Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 16.10. Капкан инквизиции


16.10. Капкан инквизиции

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Иса Сторвинд, Лоран, Эврих и Мун Ллетри, Эрик Аллет, Ариллон Тиариан.
Время и место: вечер, бордель "Северная роза".

У инквизитора Исы готово всё, чтобы устроить облаву на Сопротивление.

0

2

Стоял тихий вечер, огромное оранжевое солнце лениво клонилось к горизонту. Горожане, завершая свои дневные хлопоты, шли по домам. Одна за другой закрывались витрины лавок, уличные торговцы складывали свой товар обратно в повозки, готовясь оберегать свое сокровище от ночных воров. Цикады надрывно стрекотали, наслаждаясь лучами уходящего солнца, пытаясь вдоволь наговориться. Так было каждый вечер, но никто не выражал несогласия с заведенным ритмом жизни или ходом великого светила. Но идиллия привычной последовательности была грубо нарушена громом от ударов копыт элитного конного отряда Церкви Единого, на штандартах воинов «горело» собственное солнце, не собиравшееся скрываться за горизонтом и давать тьме окутать этот мир. Мерным бегом, за конницей следовала пехота, вооруженная в основном ружьями. Если и есть на окраинах Ивеллона маги, искренне полагающее, что Церковь им не страшна, то окажись таковые в числе прохожих зевак, они бы быстро пересмотрели свои взгляды. Но, довольно отстраненных восхвалений сил Единого, достаточно лишь упомянуть, что «парадом» командовала леди Иса Сторвинд, а это уже о многом говорит.
Всё было готово, церковники были разделены на три ударные группы. «Ледышка» лично командовала теми, кто будет «осматривать» бордель. Не Лорана же туда посылать, хотя надежды, что именно здесь обосновалось Сопротивление, было крайне мало. Здание было окружено с невероятной скоростью, двери выбиты ручными таранами. Солдатам был дан четкий и простой приказ: в оплоте греха, порока и похоти никого не жалеть. Если человек сдается – оглушить, если сопротивляется, неважно кто, мужчина или женщина, стрелять без разбора. Магов стараться лишь ранить и обезвредить ирифритом. Шум выстрелов, крики, звуки чего-то ломающегося, дым от пороха, среди всего этого ужаса, Сторвинд лишь немного корректировала людей, выкрикивая приказы.
-На лестницу! Посмотреть в чуланах! Со мной вниз!
На пути Исы оказалась какая-то полураздетая девушка, бежавшая в тщетной попытке спастись, со слезами на глазах она смотрела на Ледышку и что-то шептала. Инквизитор лишь достала свой меч и очистила себе дорогу и пошла дальше, перешагнув через окровавленное тело. Внезапно кто-то крикнул: Тут маг!

0

3

Ворвавшиеся люди переполошили клиентов, распугали по углам девочек, зажали в угол мадам Розу – управительницу публичного дома. Женщина решительно ничего не знала о том, что в подвале борделя прячется подпольная магическая организация, – её, как и всех прочих здесь, заморочили волшебники. Повсюду кровь, крики, дым. Лоран потерял из вида Ису и в панике метался от одного распростертого тела – просто бессознательного или уже мёртвого – к другому. Люди Ледышки советовали юноше не путаться под ногами, но помощник инквизитора не слушал, желая как можно лучше послужить своей госпоже. Лоран наклонился над убитой девушкой, что лежала посреди коридора за большим залом, прошептал едва слышно: «Да примет Единый твою душу». Закрыл куртизанке остекленевшие глаза и, разглядев наконец среди столпотворения баронессу Сторвинд, метнулся за ней, на чужой крик «Тут маг!»
Человек в темном плаще с капюшоном жался к стене у задней двери, инквизитор в начищенной до блеска кирасе с символом красного солнца на груди приставил к горлу незнакомца меч. Мужчина кивнул подошедшей Исе, но секунда промедления – и маг уже лежит на полу, хрипя и царапая половицы скрюченными пальцами.
– Он мёртв, леди, – инквизитор присел, приложил два пальца к шее волшебника, потом с усилием разжал челюсти мертвеца. – Он принял яд, раскусил ягоду какого-то растения. Похоже, у них тут всё неплохо продумано.

***
Эрик услышал голоса – сначала резкие и командные, а потом отчаянные вопли – резко вскочил из-за рабочего стола и понёсся к выходу из подвала, где пряталось сопротивление. К появлению мага люк уже успели запечатать, а испуганные волшебники, которые в этот час оказались здесь, столпились у лестницы. Аллет, который оказался самым старшим «по званию» в этой до дрожи напуганной компании, пытался успокоить собравшихся, но поддавшиеся панике люди и нелюди не хотели ничего слушать. Волшебник обвёл взглядом толпу, приметив рыжую башку одного из спасенных прошлым вечером братьев. Эрик, расталкивая локтями, пробрался к менестрелю и, ухватив парня за предплечье, резко спросил:
– Где твой брат? Он не выходил наружу?

0

4

Эврих не знал что послужило причиной всеобщей суматохи, но на всякий случай запаниковал вместе со всеми. Парень непроизвольно вздрогнул когда, его вдруг схватили за предплечье, но увидев знакомое лицо слегка успокоился.
- Муну стало нехорошо, и он эмм... вышел подышать свежим воздухом.
"Неужели довел мужика все-таки"- не без гордости подумал Эврих, хотя атмосфера в комнате к веселью не располагала.
- А что собственно случилось? - менестрель почувствовал себя полным идиотом, он смутно догадывался - не без основания. Но верить в пришествие инквизиции по грешные души присутствующих отчаянно не хотелось.
Да, Муну стало "нехорошо", да ещё как "нехорошо", он освобождал, точнее желудок сам освобождался от дешевого вина, стащенного недавно из борделя. И происходило сие действо в близлежащих кустах.
Дела магического сопротивления Муна нисколько не волновали, поэтому парень развлекался как умел, в то время как братец приставал ко всем членам организации по очереди с "гениальными" планами спасения мира от зверств церкви.
Выползая из кустов, вор услышал топот копыт и решил пока не покидать свое пристанище. Мун нутром почуял что-то неладное. Его предчувствия оправдались, когда инквизиторы принялись выбивать двери ветхого здания коем являлся бордель таранами, вор еще удивился как это "сарай" не сложился карточным домиком. Вдруг его замутненный мозг посетила мысль, что в подвале борделя находится Эврих, как никак кровный родственник.
Мун понимал что ничем не сможет помочь, поэтому тихо сидел в кустах, наблюдая за развитием событий,  благо кусты инквизиторы решили не таранить. Вору оставалось только надеется, что брата убьют не сразу.

0

5

Баронесса Сторвинд с холодным призрением смотрела на тело мага, лежащее у нее ног. Именно там им и место. Но время терять она не хотела, хотя и была уверена, что скрыться им не удастся.
- За мной, - скомандовала она.
Не очищенным оставался лишь один проход, ведущий в подвал. Инквизитор не сомневалась, что именно там ее цель, но бесславно гибнуть на ловушках магов, ей тоже не хотелось. Все будет как всегда при таких штурмах: До основного входа будут идти по-очереди люди, просто обвешанные ирифритом, блокирующим магию. Если в проходе есть ловушки или щиты, а они там есть, то все это разряжается на человека, но тот остается жив, поскольку минерал значительно ослабляет магию. Будут ожоги, небольшие травмы, может даже лишиться конечностей, но будет жив. Неблагодарная роль, но все во имя Единого. Прочитав молитву Единому,  первый из «камикадзе» собрался было уже идти, но, Иса его остановила жестом.
- Притащите сюда несколько шлюх.
На лицах некоторых храмовников появилось удивление, но приказ был исполнен быстро, и, спустя несколько минут, три девушки, плача и что-то крича, брыкались в руках стражи. Впрочем тщетно, рыцари веры были глухи к их слезам. Инквизитор приставила меч к горлу самой шумной особы и жестом указала на дверь в конце прохода:
- Пошла, открой дверь.
Коридор смотрелся вполне обычным, к тому же, в этом здании новоявленный «первопроходец» проводила почти все свое время, и не помнила, чтобы тут что-то случалось, поэтому без возражений пошла вперед. Раздался хлопок с непонятным шипением, вспышка синего света, и девушка, с жуткими криками, упала на пол. От вида ее тела, точнее того что осталось, отвели глаза даже виды видавшие вояки, и даже Иса, которая «допрашивала» многих людей, впрочем, ненадолго.
- Одна разряжена. Следующая.
Но, разумеется, «следующая» добровольно идти отказалась, поэтому стражнику пришлось ее просто проталкивать, швыряя вперед, пока девушку не постигла та же участь. Оценив пройденное расстояние и сколько еще осталось, баронесса велела привести еще девок. На этот раз ее приказ удивление не вызвал, а лишь одобрение и энтузиазм. В глазах тех, вместо кого легли эти девушки, устами Исы говорил сам Единый. Может, вам и покажется такой метод обезвреживания ловушек жестоким, но что лучше – потерять своих людей или жизни грешниц, коим место на костре? Ответ очевиден. Время шло, мертвых тел становилось все больше, ловушек все меньше, пока, наконец, не осталась лишь одинокая дверь в конце коридора. Леди Сторвинд посмотрела на оставшихся куртизанок, в глазах каждой была мольба выбрать не ее, а другую, но одна девушка смотрела с каким-то вызовом, и, когда кончик меча инквизитора, молчаливым приговором, указал именно на бунтарку, та не выдержала:
- Вы все равно все сдохните, Эрик великий маг, он отомстит…
- О, как, - Ису откровенно рассмешила такая наивность, - ну давай посмотрим, откроет ли он тебе дверь, спасет ли, или же ты для него не более ценна, чем для нас.
После этих слов куртизанку толкнули в коридор, впрочем, большую часть пути она шла сама, с гордо поднятой головой. Но, перед самой дверью, мужество покинуло девушку, и она, с отчаяньем и мольбой в голосе, крикнула: Эрик, пожалуйста!

+2

6

– Вышел подышать, говоришь? – в сердцах рявкнул Эрик, сжав пальцы на руке рыжего менестреля. – Попадется инквизиторам, мало не покажется. Думаешь, что там сейчас происходит? По всей видимости, кто-то сдал наш штаб храмовникам.
Аллет уже пожалел, что сорвался на мальчишку, ведь, в конце концов, тот не виноват, что Сопротивление обнаружили. Кто проговорился – уже не так важно. Сейчас основной задачей волшебника как главного было спасение оставшихся в подвале магов. А брат рыжего… Впрочем, может оно и к лучшему – отсидится Мун где-нибудь за пределами борделя, авось и не поймают.
– Извини, мне некогда с тобой разговаривать, – небрежно бросил Аллет и отпустил Эвриха. – Я должен увести отсюда людей.
На минуту голоса и крики наверху стихли, послышались шаги, четкие и уверенные – не иначе прибыло инквизиторское начальство, чтобы самолично волшебников из подвала доставать. Эрик остановился и прислушался: похоже, церковники начали разряжать ловушки, значит, времени совсем мало. Магических капканов чародеи Сопротивления понаставили достаточно, но время, которое требуется для их деактивации, не так уж велико. Аллет вздрогнул, когда над головой хлопнуло, а об пол ударилось что-то массивное.
Стараясь производить как можно меньше шума, маги во главе с Эриком двинулись по подвальному коридору к потайным ходам, вырытым на тот случай, если сопротивленцам придется обратиться в бегство. За фальшивой стеной скрывался низкий туннель, ведущий за пределы столицы к морю. Маг стал выпускать людей по одному, с небольшим интервалом. Через какое-то время в коридоре остались только Аллет да замешкавшийся Эврих. Волшебник уже хотел схватить рыжего менестреля за шкирку и затолкать парня в туннель, но хлопнул себя по лбу, вспомнив, что оставил в кабинете важные документы. Информация в бумагах была очень ценной и касалась, в основном, тех, кто примкнул к хролдарскому Сопротивлению за последний месяц.
– Стой тут, – приказал менестрелю Аллет и быстрым шагом направился обратно.
У лестницы маг снова остановился, звуки разряжающихся ловушек, казалось, не затихали. Эрик, пытаясь не обращать внимания на крики жертв огненных, кислотных и электрических заклинаний, метнулся в свою комнату, смел со стола стопку документов и затолкал бумаги себе за пояс. У лестницы маг увидел рыжего менестреля, однако орать на парнишку не стал – некогда. Лишь ухватил рыжего за рукав рубахи и поволок за собой.
Отчаянно выкрикнутое девичьим голосом имя заставило Эрика замереть на месте. Та, что звала его, не была куртизанкой, лишь разносчицей еды и напитков. Именно она приносила Аллету горячий отвар, когда волшебник возвращался с трудных вылазок, она промывала раны мага травяными настоями, помогала по хозяйству. Она сочувствовала Сопротивлению и явно не ровно дышала к Эрику.
Сжатые до боли кулаки побелели, а впившиеся в ладони ногти оставили на коже глубокие лунки…
Чародей вернулся к лестнице, раздумывая, как освободить девушку. Судя по звукам, она упала на пол, дернула люк за кольцо, но он не поддался благодаря наложенным чарам. Аллет задвинул ничего не понимающего Эвриха себе за спину и приготовился бежать, как только пленница свалится в подвал.
Пальцы расплетали заклинание, губы беззвучно шептали слова на старом илли…
Люк ухнул вниз, а вслед за ним полетела девушка. Она, кажется, сильно ударилась, но находилась в сознании. Не мешкая, Эрик подхватил её на руки и бесцеремонно толкнул менестреля вперёд.
Аллет тяжело дышал, до выхода оставалось не так далеко, но ноша не позволяла магу двигаться достаточно быстро.
– Слушай, – на бегу прохрипел волшебник, обращаясь к рыжему, – ты сможешь их задержать? Тебе просто надо будет сконцентрироваться и выдать чистую энергию. Это просто… Просто подумай о чём-нибудь плохом, вызови в себе ярость или… страх. Только так мы их задержим.

Впереди замаячил чёрный провал тайного хода, а по пятам за волшебниками уже спешили инквизиторы…

+2

7

Голос Эрика доносился до Эвриха как сквозь толщу воды. Он с трудом разбирал слова. Но они уже не имели никакого значения. Наверху раздавались крики, от которых кровь стыла в жилах. События вокруг казались кошмаром после жуткого похмелья. Очень хотелось проснуться, но, увы, это менестрелю не удавалось. Эвриху пришла в голову недобрая мысль, что одной из жертв мог оказаться Мун. Услышав очередной глухой стук падающего тела, менестрель замешкался. Перед его взором предстала яркая картина окровавленного брата. Прямо-таки сцена из рыцарского романа. Вот только в глазах главного героя нет праведной ярости, лишь всепоглощающий ужас.
Тем временем все еще скрывающийся в кустах Мун был жив-здоров. Он нервничал. Эврих остался в борделе. А он ведь даже мечом не владеет. Да и магией он воспользоваться не сможет. Хотя может, это и к лучшему - вполне возможно, что если братец сдастся без боя - его решат казнить без боя, а значит, появится шанс его вызволить. Но непрерывающиеся крики, доносящиеся из борделя, оптимизма не внушали. Муну хотелось как обычно взять Эвриха за шкирку и вытащить из неприятностей. Но на этот раз это было за гранью возможностей вора. Все, что ему оставалось - это дожидаться дальнейшего развития событий.
Эврих уже собрался шагнуть в темный проем туннеля, когда Аллет внезапно его остановил. И исчез. Менестрель остался один на один со своим непониманием. Вскоре Эрик вернулся, таща на себе какую-то девицу. За его спиной уже мелькали инквизиторы, их тяжелые шаги гулом отдавались в ушах. Аллет на бегу дал пару бесполезных советов менестрелю и исчез в туннеле, бросив Эвриха на верную смерть. Вокруг раздавался лязг; то тут, то там мелькало красное солнце инквизиции. Кто-то приставил меч к его горлу, но Эврих и не думал сопротивляться. Страх и ненависть ушли куда-то, оставив лишь обреченность. "Как благородно: жертвовать своей жизнью, спасая других! Вот только это не вызывает никаких возвышенных чувств", - с горькой иронией подумал Эврих. Реальность снова решила напомнить о себе, разрушая красочную сказку, придуманную менестрелем.

Отредактировано Эврих и Мун (11 сентября, 2011г. 15:04:50)

+1

8

Крик о помощи еще звенел в царившей тишине, не находя ответа в сердцах церковников, когда девушка упала на люк. К всеобщему удивлению, она осталась невредима, лишь тщетно пыталась открыть неподдающийся механизм. Время шло, а терять драгоценные минуты Иса не хотела, слишком уж подозрительно тихо было внизу. Она уже собиралась отдать соответствующие распоряжения, как крышка люка провалилась, а вслед за ней и куртизанка.
«Ну надо же, спас…» удивилась баронесса.
- Быстро, за ними!
Люди были готовы, люди были обучены. Прикрываясь щитами с ирифриитом, они немедленно спустились в подвал. Леди Сторвинд тоже не стала стоять в стороне, последовав за солдатами. Помещение было пустым, если не считать хаотично разбросанных впопыхах вещей и рыжего парнишку, который от страха, похоже, даже ногами перебирать был не в силах. Несколько солдат приставили к его горлу мечи, но это было лишним, он и не думал сопротивляться. Иса внимательнее пригляделась к пленнику, он весьма и весьма подходил под описание рыжего менестреля-мага из таверны. Только вот слово «маг» хотелось использовать в кавычках, парень явно попал в передрягу дуриком. Тем лучше, тем проще. Баронесса, схватив «рыжика» за отворот рубахи, резко и грубо прижала его к стене:
- Где остальные? Куда пошли? – Выражение лица «Ледышки» говорило лишь об одном, если он сейчас не ответит на ее вопрос, то будет, впоследствии, очень об этом жалеть. Но, то ли Инквизитор переборщила с напором, то ли менестрель и правда не знал ничего, но итог один – парень лишь хлопал глазами, бледнее еще больше.
- Леди Сторвинд, тут проход в стене и тоннель, - взволнованно сообщил Лоран, похоже, он успел уже все детально рассмотреть.
Иса закрыла глаза и глубоко вздохнула, восстанавливая в памяти карту подземных тоннелей Хролдара. «Так, быстро тоннель не прорыть, даже магам… только небольшой участок и присоединить его к уже существующим…». Поблизости существовало два «подходящих» тоннеля. Один вел к побережью, другой – в противоположную сторону, за городскую стену. На счету была каждая минута.
- Этого - в тюрьму. Лоран, проследи. Милок, возьми два отряда и в тоннель. Остальные со мной.
Иса, буквально, выбежала из здания, садясь на своего коня, она продолжала отдавать распоряжения.
- Бартон, Киама, со своими людьми за городскую стену, метров пятьсот правее северных ворот, там еще насыпи остались, перекройте выход из тоннеля. Остальные за мной!
***
Лабиринт городских улочек, пусть даже и хорошо известный, но все-таки к галопу не располагает, поэтому дорога до моря заняла прилично времени. Примерно столько, сколько потребовалось и магам сопротивления, пройти по тоннелю пешим ходом. Солнце уже почти село, лишь немного подсвечивая морскую гладь, так располагающую к размышлениям, поэзии, любви. Но только не в этот раз. Бой завязался почти сразу, жаркий, бескомпромиссный, но короткий. В результате, части магов удалость уйти, часть – лежали мертвыми на сырой земле, среди таких же мертвых тел павших храмовников, символизируя бренность и бессмысленность этой вражды, а еще части, совсем не повезло – их захватили живыми.

Отредактировано Иса Сторвинд (16 сентября, 2011г. 15:08:48)

+1

9

Аллет подумал, что зря понадеялся на рыжего менестреля и доверил ему задержать инквизиторов. Парень, похоже, попросту растерялся и не смог выдать даже простенькой огненной вспышки. Но не Эрику было парня винить. Конечно, маг не планировал жертвовать кем-то из доверенных ему людей, но судьба распорядилась иначе. За жизнь Эвриха остается только молиться: инквизиторы вряд ли пожалеют мальчишку, даже оказавшегося в штабе Сопротивления «по случайности», найдётся то, что они смогут поставить в вину несчастному менестрелю – взять те же магические способности, а свидетелей, видевших рыжего «в действии», отыскать не так уж и трудно.
Куда больше судьбы Эвриха Аллета интересовало сейчас два вопроса: добрались ли люди в условленное место без происшествий и куда теперь податься Сопротивлению, но с последним нужно было обратиться непосредственно к предводителю. Тот находился в Хролдаре – вербовщик это знал совершенно точно, а потому первым делом решил отправиться на встречу с Буйволом.
За одним из поворотов тоннеля ход разветвлялся на три: центральный оканчивался тупиком, левый вёл к морю, а правый – в город. Был ещё один подземный коридор, тайный, заваленный камнями, которые двигали с помощью магии, – он-то и требовался Аллету. Поставив отчаянно вцепившуюся в ворот эриковой рубашки девушку на землю, волшебник закатал рукава и с напряженным лицом начал плести канву заклинания ключа – чары школы земли давались ему с трудом и отнимали много сил.
– Пойдешь туда, – приказал Эрик растерянной и испуганной подавальщице, когда валуны наконец отъехали в сторону. – Ход тут прямой как палка, не потеряешься даже в темноте. Прошагаешь саженей пятьдесят, увидишь лестницу, поднимешься, окажешься в подворотне за складами. Там спрячься за бочками или ящиками и жди меня. Приду за тобой, как только смогу.
Девушка, всё ещё потрясенная случившимся, кивнула. Аллет щёлкнул пальцами и над её головой завис маленький оранжевый светлячок.
– Поторопись, – напомнил волшебник.

Закрывать проход оказалось ещё сложнее, чем открывать: заклятие едва не сорвалось, а после того, как всё закончилось, пальцы мага стали заметно подрагивать. Но, несмотря на общую слабость и опустошенность запаса волшебной энергии, Эрик, используя последние крупицы магии, провел ладонью по стене, нагревая камень, чтобы остановить возможных преследователей, и заторопился вслед за ушедшими к морю сопротивленцами.
Открывшаяся взору картина заставила Аллета резко присесть низеньким кустом, прикрывавшим выход из тоннеля. Свежие пятна крови на золотистом песке, распростертые тела подопечных Эрика, которые трое младших инквизиторов стаскивали в одну кучу, по всей видимости, чтобы сжечь, и чуть поодаль несколько мёртвецов в одеждах с красным солнцем. Битва была быстрой и кровавой, но маги постарались унести с собой в могилу как можно больше врагов.
Аллет бочком двинулся вдоль насыпи, поглядывая на занятых делом церковников, и когда они уже даже при большом желании не смогли бы мага заметить, побежал. Жаль было оставлять товарищей этим псам, но иного выхода не было – в одиночку Эрик не справился бы, а только принес ненужную жертву.
Только в городе, в порту мужчина позволил себе сменить бег на шаг и немного отдышаться. Среди галдящих приезжих, крикливых работников, торговок рыбой, попрошаек и нищих затеряться не составляло особого труда, но вербовщик старался не попадаться на глаза бдительной страже. Завернув за склады, Аллет немного поплутал среди хозяйственных построек и вскоре наткнулся на трясущуюся девчонку, которая вопреки наставлениям не пряталась, а рыдала, сидя прямиком на голой земле. Эрик добыл из кармана не слишком чистый носовой платок, грубо вытер подавальщице заплаканную мордочку и, встряхнув за плечи, строго сказал:
– Будешь реветь – привлечёшь внимание. Если нас поймают инквизиторы, тебе тоже мало не покажется. Они же не добренькие, сама видела.
Девчонка с явным усилием подавила вырывающееся из груди рыдание и медленно кивнула. Пока Аллет вёл её до таверны «Услада», она не проронила ни слова.

В корчме маг усадил свою спутницу за стол в углу зала, а сам попросил у хозяина перо и бумагу, набросал пару строк для Ариллона и отдал записку парнишке-посыльному, вертевшемуся рядом. Теперь оставалось лишь ждать.

+1

10

Ариллон сидел за своим рабочим столом. У него всегда было много дел: и как у Лорда Высокого Дома, и как у легата и... одним словом, дел было всегда много. Однако именно сейчас ильф крутил в руках кольцо Шео. Не то, чтобы он думал о ней, скорее картинки из прошлого и настоящего сменяли одна другую. Приятные видения были бесцеремонно развеяны Найрой, в очередной раз уверенно постучавшей в дверь:
- Войди.
- Вам сообщение, мой Лорд, - в протянутой записке было всего несколько строк, говорящих, что Эрик ждет в "Усладе", но не один, а с непредвиденной спутницей - девушкой. Лорд, барабаня пальцами по столу, посмотрел на Найру своим характерным протяжно-загадочным взглядом, который каждый трактовал по-своему, затем в окно, потом снова на ильфу. Найра же, знавшая своего хозяина далеко не первый год, молча ждала распоряжений.
- Принеси бинты и отвар лука с грецким орехом. Запас еды на пару дней: хлеб и солонину.
Пока помощница пошла выполнять распоряжение, Ариллон собственноручно решил провести ревизию гардероба. К явному удивлению любого случайного наблюдателя, Хрустальный Лорд извлек из недр шкафа весьма потрепанного вида балахон и прочие элементы одежды нищего. Когда Найра принесла все необходимое, ильф пропитал бинты отваром, от чего они приобрели вид грязный и потенциально заразный. Вершиной "украшательства" стало окропление повязок своей же кровью - небольшая потеря бесценной жидкости привела к поистине впечатляющему результату. Когда Ариллон забинтовался, тщательно пряча под бинтами свои характерные шрамы и свежий порез на руке, переоделся, никто бы не заподозрил в нем Лорда, а лишь больного бродягу, которого даже ударить то побрезгует любой стражник. Ильф незаметно выскользнул через заднюю дверь и осмотрел улицу. Как и предполагалось, она была безлюдна. Значит, самая сложная часть плана выполнена.
Безмятежно подойдя к парадной двери своего же дома, Ариллон стал стучать в нее изо всех сил:
- Люди добрые, отворите. Единого ради, скорее-быстрее-сейчас же-немедленно помогите бедному-больному-беспомощному! Пустите обогреться! - Через несколько минут такого беспредела на пороге появилась Найра в форме старшего центуриона, на лице которой явственно читались две мысли: "убью" и "какого...?". Довольно грубым тычком она оттолкнула нищего и повела его по улицам. На ее удачу им быстро попался патруль. Бравые воины отдали честь старшему центуриону и было собрались идти дальше, когда она им приказала сопроводить этого нищего "туда, где ему и место", но рекомендовала быть аккуратными, возможно он заразный. С приказами старших по званию не спорят, хоть радости он солдатам и не доставил. Весь нищий сброд отправляли в один городской квартал (там то как раз и находилась "Услада"), а это значило: вонючие улицы, еще более вонючий нищий сброд... да и... И все-таки с приказами не спорят. С мрачными лицами воины гнали бродягу по улицам, поторапливая его грубыми окликами, но не рискуя касаться. Добравшись до "Услады", один из стражников придал Ари ускорение в нужном направление хорошим таким пинком сапога:
- Чтобы не попадался нам больше, свинья протухшая. - Под дружный гогот остальных мужчин, оценивших шутку, стража отправилась обратно, а Лорд вошел в таверну. Эрика он увидел сразу. Подойдя к его столику, он сел вроде как просто отдохнуть. Их взгляды пересеклись... - казалось, Эрик меньше всего был готов увидеть Ари в таком виде. "Нищий", уронив свой мешок к ногам Аллета, нагнулся к нему и быстро заговорил:
- В мешке еда на пару дней, одежда тебе и твоей спутнице, немного денег. Спрячьтесь где-нибудь на пару дней. За это время я придумаю как вам выкрутиться.

+2

11

Всё время, которое пришлось ждать Буйвола, Эрик был как на иголках. Люди, беззаботно веселившиеся в таверне, его и пугали и раздражали. В любой момент он готов был сорваться с места, если что-то вдруг пойдёт не так.
Иногда его взгляд останавливался на девушке, которая притихла рядом с ним. С момента их прибытия в "Усладу" она не произнесла ни слова. От того вызова и решительности, которое видели Инквизиторы, не осталось и следа - сейчас она казалась маленьким ребёнком, потерявшимся в чужом городе. Почувствовав на себе взгляд Эрика девушка робко взглянула на него.
Эрик тяжко вздохнул - день сегодня был явно не его. И в какой момент всё пошло наперекосяк? События дня промелькнули за считанные секунды перед ним - грязная таверна, где он ждал осведомителя, рыжие близнецы, из-за которых сорвалось всё и вместо ценной информации он получил неконтролирующего себя мальчишку-мага, облава... И вот он здесь. Оставалось лишь надеяться, что остальные скрылись.
Вошедший нищий ничем не заинтересовал Аллета - мало ли их тут ходило, район то всё-же бедняцкий. Но когда он случайно пересёкся с ним взглядом, то от неожиданности вздрогнул. В таком виде Ариллона он не ожидал увидеть.
Едва слышимый шёпот Лорда и упавший к ногам мешок быстро привели в чувство волшебника - не время было сейчас отдыхать. Эрик коротким кивком обозначил, что всё понял и, воспользовавшись видом Ари, отстранился от него, как от обычного нищего, не забыв прихватить с собой бесценный мешок. Сидящая рядом девушка лишь брезгливо и опасливо косилась на случайного "собеседника" мага и была несказанно рада, когда Аллет схватил её за руку и потащил из таверны.
Тёмная ночь Хлордара жадно проглотила беглецов. Эрик блуждал по городу, запутывая следы и ища, где можно переночевать. "А что же случилось с мальчишкой?" - маг внезапно поймал себя на мысли, что судьба недавнего знакомого сильно беспокоит его.

0

12

Когда на Эвриха надевали оковы, ирифрит и грубыми пинками вели в тюрьму, он даже и не думал сопротивляться. Ему было лишь невыносимо жаль, что он не успеет брату сказать что-то по-настоящему стоящее. Он покорно шел с инквизиторами, не обращая внимания на внешний мир. Да и зачем? Перед смертью не надышишься, а Костлявая уже шла рядом, положив свою руку на его левое плечо. Все-таки он не планировал умирать в столь молодом возрасте и уж тем более не быть сожженным на костре за магию... Несколько часов спустя плотная, но скрипучая дверь тюремной камеры, казалось навсегда, захлопнулась за ним, оставив в коридоре тусклый свет факелов. Эврик сжался калачиком на соломенной подстилке, пускай и не самой свежей, но она была гораздо теплее каменного и сырого пола. Обхватил себя руками и впал в совершенную апатию.
***
Перебираясь от одного куста в другому, Мун из кожи вон лез, чтобы увидеть чтоже происходит внутри. Когда он увидел живого Эвриха, его сердце радостно запрыгало в груди. Ну и пусть, что ведут в тюрьму - жив, значит не все потеряно. Не возвращаются лишь с того света, и то... поговаривают, что и это возможно. Пока вор крался за отрядом, быстрыми перебежками прячась то за бочкой, то за выступом стены, он не заметил, что несколько инквизиторов отделились от отряда. Понял свою ошибку парень слишком поздно, когда столкнулся с квизом нос к носу. Стражник был примерно его возраста, если не моложе и смотрел на Муна с почти круглыми от удивления глазами.
- Да, как же это... да ведь только что ты связанный шел... я же на минутку отлучился. - Такое порой бывало, когда братьев путали, тогда "заслуги" одного зачислялись другому, поэтому и в тюрьме они бывали вместе и тумаки делили пополам. Некоторое время Мун смотрел на инквизитора не менее удивленно, но постепенно осознание очень быстро делать ноги посетило парня. Жаль, что в очередной раз слишком поздно. Из-за угла вышел еще один инквизитор, гораздо старше и явно более опытный. Он не стал задумываться "как и почему", а сходу ударил парня по голове, в основание шеи. Мун лишь почувствовал как меркнет свет.
***
Очнулся он в полной темноте от того, что на его лицо капала холодная вода. Кап, кап, с противной закономерностью эти тяжелые капли били в его висок, от чего голова просто раскалывалась. А может это было последствие удара. Мун попытался сесть, хоть ему это и удалось, но тошнота с головокружением мгновенно заявили о себе. Осмотреться было невозможно, в камере была абсолютная темнота, но ощупать помещение ему удалось. Каменный пол, каменные стены, каменный потолок, крепление под факел, дверь, солома и еще непонятного назначения железки из стены. В камере он был один.

0


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 16.10. Капкан инквизиции


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC