Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 16.10. Долгий путь в Раххиссар


16.10. Долгий путь в Раххиссар

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Азнавур инс Инис, Мистелия Виспинглиф, Аффларе вис Инис, Узгаш иль Лорак, мастерские персонажи.
Место и время: Грозные горы, Раххиссар.
Событие: тешшард Азнавур плутает в туннелях Грозных гор, безуспешно пытаясь найти выход, однако неожиданно на мужчину натыкается отряд раххиссарских рейнджеров, которых сопровождает в качестве лекаря Мистелия. Тёмного ильфа решают вести в Раххиссар.

0

2

Сколько прошло времени, с тех пор как он вошел в эти пещеры, добровольно отказавшись от Неба и всех его красот, тешшард не знал. Что-то внутри, какая-то несомненно мудрая часть его организма, подсказывало - не более трех-четырех дней - но разуму казалось, минула вечность. Словно сама Великая Мать, а вместе с ней и время, возненавидели Азнавура, отсчитывая где-то в вышине минуты с бесконечной медлительностью. И, стиснув зубы, оставалось только изо всех сил бороться с подступающими к горлу слезами и упрямо идти вперед, не допуская и мысли о том, чтобы отступить или сдаться. “Ларена… Ларена… - думать о пройденном и о том, что еще предстояло пройти, было нельзя, а потому, с каждым шагом, с каждым вдохом он думал о сестре, мысленно стараясь коснуться той, которая сейчас была единственным смыслом: Сестра… Ларена, пожалуйста… укажи путь.”
Какого лешака он вообще делает здесь, ошибкой было без проводника идти в пещеры, хоть ко входу и вели свежие следы. Или нет? Или вернуться стоило, когда, потеряв счет бесчисленным, Аз понял, что пещеры глубже и запутаннее, нежели он предполагал в начале? Да какая теперь то разница… всегда можно было пойти обратно, следя за тем, чтобы правая рука постоянно касалась стены, но странная смесь упрямства и глупости заставляла идти вперед, “а вдруг”?! Действительно, был же у этих пещер выход, следы об этом говорили ясно – сперва выходили, потом зашли – а раз так, то он, рано или поздно, снова увидит свет, обойдя проходы правилом “левой руки”. “Ларена… Ларена… – возможно глупо, возможно неверно, но сестра с ним нянчилась, пока Азнавур был маленьким. Сестра, а не боги: Сестра… Ларена, пожалуйста… укажи путь.”
Глаза уже давно привыкли к темноте, украденный в столичной таверне конь уже устал бояться, с печальной покорностью следуя за тешши… а туннели все не кончались. Зачем ильф потащил животину с собой? Тому было много причин: прежде всего, далеко не все имели обыкновение смотреть под ноги и, не приметив следы, вполне могли заметить коня у пещер, а это уже не к добру; о коня можно было греться, конь мог подвезти, хоть и не особо тяжелый, но порядком поднадоевший заплечный мешок; на крайний случай, конь – это еда… ну, и вряд ли кто поспорит, что вдвоем веселее.

Отредактировано Азнавур инс Инис (18 августа, 2011г. 01:45:52)

+2

3

Больше половины своей жизни Мистелия прожила среди раххисов, и, даже, стала потихоньку забывать, что она ильф. Да и какая разница, к какому виду ты относишься, если ты ешь их пищу, лечишь их раненых, рискуешь жизнью ради их народа. Нет, ради своего народа. Одна из прямых обязанностей целителя – это сопровождать отряд раххисских рейнджеров во время их патрулей или вылазок. Поэтому именно сейчас она шла по темным, бесконечным коридорам пещерного лабиринта, что надежно охраняет вход в Раххисар. Шла не одна, а с пятью доблестными рахисами. Если честно, то девушка была полностью расслаблена: во-первых, каждый из маленького отряда прекрасно знал каждый тоннель и мог найти путь, даже с закрытыми глазами. Во-вторых, шли они практически бесшумно, а все незваные гости, будь то разумное существо или зверь, обычно создают крайне много шума и их слышно еще за много поворотов коридора. В-третьих, вот этих самых незваных гостей вообще не часто заносит вглубь лабиринта, максимум со стороны внешних входов. Поплутают там немного и скорее назад, к солнцу, теплу и свежему воздуху. Да и, в конце концов, у них есть с собой небольшие волшебные светильники, их всегда можно достать и все детально рассмотреть.
Небольшой отряд шел, молча, хоть и опасностей не предвиделось, но правила и дисциплину нарушать никто не пытался. Сколько прошло времени с начала патрулирования, сказать было сложно, ведь в пещерах время течет по-другому, субъективно, разумеется. Внезапно стал слышен цокот копыт по каменному полу, все замерли и прислушались. Конь был явно в количестве одной штуки, но вот были ли рядом с ним люди, пока определить было сложно. Рамус иль Унгар - раххис, командующий рейнджерами, шепотом распорядился:
-Встретим чужака на «круге».
Что означали его указания, было известно всем. Большинство коридоров вели к круглой пещере, именуемой круг, так сказать основное место встречи незваных гостей.
Для раххисов не составило особого труда по боковым ответвлениям добраться до круга, перекрыв собой выходы и тихонько ждать, пока гость выйдет на центр. Цокот раздавался все ближе и ближе, теперь даже можно было различить и человеческие шаги рядом. Судя по звукам, человек дошел до примерного центра залы и замер, видимо растерялся, куда же ему идти.
-Путник, разве тебя не предупреждали, что опасно идти в пещеры без проводника? Назови себя. – В голосе Рамуса не было угрозы или агрессии, он прекрасно понимал не просто превосходство своего положения, но и то, что от хорошей жизни в горы не идут

0

4

Опасность. Это чувство пришло неожиданно, поразив своей ясностью и неприятной навязчивостью, так отчетливо и явно, на фоне тошнотворного безразличия прошедших дней, что сбился шаг от физически ощутимого спазма. Сердце, без промедления, отозвалось в висках неповоротливо-тяжелым стуком, своей поспешностью подступая к горлу противными позывами – отвык. Отвык и устал.
Наверное, именно эти “отвык и устал” не позволили теперь Азнавуру остановиться и разрешить себе несколько минут покоя и отдыха. Но, вместе с тем, было необходимо встряхнуться, по возможности двигаясь в том же ритме и теми же равнодушно-усталыми оттенками далеко идущего эха. Чем бы ни обернулась при встрече эта абстрактная опасность, зверем ли, двуногими ли, чем-то еще более грозным и непознаваемым, воин должен действовать с чистым разумом и духом – так учили Аза: “Сердце – клинок тешшарда” – а его мутит, кутая волнами дурмана…
И все таки, зверь или… нет? Бой или… бой? Лешак знает, кто может обитать в этих пещерах и чем питается. И порох нельзя использовать. И с магией нельзя переборщить – уж очень не хотелось остаться погребенным под бездушными камнями, в равнодушно-угрюмой темноте тоннелей. Нет, с двуногими драться не стоит, по крайней мере, нападать первым – упаси Великая Мать, что-то пойдет не так, как ожидалось, - и скитаться по пещерам, пока усталость и отчаяние не возьмут верх, оставляя лишь один выход. Но ведь…
Мысли торопились, перебивая и толкаясь, словно голодные птицы спешили на скудный пир, отгоняя других в страхе не успеть. “Не держись за прошлое, не стремись в будущее, а то потеряешь настоящее,” – воспоминания, расправившим крылья хищником, спустившимся в суетливую толпу, отогнали прочь все лишнее, оставив после себя оглушительную тишину. Что ж, хорошее время действовать: правой рукой провести по шершаво-острой стене, тревожа свежую рану, левой – на круп лошади, слегка подталкивая вперед себя и, прикрыв глаза, медленно выдохнуть из себя все лишнее, и…
Аз замер, не доходя до центра круглой комнаты, лишь рукой чуть проводил вперед жеребицу (Наави, как он окрестил ее), которая, по задумке, либо примет на себя первый удар, либо закроет тешши от тех, кто ждет слева. Раздавшийся голос помог окончательно сосредоточиться на настоящем, на “здесь” и “сейчас”, и на собственных ощущениях. Раххисарский диалект говорившего вселял надежду, но холодный разум, тоненькими ниточками магии осторожно потянувшийся вперед, отрезвлял: их было пятеро – не обычно для патруля или разведывательного дозора.
- Кай Крюгер, - тихо начал Аз, не имея желания представляться первому встречному, - доверенное лицо Старшего Инквизитора Тайной Канцелярии. На колени, псы…
Конец речи больше напоминал рык, нежели оправдание и ответ на вопрос. Что ж, не зря он предпочитал драться в стиле огня, раз даже сейчас нападает. Дабы чуть смягчить акценты, тешшард пониже натянул капюшон и едва слышно добавил
- Можете таки не вставать.

+2

5

Ответ незнакомца всех поразил. Ненавистный инквизитор, да еще и посмел сунуться в пещеры в одиночку. В воздухе буквально повисло напряжение. Но все ждали распоряжения Рамуса иль Унгара, но тот громко рассмеялся:
- Я вот даже не знаю, что с тобой делать, путник. То ли убить сразу, как подобает поступать с каждым инквизиторским псом, либо дать тебе еще поплутать по лабиринту, чтобы ты подох от голода, жажды, холода или безумия.
Несмотря на непроглядную черноту, Мистелия была уверена, что все улыбнулись ответу командира. Но только не она, ей претили убийства, даже людей. Ну не правильно это, отнимать жизнь. Да еще и когда их пятеро, а он один. К тому же, у нее вызвал сомнение ответ незнакомца, никогда она не видела церковников, блуждающих в одиночку. Может он пытался прикрыться именем церкви, чтобы спастись?
Но, она знала, что сейчас будет. Под ноги путнику бросят небольшие металлические «ежики», очень острые и отравленные. Один шаг и все, менее минуты и тело будет парализовано. Он упадет и, скорее всего, еще больше поранится об шипы. Их кидают довольно много, так что даже если враг телепат – перепрыгнуть их он не сможет. Одновременно, с разных сторон бросят бола, они либо обездвижат противника, либо заставят сделать шаг, опять же, на шипы. И это не говоря о метательных ножах, мечах, магии  и численном превосходстве и поддержки целителя. Мужчина обречен.
-Постойте! – громко начала она, разумеется, девушка понимала, что Рамус будет ой как зол на нее, но она дважды спасала жизнь ему и один раз его сыну, так что долго злиться он не будет.
-Путник, может, ты желаешь сдаться? Сложи оружие, и тебе сохранят жизнь. – Это была первая и последняя попытка спасти его жизнь, остальное его выбор.

Отредактировано Мистелия (20 августа, 2011г. 20:16:31)

0

6

Ярость. Это пламя горело в душе, не сравнимое даже с огнем Девяти Адов, разгораясь все ярче с каждым новым словом. Они посмели назвать его псом, они, довольные собой, смеялись над ним, воином тешши – о, Великая Мать, как отчаянно в эту минуту Азу хотелось забрать их воду, беспощадной песчаной бурей отняв никчемные жизни. Одного за одним, ориентируясь по звукам и запахам, доверившись интуиции и магии, вселяя страх в их сердца и обиженное непонимание в умы, вернуть каждого из них во чрево Триединой. И только Богиня знала, каких сил Азнавуру стоило сдержаться и промолчать. Ходящие, отголосками внутреннего пламени, скулы, побледневшие, напряжением и борьбой костяшки пальцев - темнота и одежда скрыли все “сказанное”, оставив говорившим лишь тишину. И точно так же, молча, не произнеся ни слова, тешши отстегнул от пояса ножны с мечом и протянул на голос. Рукоятью оружия к себе.

Отредактировано Азнавур инс Инис (22 августа, 2011г. 13:28:36)

0

7

После ее слов снова стало тихо, лишь лошадь беспокойно перебирала копытами и била себя хвостом. Было не понятно, что же решил незнакомец. Но звук отстегиваемого ремня ответил на все вопросы. Он сдавался. Девушка облегченно вздохнула.
-Правильное решение. – Почти шепотом сказала она и, пойдя на звук, почти сразу нашла рукой протянутый меч. Кто-то из воинов достал светильники, свет был крайне тусклый, но разглядеть пленника было можно. Первое, на что обратило внимание девушка – цвет его глаз, у людей такого не бывает – желтый. А, на сколько можно было разглядеть цвет кожи, перед ней был тешшард.
-Как тешшарду, наткнувшемуся на раххисский патруль, пришло в голову назваться церковником? – Ее очень интересовал этот вопрос. Правда, было опасно вот так близко стоять к этому мужчине, пусть даже и держа его меч в своей руке. Но, если он тешшард, то должен уважать женщин, к тому же, ничего плохого она ему не делала. Привычно полузакрыв глаза, она вытянутой рукой с раскрытой ладонью провела по очертаниям его тела, но не касаясь. Гематомы, ссадины, ушибы общее переутомление, недоедание, обезвоживание (хотя пустынники его переносят проще) – жить будет, но нужен отдых, - подытожила она вслух.
Рамус иль Унгар, успевший уже оказаться рядом, смерил ильфу убийственным взглядом, ей предстояло выслушать длинную лекцию по поводу дисциплины.
-Что ж парень, не собираюсь я разбираться тут, кто ты и зачем забрался в пещеры. В Раххиссаре разберутся. Надеюсь, ты не против пары веревок? – в ту же секунду, когда он договаривал про веревки, раххис быстро ударил ребром ладони со спины в основание шеи и подхватил оседающее тело чужестранца. Положить тело на лошадь, хорошенько связать, обыскать на предмет не сданного оружия, засунуть кляп в рот и повесить на шею ирифритовый кулон – не составило труда. После чего небольшой отряд двинулся в обратный путь.
Город встретил их лучами заходящего солнца, а по сравнению с холодом пещер – даже жарой. Жители с любопытством рассматривали пленника, но без агрессии или лишних вопросов. Пленного тешшарда доставили в тюрьму: разбираться что с ним делать дальше – не их задача

0

8

О новых пленниках Лорду Узгашу всегда докладывали в первую очередь, но не на всех он являлся смотреть самолично – чаще всего с чужаками разбирались без присутствия Владыки. Однако рассказ стражника, встретившего отряд рейнджеров на въезде в город, раххиса впечатлил: заблудившийся в горных туннелях тешшард прикинулся инквизитором и попытался обмануть разведчиков. Нужно быть очень смелым… или очень глупым, чтобы так поступить.
Иль Лорак оставил все дела, с которыми ещё не успел покончить под вечер, сгрёб с рабочего стола бумаги, затолкал в шкаф, попрощался со своим секретарём и направился прямиком в городскую тюрьму, куда, по словам стража, доставили тёмного ильфа. Высокому Лорду слабо верилось в то, что незнакомец – шпион Империи. Тешшарды, как, впрочем, и раххисы, в Ивеллоне вне закона, и темнокожих давних считают едва ли не опаснее магов крови.
Темнело. Узгаш плотнее закутался в плащ – всё же суровое раххиссарское лето не часто радовало тёплыми вечерами. Но путь Лорда оказался не настолько долгим, чтобы замерзнуть: тюрьма являлась пристройкой к зданию Совета Чародеев, которое находилось в самом центре города, прямиком на главной площади. По правде говоря, темница не производила того гнетущего и неприятного впечатления, какое должна была, да и не стремились к этому раххисы, её строившие.
У входа Владыку приветствовали стражи, пропустили мужчину внутрь и показали комнату, где пленника-тешшарда держали. «Допросная» куда больше походила на кабинет, нежели на камеру: широкий деревянный стол, книжный шкаф, стулья и скамья для узника. Навстречу вошедшему Лорду поспешил предводитель отряда рейнджеров – Рамус иль Унгар, остальные же почтительно поклонились.
– Мы встретили его на «круге», Владыка, – сообщил мужчина. – Он назвался инквизитором Тайной Канцелярии, но, ясное дело, его трюк не удался, – раххис деловито хмыкнул. – Что он тут делает, не сказал.
Узгаш кивнул:
– Вы правильно поступили, что не убили его на месте. Наверное, это заслуга нашей целительницы? Я же знаю тебя, Рамус, ты бы не стал долго раздумывать, встреться тебе церковник, –  с этими словами Лорд улыбнулся Мистелии – ильфийской чародейке, сопровождавшей отряд. Она жила в Раххиссаре уже довольно долго и успела зарекомендовать себя как способного мага школы восстановления, а, возможно, даже метила в Совет.
Командир нахмурился, но ничего не ответил: храмовники и впрямь вызывали в нём единственное чувство – убивать.
– Спроси у неё сам, Узгаш, – сказал Рамус. – Это она с ним разговаривала.
Лорд приблизился к беловолосому пленнику:
– Что же тешшарду могло понадобиться в затерянном городе, – пробормотал иль Лорак и повернулся к ильфу: – Назови себя. Ты искал Раххиссар, это точно. Зачем же?

+3

9

Пленник не желал разговаривать. Он вообще, казалось, ничего не желал, молча глядя перед собой равнодушно-отсутствующим взглядом и позабыв о надобности хоть изредка моргать и шевелиться. Не помогали даже заботливо-осторожные тычки древком копья и любезные оклики “эй ты, живой?”.
Как же Азнавуру хотелось им ответить, презрительно-тихо бросив в лицо “Пусть ваши клинки разлетится вдребезги” или “я заберу вашу воду”, а после напасть. Что здесь, что в пещерах, он бы победил, пусть не без ранений, но победил, в этом Аз не сомневался – эти солдаты явно были не готовы к такому повороту событий, и потому замешательство и паника помешали бы им ответить своевременно и жестко. Свою роль сыграли бы длинные мечи и копья, неудобные для тесных помещений и близкого боя, он победил бы – а что дальше? Именно это останавливало, заставляя сдерживать рвущийся на волю огонь изнутри и, снова и снова, оценивать возможности и искать варианты. Он должен был отыскать Раххиссар, он должен был найти Ларену…
Раздавшиеся за дверью шаги отвлекли Азнавура от мыслей, заставив сосредоточиться только на звуках: шаги, отпираемые двери, снова шаги. С каждым ударом сердца увиденное становилось яснее, так яснее становится написанное, если вчитываться снова и снова. Торопливые, устремленные шаги, странная возня, открываемые двери, снова шаги – еще раз? Торопливо-устремленные шаги того, кто привык командовать и принимать решения; вот он  остановился, видимо кивнув стражам, а те, в свою очередь, “чиркнув” пятками вытянулись болванчиками или же отдали честь; и снова шаги, в сопровождении охраны.
Когда пришедший вошел в камеру, звуки и шорохи неприятно-громко резали слух, дополняемые противным зудом в ушах, но Аз переселил себя, оставшись равнодушно-неподвижным.
- Еще как удался, раз я сижу здесь, - тихо и медленно ответил Аз на старом илли, как только к нему обратились, - надо быть полным Виктором, чтобы убить, не допросив, доверенное лицо Верховного Инквизитора. Хотя тут, видимо, не принято утруждать палачей, полагаясь на сообразительность дозорных. Им должно быть стыдно, что их вода не была пролита на камни только благодаря женщине.
Аз замолчал, раздумывая над вопросом, но более ничего не добавил к сказанному, только поднял глаза на того, кого называли Владыкой, оторвавшись от созерцания пола. Момент истины настал, в Раххиссаре наверняка хоть кто-то знает старый илли, и, тогда, ответом на его вопрос станет “да”.

+1

10

Рамус рванулся к пленнику, оттеснив Лорда, и со всей силы ударил тешшарда по правой скуле, да так, что голова мужчины метнулась в сторону.
– Не уходи от ответа, когда тебя спрашивает Владыка! – рявкнул раххис, которому явно пришлись не по душе речи заключенного, и занёс руку для второго удара, но Узгаш почти нежно перехватил Рамуса за запястье, вкрадчиво заглянул тому в глаза, и иль Угнар подчинился, отступил, виновато понурившись. Иль Лорак не понял, почему разведчик ни с того ни с сего так разозлился на темного ильфа. Быть может, потому что он назвался инквизитором? Но в любом случае, так разговаривать с представителем братского народа не дело.
Высокий Лорд хорошо понимал слова заключённого – на старом илли так или иначе умели разговаривать все раххисы, хоть и предпочитали древнему языку более лаконичный и простой ивеллонский.
– У нас не принято убивать пленников и заключённых, – вкрадчиво и тихо произнёс на понятном пленнику наречии иль Лорак, обращаясь будто бы не к темному ильфу, а к самому себе и, незаметно для остальных сжав руки в кулаки, чтобы вызванное вспышкой ярости пламя не рванулось наружу, добавил: – В отличие от Империи…
То, что в ивеллонских тюрьмах раххисов и тешшардов убивают без суда и следствия, давно всем известно. Бежать от инквизиторов удавалось единицам, добраться до дома – никому.
– Судя по твоему виду, твой путь был долог. И мы не собираемся подвергать тебя пыткам. В Раххиссаре тешшарды в безопасности, – Лорд развернул руки ладонями вверх, что символизировало доверие, а потом вновь повернулся к Рамусу: – Нам нужен кто-то из его народа. Послы происходят из многих кланов, возможно, они, – Узгаш указал на пленника, – смогут опознать этого человека. Приведи, пожалуйста, леди Ларену.

***
Аффларе разведчик нашёл в посольском доме. Она, кажется, уже оправилась от вчерашнего происшествия в раххиссарской гробнице и выглядела бодрой. Раххис вошел в просторную и светлую комнату, где жила ильфийка, поклонился и сообщил чародейке, что в тюрьме её ожидает Высокий Лорд.

+1

11

"Высокий Лорд ожидает вас в тюрьме. Как звучит-то!"
Примерно так отреагировала Аффларе на доклад разведчика. Она легко поднялась с кресла, набросила на плечи плащ и отправилась на зов. Совершенно без задней мысли, стоит заметить.
Что могло понадобиться Узгашу от неё в тюрьме? Не иначе как или помощь в допросе (а этим в Раххиссаре как-то не страдали - допросами, в смысле) по части магии, причем не воздуха, так как своего такого добра хватало, или в качестве советника по какому-то заключенному.
"Неужели они поймали кого-то из наших?"
Это казалось маловероятным, хоть и всё объясняло. Кому, в конце концов, не говорить с тешардом как ни послу тешардов, когда дело происходит в Раххиссаре?

Тем временем, они добрались до тюрьмы. Легко сбежав по ступенькам вниз, Аффларе сама открыла дверь и вошла в допросную.
- Высокий Лорд?.. - и приветствием и вопросом начала она. Затем взгляд обежал присутствующих... доли секунды, а мир замер. Невольно, Аффларе подалась вперед - бездумно, порывом. И замерла. Впившись взглядом в задержанного. Что с ним сделали?
"Кто с ним это сотворил?!"
На секунду она отводит взгляд, уже полным гнева смотрит на развечиков. И вновь сотрит на тешшарда. Наконец, произносит:
- Кто допрашивал его?
"Ему придется заплатить за каждый синяк."

+3

12

Увесистый удар лишь заставил усмехнуться, этому Рамусу еще учиться и учиться, чтобы он мог одним ударом доставлять столько «ярких» впечатлений, как то делал Виктор. При воспоминании этого имени захотелось сплюнуть на пол, или это просто кровь пошла…
Аз задумался, слова того, кто назывался Владыкой, успокаивали и вселяли надежду, что он добрался до Раххиссара. Но пережитые невзгоды лишь усилили природную осторожность, тешшард не стремился раскрывать себя. Повисла пауза. Как не крути, везде ему виделась опасность. Раскрыть себя – опасно. Молчать, испытывая терпение «хозяев» - тоже.
Аз облизнул сухие губы и поднял свои желтые глаза на собеседника, пытаясь увидеть в нем скрытую суть. Губы непослушно стали складывать слова:
-Се-стру… искал.
Казалось, на этом емком аргументе фонтан общительности иссяк окончательно. Азу хотелось дождаться того посла, за которым Владыка (пусть пока так величается)  отправил Рамуса. Насколько бы не был тонким слух у воина, но полностью разобрать имя ему не удалось. Но сознание заманчиво отобразило «Ларена».
Наконец-то дверь открылась и внутрь уверенной поступью вошла женщина. Их глаза встретились. Аз скупо улыбнулся, Аффларе нахмурилась. По ее лицу было видно, что надвигается буря, которая затронет всех. Может даже и тех стражей за дверью, хотя они уж точно «не слухом, не духом»
- Все никак не можешь привыкнуть, что мои синяки уже не повод тебе восстанавливать справедливость? – Попытался успокоить, подразнив, сестру Аз. Они оба должны помнить, как будучи старшей она вступалась за брата: да пребудет благословение Богини с тобой и твоими близкими, Аффларе из клана Золотого Песка

+4


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 16.10. Долгий путь в Раххиссар


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC