурную вязь мелких чешуек под подбородком вытянутой морды, после чего дракона неторопливо опускает морду ниже к передним лапам, глядя на братьев почти на одном уровне с ними сейчас.
- Вы приш-шли из с-столитс-сы людей? Пус-сть загладиш-шь вину, ес-сли рас-скажеш-шь мне, чш-што проис-сх-ходит с-среди вас-с нынш-ше. Цс-серковь вс-се так жш-ше безс-сумс-ствует? Ничш-што не с-стремитс-ся изс-сменятс-ся к лучш-шему в отнош-шении к другим рас-сам? Мне конеш-шно с-слабо верит-с-ся, чш-што люди легкх-хко рас-станутс-ся с влас-стью, но мечщ-щтать не зс-сапретиш-шь...
И, после некоторой паузы, дракона все-таки добавляет - с каким-то сомнением в шипящем голосе, словно до конца колеблясь, стоит ли произносить то, что произносит сейчас:
- Вы можш-шете назс-сывать меня Рас-свет, Эврих-х и...Мун. - На последнего дракона покосилась золотом взгляда весьма выразительно, явственно подчеркивая, что ему было даровано это разрешение лишь ввиду наличия Эвриха. Рассвет уже не выглядит так, словно намеревается вот-вот отхватить кому-нибудь из них голову, но и забывать о недавно отзвучавших словах явно так легко не намерена.

0

9

Близнецам показалось что в молчании драконы была скрытая угроза. Превращение в два обугленных трупа не входило в планы братьев на будущее, поэтому они решили как можно скорее уносить ноги, воспользовавшись заминкой.  Дракона заговорила именно в тот момент когда Мун потащил остолбеневшего Эвриха по направлению к лесу.  Близнецы синхронно вжали головы в плечи, готовясь к самому худшему. Но опасения оказались напрасными. Либо удача всё же решила пересмотреть свое отношение к братьям, либо увещевания Эвриха возымели нужный эффект - кажется дракона стала потихоньку обретать утраченное душевное равновесие.
Услышав требование драконы братья пришли в замешательство - все-таки не каждый день у них новостями интересуются подобные колоритные личности. Мун честно пытался совладать с собой, он задействовал все свои душевные силы,  но несмотря на все старания сдержать смех не смог - уж очень нелепой была ситуация. Дракон интересуется новостями?! Парень ржал во весь голос, рискуя вновь навлечь на себя гнев дракона.
Эврих веселого настроения брата не разделял.
- Немедленно прекрати истерику, идиот, или я сам тебя вместо драконы поджарю. Убить-то, конечно, не убью, а вот несколькими болезненными ожогами обеспечу, - процедил сквозь зубы менестрель.
Угроза на Муна подействовала слабо, точнее совсем не подействовала, еще точнее подействовала противоположным образом, то есть вызвала очередной приступ истирического смеха.
- Видимо пережитое нервное потрясение сказывается столь странным образом на душевном здорвье моего брата - попытался замять ситуацию Эврих - К сожалению церковники продолжают безумствовать, жажда крови  обуревает людей.
Через некоторое время Муну все-таки удалось успокоится.
- Извините, непривычно,  что ящ...кхм дракон интересуется людскими новостями, - объяснил своё поведение " рыжая нелепица".

0

10

Дракона одарила веселящегося Муна долгим взглядом, в котором смешались причудливо некоторая степень раздражения, задумчивости и оценивания. Гибкий золотистый хвост прошелся туда-сюда над влажными приречными камнями, на несколько секунд  «раскрутившись» от приставленных одна к другой передних лап.
- Можш-шет мне его вс-се-таки поджш-шарить? – Неторопливо предложила Рассвет, чуть прищурив карий взгляд в сторону Муна.  Слегка заостренный, юркий и подвижный язык скользнул в уголке пасти, словно отражая доступные после озвученного гастрономические перспективы – облизывающаяся дракона выглядит…не то, чтобы экстремально хищно, но не смотря на свою красоту она…большое существо с острыми зубами, и вряд ли травоядное. Деликатное облизывание об этом как-то исподволь напоминает.
- Ужш-ше не тебя, Эврих-х, только его. Из жш-шалости, ш-штобы в пос-следующ-ще жш-шизс-сни не мучш-шился? И ты не будеш-шь мучш-шится – предс-ставляю как тебе тяжш-шело пос-стоянно за ним прис-сматривать. Пощ-щему он такой зс-словредный, Эврих-х? Или при рожш-шдении вся мудрос-сть прос-сто дос-сталась тебе? – Дракона неторопливо обвивает хвостом лапы вновь, вполне благожелательно посмотрев на Эвриха, и после приближает морду к Муну чуть ближе. Если использовать человеческие аналоги для выражения на ее морде, то, наверное, вот это легкое подергивание кончиком носа сошло бы за недовольное нахмуривание. Было бы у нее побольше роговых наростов и острых углов, да приподнять верхнюю губу, чтобы обнажились острые зубы – выглядело бы это хищным принюхиванием, но Рассвет, слегка шевелящая аккуратными ноздрями, выглядит скорее забавно.
- Я прекрас-сно ус-слыш-шала твою оговорку. Перес-стань назс-сывать меня ящ-щеритс-сей, это ос-скорбительно зс-свучит из-с твоих-х ус-ст, чщ-щеловек.  Я надеюс-сь ты с-спос-собен вос-спринять прямую прос-сьбу? – Дракона слегка фыркнула на Муна, прежде чем вновь покоситься на Эвриха. – Ес-сли бы люди не лезс-сли к нам с-столь ръяно – драконам бы не было до вас-с дела. Но Цс-серковь пос-ставила с-своей цс-селью геноцс-с-ид моей рас-с-сы и в этом вес-сьма преус-спевает – чш-што жш-ше удивительного в том, что мне интерес-сны новости изс ваш-шего мира? С-самос-стоятельно наведыватьс-ся в больш-шие города личш-шно мне зс-сатруднительно – слиш-шком больш-шой рис-ск. С-среди людей час-сто вс-стречш-шаются те, кто не уважш-шает зс-саконы и можш-шет напас-сть на крас-сивую девуш-шку – в этом ваша рас-са горазс-сно менее разс-вита чш-шем мы, драконы.  Чш-шерное Крыло с-считает, что вы прос-сто не ус-спеваете вырос-сти, и уходите изс жис-сни подрос-стками, но я не разс-сделаю его мнения – наш-ша молодежш-шь ведет с-себя горазс-сдо более уважш-шительно по отнош-шению хотя бы к без-з-защ-щтным с-самкам. И я дажш-ше не добавляю -  с-своего вида, заметтье.

+1

11

-Это кто еще за кем приглядывает?! - тут же возмутился Мун. За свою жизнь он слабо беспокоился, ибо наивно полагал, что сможет выпутаться из любой ситуации. Мания величия, знаете ли. Но пока ему удавалось в основном впутываться, все больше и больше погрязая в паутине неприятностей.
- Вы переоцениваете мои способности, светлейшая. Я всего лишь прочел слишком много книг, и имел глупость поверить в добро. Не лучшее качество для жизни...
Эврих и дальше мог свой пространный и не особо понятный монолог, но Мун решил его прервать.
- Так, а где "Мун очень мудрый, благодаря его опыту мы смогли прожить в столь сложных условиях... Он часто вытаскивал меня из передряг, я ему очень благодарен"?! Эврих, проснись! Меня тут сжечь собираются!
Конечно, скорее всего, дракона шутила, но в любом случае не стоило ее недооценивать... Она так красноречиво облизывалась...
- Я собирался начать тебя расхваливать чуть позднее, в конце монолога, для усиления эффекта,знаешь ли, - возмущенно проорал менестрель. - Кстати я тебя собираюсь сжечь уже лет эдак двадцать, и ничего - ты живешь и здравствуешь до сих пор, - добавил Эврих чуть потише. Брату в ухо. До такой степени тихо, что Муну показалось, что он оглохнет.
- К тому времени как твой монолог бы кончился, от меня не осталось бы и пепла. Ведь я к тому времени от старости бы умер! - копируя манеру брата, проорал в ухо менестреля вор.
- Заткнись!
- Вот, коротко и ясно! Можешь ведь нормально выражаться, когда захочешь...
В ответ Эврих лишь высокомерно промолчал, красноречиво сверля брата взглядом. Мун хотел еще что-то добавить, но тут краем глаза заметил возле себя что-то большое и чешуйчатое. Повернувшись, вор чуть не уткнулся в морду драконы. Подобная близость к "прекрасному" его совсем не радовала.
- Настолько прямую, да, - испуганно произнес Мун. Единственное чего ему хотелось, это чтобы эта "чудесная" морда оказалась как можно дальше.
- Такое уважение к женщинам среди драконов заслуживает всяческого восхищения. Сомневаюсь, что люди смогут достичь того же когда-нибудь. Думаю основная причина истребления людьми наделенных магией существ - страх перед более сильными.
- Может проблема вашей расы именно в уважении? - со "знанием дела" заявил Мун.

+1

12

Дракона еще раз оглядела Муна с головы до ног и обратно, весьма так выразительным взглядом, и только после этого отодвинула морду несколько дальше, вновь усевшись прямо. Пожала плечами, и вот это движение вышло у нее вполне так человеческим - по всей видимости, и обозначает оно тоже, что и у людей.
- Почему ты с-считаеш-шь, что уважш-шение, это проблема? Я бы перефразс-сировала это иначш-ше: отс-сутс-ствие уважш-шения у людей это проблема. И это дос-ставляет значш-шительные неудобс-ства при общ-щении с ними иным рас-сам. - Неторопливо изложила она свой взгляд на поставленный Муном вопрос. Похоже, Рассвет постепенно успокаивается - заметно проявившийся в ее речи шипящий акцент слабеет, оставаясь отчетливым лишь в произношении некоторых, очень уж к этому располагающих, согласных.
- С-спас-сибо, Эврих-х, это приятно с-слыш-шать. - Отдает должное и комментарию со стороны более сдержанного из братьев дракона, после чего безмолвно наблюдает за их перебранкой, сохраняя на морде невозмутимое выражение. Под конец негромко вздыхает, втряхивает крыльями, словно пытаясь отвлечь себя от каких-то мыслей.
- Зс-сабавно наблюдать как вы с-спорите. Вы похожш-ши друг на друга, легко предположш-шить прямое родс-ство по внеш-шности. Я чувс-ствую горечь и зс-савис-сть с-сейчас-с - мне уже не с-сужш-шдено ис-спытать такие жш-ше чувс-ства. Мой младш-ший брат не ус-спел вылупитьс-ся из яйцс-са, и с-скорее вс-сего ужш-ше давно мертв от рук ис-следователей Цс-серкви.
Рассвет слово "исследователей" не говорит - а словно выплевывает, так, как будто это капля магмы, которая жжет ей нёбо изнутри пасти. На миг золотой взгляд драконы вновь вспыхивает пугающим огнем, на сей раз не направленным на самих братьев, и золотистое существо выдыхает в сторону, заставив воду в потоке чуть поступиться своим руслом перед коротким лепестком драконьего пламени.
- Сс-страх перед более с-сильными, да...Поэтому некоторые из молодежш-ши с-стыдятс-ся с-своей второй ипос-стас-си, потому что она с-слиш-шком похожш-ша на людс-скую. Тожш-ше перегибы, и это печально - нельзс-ся с-стыдитс-ся того, что дано от рожш-шдения. А у вас-с ужш-ше ес-сть детеныш-ши?

Отредактировано Астаассия (19 августа, 2011г. 19:07:39)

+1

13

Фраза про уважение слетела с языка Муна совершенно случайно. Поэтому ответа от драконы он совершенно не ожидал и не знал, как на него реагировать. Поэтому он лишь кивнул с умным видом, как бы показывая, что понимает всю важность и глубину проблемы, как будто он понял, что дракона имела в виду.
Обычно переругиваясь друг с другом, они переставали замечать, кого бы то ни было вокруг. К счастью дракона была спокойна и предпочитала не вмешиваться. А то ведь они бы и дракону в свой спор втянули, и неизвестно к чему бы это привело. Братьям было забавно слышать про предполагаемое родство.
- Кхм, предположить действительно легко - мы братья близнецы, - учительским тоном произнес Мун.
Эврих не стал произносить никаких слов сочувствия, когда дракона заговорила о своем брате, ведь они прозвучали бы глупо и никак не помогли бы Рассвет. Мун же никак не прокомментировал ее слова, потому что они пролетели мимо его, так как чужие проблемы его мало интересовали.
Братья синхронно вздрогнули, когда дракона выпустила струю пламени. Зрелище впечатляло. И одновременно пугало. И еще была радость оттого, что пламя было направлено не на них.
Вопрос драконы про детенышей вызвал у близнецов дружный и продолжительный смех.
- Мне пока этого «романтичного юноши» хватает, - силясь перебороть смех, произнес Мун. Причем фраза "романтичный юноша" была произнесена как ругательство, -  Бегает как ошпаренный ночью по лесу в поисках вдохновения, и, что самое страшное, находит его.
-Да, действительно, вдохновения мне теперь надолго хватит. И все мои новые баллады ты услышишь первым, - с пугающей добротой в голосе пообещал Эврих. Не то чтобы Муну не нравились песни брата, просто уж очень он любил его позлить.

0

14

Дракона усмехнулась - ну, во всяком случае, на ее морде это именно так и выглядело. Размотав хвост она встала на все четыре, неторопливо проходясь вдоль береговой линии потока, совмещая это с легкой разминкой крыльев. От братьев она отступила на несколько драконьих шагов, так что обоих рыжих лишь слегка обдувает теплые порывы ветра, когда Рассвет то раскладывает, то складывает первый слой перепонок.
Вот, казалось бы, такая громада мускулов и чешуи, а все-таки, даже если бы дракона не определила себя как самку, об этом можно было бы довольно легко догадаться. Очень уж легкие, летящие у нее очертания силуэта, без следа свойственной более сильным угловатой массивности и резкости. Да и в том, как Рассвет подставляет морду в какой-то момент под солнечные лучи, довольно прижмурив большие карие глаза, есть некое неизбывное женское кокетство - из того, что красивые существа впитывают в себя с первой серией родительских умиленных вздохов.
- Ночью в лес-су зс-са вдохновением бегать? Эврих-х, твой брат не зс-сря бес-спокоитс-ся - обычно ночью в лес-су горазс-сдо выш-ше ш-шансы найти дерево. Лбом! Хотя некоторые люди пос-сле этого видят не только вдохновение, но и  озс-сарения - наверное от с-сыплющ-щихс-ся изс-с глазс-с ис-скр!
Похоже, Муну впервые удалось сказать нечто такое, что доставило золотисто-бежевой драконе действительно позитивные эмоции - во всяком случае, своей немудреной шутке в ответ Рассвет повеселилась. Короткий, довольно негромкий, смешок драконы был, тем не менее, на удивление мелодичным для существа с ее строением пасти - не смотря на то, что в нем смешивались протяжные шипящие, прозвучал он приятно для слуха.
- Вы ещ-ще и маги, ес-сли я верно вас-с поняла. - Задумчиво отметила следом Рассвет, гибко изворачиваясь, и укладывая петлю на свои же следы. - Чш-шалодеев тожш-ше не любит Цс-серковь. Помни об этом, если будеш-шь пис-сать наш-шей вс-стрече балладу, Эврих-х - ты не дракон, и улететь от жш-шелающ-щих уточнить детали, опис-сываемые в проис-сведении тебе будет зс-сатруднительно. Вс-скорос-сти я вас-с ос-ставлю - мне не с-следует зс-сдержш-шиватьс-ся, иначш-ше меня будут ис-скать. Так что ес-сли вы хотите что-нибудь с-спросить у меня напос-следок, Эврих-х и Мун, с-сейчас-с с-самое время.

0

15

Дракона встала и начала прохаживаться вдоль берега, демонстрируя братьям всю свою природную грацию и красоту. Эврих недоумевал как такое огромное и несомненно сильное существо, может казаться настолько легким и невесомым. Складывалось впечатление что дракона плыла по воздуху.( Видимо у Эврих разыгралось воображение).
Солнечные лучи танцевали на гладкой чешуе, превращая Рассвет в живую,созданную богами, драгоценность.
Эврих удивился, что он начинает сравнивать дракону  с драгоценностью, ведь такой ход мыслей свойственен его брату. Мун в свою очередь начал непроизвольно восхищаться "ящерицей". Ох уж это треклятое единство душ!
Лицо менестреля приобрело слегка красноватый оттенок - шутка драконы его пристыдила. Вор криво ухмыльнулся, отметив про себя, что ящерица не лишена чувства юмора. Но как обычно, Муну было сложно удержать мысли в голове, и поэтому вскоре выяснилось, что отметил он это вслух. Вор прикусил свой длинный язык, но слишком поздно. А ведь его просили, настоятельно, прямо-таки клыками в лоб просили не называть дракона ящерицей.
Не успел Эврих раскрыть рот для своего последнего вопроса, как его схватили за шиворот и потащили к лесу со словами " Вот, драконе уже пора бы лететь, она занята, поэтому нам тоже пора идти в ближайшую деревеньку, ведь твой "обожаемый" братец не спал двое суток".
- Прощайте, светлейшая, - единственное, что успел сказать драконе менестрель.
- Пока, ящерица, - добавил от себя Мун, уповая на то, что у драконы нет времени за ним гоняться.
Уже откуда то из-за кустов послышались возмущенные вопли Эвриха: Идиот! Приличные люди так с дамами не прощаются! Ты решил окончательно испортить о нас впечатление?!
-Угу, - безразличн ответил вор, продолжая двигаться  в том же направлении.
Эврих ничуть не возражал против того чтобы его тащили и изо всех сил старался сдерживать смех. Ядовитое замечание:" А деревня вообще то в другоой стороне" Мун услышал только после того как прошел приличное расстояние.
- Ну и об какое дерево мне твоей головой постучать?.., - яростно поинтересовался вор.
Дальше Эврих шел самостоятельно...

+2


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 1.10. "Плавали, летали, знаем"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC