Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 19.10. Кровь драконья, кровь человеческая


19.10. Кровь драконья, кровь человеческая

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники:
Мистелия Виспинглиф, Астаассия.

Время и место:
Раххиссар.

Событие:
Мистелия пытается достать необходимую для ритуала кровь.

0

2

- Он, она, он, она… - лепестки брусничной ромашки, неспешно кружась, падали на пол.
- Он, она, он, она… - они отдавали свои жизни, дабы ильфа могла найти в себе внутренние силы.
- Он, она… - последний лепесток оторвался от сердцевины. Выбор сделан, она пойдет со своей необычной просьбой к драконе, к Рассвету. Благодаря вчерашнему дню, Мистелия прониклась уважением, смешанным с восхищением,  к крылатым гостям. Она была спокойна в том, что те отнесутся с пониманием к ее проблеме, но были и опасения. Черное Крыло хотел увеличить род драконий, а создание артефакта никак этому не поможет. Но, не смотря на все волнения и опасения, упускать такую возможность, дарованную самой  судьбой, девушка не собиралась. Проверив в сотый раз содержимое сумки, собранной еще с вечера, и одев одно из самых своих нарядных платьев, целительница выскользнула из дома.
Мистелия знала, что драконе отвели покои в здании Совета, поэтому отправилась прямиком к нему. Однако, один из привратников сообщил, что Крылтая сейчас за чертой города, где-то в районе «водопадов». Водопадами называли небольшие пороги горных ручьев, прихотливо сбегающие по склонам гор и входящие в небольшое озеро. Очень живописное место, особенно летом. Изумрудный ковер трав, с мазками всевозможных цветов на нем.
Добравшись, наконец-то, до места, Мистелия, оперившись рукой о ствол дерева, не смогла сдержать улыбки. День был солнечный и во всем этом цветочном великолепии изумительной красотой блистала Рассвет. Соблазн вот так, стоя незамеченной, за редкой картиной был велик, но вежливость и такт взяли верх. Ильфа вышла из тени дерева, привлекая к себе внимание почетной гостьи Раххиссара:
- Приветствую тебя, Рассвет, прекрасная дочь неба. Позволь потревожить твой отдых своей просьбой.

+3

3

Дракона, отдыхавшая в золотистых лучах бойкого Рахиссарского солнца, едва раздался голос девушки, вежливо приподняла морду с сложенных перед нею передних лап - если бы не лениво и размеренно "ходивший" туда-сюда периодически кончик хвоста, можно было и вовсе предположить, что крылатое существо задремало, поддавшись уютному очарованию овеянной сказочным покровом водопадной купели.
Скорее всего, легкий шаг Мистелии Астаассия отметила гранью внимания чуть раньше, чем девушка обратилась к ней, однако не потревожила ее раздумий до того момента, пока не убедилась, что ильфийка не намерена промелькнуть тонким силуэтом мимо по своим делам.
- И тебе здравствовать в веках, любимое дитя времени. Лик твой взгляду мил, а обращения приятны и учтивы, и посему я буду рада выслушать твои слова, и помочь тем, что станет в моих силах. - Доброжелательно отозвалась Рассвет, изучая девушку карими глазами, огромными в обычной для драконов пропорции размеров. - Только сперва порадуй меня своим именем, ибо хоть и лестно мне видеть, что мое прозвище тебе ведомо, но не становится от этого меньше собственное любопытство...
В густоте насыщенного цвета, вокруг черного веретена зрачка, вспыхивали и таяли под солнечными лучами золотисто-оранжевые искры, и отражался размытый, зыбкий, ускользающий от внимания силуэт Мистелии.
- Коль будет вдруг рассказ твой долог, прошу раздели со мной красоту этого благословенной частички Рахиссара, и присядь. Воистину, здешние травы похожи на сказочные ковры, и я питаю надежду, что достанет комфорта и тебе рядом со мною.

+2

4

Как и ожидала ильфа, дракона ответила очень приветливо и согласилась выслушать.
- Мое имя Мистелия Виспинглиф, Изумрудный Дом. По крайней мере, я там родилась и прожила девятнадцать лет. – Девушка подошла ближе, и без малейшего страха, опустилась на ковер из трав возле крылатой, продолжая свой рассказ.
- Вторая половина прожитого прошла тут, в Раххиссаре, поэтому не знаю я, кто я больше ильфа или раххиса.
Мистелия улыбнулась Рассвет, до чего же красиво играют лучики солнца на ее чешуе, заставляя забыться и чувствовать себя ребенком, засмотревшимся на блестяшки, будь то украшение матери, или вода в фонтанчике.
- Просьба моя очень странная будет, поэтому лучше, если я расскажу с самого начала свою историю. Известно ли тебе, о прекраснейшая из крылатых, что ильфы любят лишь раз, но до конца?  - Изумрудные глаза немного затуманились, погружаясь в воспоминания, навевающие грусть.
- Когда я еще жила в Иллифине, полюбила я мужчину, смелого, благородного, сильного духом. Но быть нам вместе не предназначалось судьбой, его судьба – это путь воина, борца за спасение магии, мой удел  - красивый танец. Я была бы лишь обузой.  – Дальнейшие слова пошли почти речитативом.
- Я покинула свой дом, своих родных, чудом добралась до Раххиссара, где обучалась целительству, где нашла множество прекрасных людей. Но сердце мое полно грусти. Я.. мне... Владыка дал книгу, с легендами о драконах, там есть описание ритуала, но нужна кровь дракона. Мне и в голову не придет пытаться ранить кого-то, но попросить. Надеюсь это вас не обидит.
Девушка замолчала, опустив глаза. Повисла небольшая пауза, но для ждущего тянущаяся вечность. Почему же последние дни, когда судьба столько дразнит шансами на будущее, ждать становится все сложнее и сложнее? Капля крови – ведь это такая малость, можно же нечаянно пораниться и потерять куда больше этой жидкости. Мистелия вздохнула и подняла глаза, полные мольбы, на дракону.

0

5

Дракона слушает ильфийку со всем вниманием, но чем ближе речь девушки идет к концу, тем явственней заметно, что Рассвет едва ли обрела истинное понимание ее пожелания из слов уже отзвучавших.
- Погоди, милое дитя вечности, не рвись столь ръяно вперед, словно впервые воспаривший на крыло детеныш, ибо моим мыслям пока не поспеть за тобою следом. - Приподняв чуть правую переднюю лапу, ласково проговорила золотистая дракона. Пылкость сплетаемых меж сообою слов, яркие эмоции красивого лица и общая взволнованность девушки навряд ли миновали ее внимание, и первым делом попыталась дракона сказать что-то успокаивающее ей.
- Ты успела сказать многое, и видится мне, что опутано сердце твое печалью, а мысли стремительны, словно ветер - но верно, мне покуда не достало возможности понять тебя. Из твоей речи понятно, что сердце твое отдано кому-то, с кем рядом быть ты не в силах, и как женщина я разделяю твою печаль. Но прошу тебя, обернись вновь на сказанное тобою, и растолкуй мне вновь - к чему здесь знания о моей расе, что за ритуал занимает твои мысли? Нет во мне желания подвергнуть сомнению или же бросить тень подозрения на помыслы и деяния как твои, так и нашего гостеприимного Владыки, однако я питаю надежду, что и ты поймешь мой интерес - ибо редко что несет в себе столь великое могущество, как алая влага жизни.
Рассвет мягкой рекой, золотистой волной пошевелилась, выгибаясь по-драконьи, и задавая свои вопросы, под конец легонько дохнула на Мистелию - теплым порывом ветра, приласкавшего длинные волосы, погладившего красивые черты лица нежнее, чем могло быть любое человеческое прикосновение.
Словно пытаясь согреть ее - как снаружи, так и внутри.

+1

6

Мистелия откинулась на мягкость травы, раскинув руки в стороны. Глубокий вздох, чтобы успокоиться, чтобы вспомнить.
- Дракона, я была почти ребенок, когда по пути домой жизни моей угрожала опасность. Не всем созданиям в этом мире свойственна доброта и порядочность. Я молилась, прося Природу-Заступницу принять меня, когда день сменился ночью, и с небес пролился огненный дождь. Меня спас крылатый ящер, но я потеряла сознание. Когда я очнулась, он был в обличье человека. Он проводил меня домой, - мягкая улыбка появилась на очаровательных губках ильфы, когда она вспоминала путь домой. Полет над землей, на невероятной высоте, что аж дух захватывает.
-Он прожил в Иллифине под личиной человека пару лет...
Когда чувства искренни и сильны, в них всегда очень сложно признаться. Ведь они и сила и слабость наша.
-Чувства, они ведь возникают сами, не по указке. Я любила, я люблю, я буду любить. Но, он радел не только за себя, но и за род драконий, столь притесняемый людьми. За эту любовь была бы слишком высокая цена - крылья. Он не хотел мне страданий и сказал "нет", а я не хотела слышать "нет", ибо сердце ильфов любит лишь раз, но навсегда.
Глаза застилали слезы, щеки горели от стыда, дальнейшие слова давались лишь шепотом.
- Рассвет, есть зелья и магия, способная лишить даже самого достойного мужа на время воли... Я воспользовалась этим средством... Но, я ведь понимала, что ничего не могу ему дать, и я ушла. Нашла свое место здесь, в Раххиссаре. Стала целителем.
Надо было что-то сказать, объяснить, что сейчас она уже другая, она достойна быть рядом с ним, она может помочь, быть полезной.
- Я изменилась, я умею лечить раны. Любые: будь то человек или дракон. Грядет война. Я должна быть рядом. В этой книге есть легенда, описание ритуала. Это даст ему возможность оборачиваться вновь человеком. Я знаю, что лечить я могу независимо от того, есть ли эта магическая вещь или нет, я прошу для себя.

+1

7

Золотистая дракона слушает ильфийку, не перебивая ее, вновь уложив морду вниз - на сей раз, однако, не подставив передние лапы, но опустившись в густую, ярко пахнущую летом и солнцем траву.
Рассвет не сразу нарушила воцарившегося после слов Мистелии молчания - точно отнесясь к ее ситуации с пониманием, потратила некоторое время на то, чтобы рассмотреть ее и так и эдак, поворачивая оную под разными углами своего драконьего восприятия.
- Что ж, истоки просьбы твоей стали мне яснее, Мистелия. - Наконец вновь послышался мягкий, спокойный, лишь с едва приметным слуху оттенком растягивания шипящих голос драконы. - Отрадно видеть, что не смотря ни на что, не теряешь ты надежды на обретение счастья и не сидишь в бездеятельности, ожидая, когда судьба вдруг одумается сама. Однако позволь мне вновь спросить тебя о нескольких частях рассказа этого - и быть может, в словах моих узнаешь ты нечто полезное и для будущей жизни своей.
Рассвет вновь сделала небольшую паузу, с должной бережностью подбирая слова - тонкая это была тропинка ныне, не ранить, не задеть вдруг обернувшимся иным смыслом словом те нежные ростки чувств, что столь доверчиво распахнула сейчас в своем сердце перед нею ильфийка.
- Ты говоришь, что сей ритуал ему позволит обратиться вновь человеком. Не тебе драконом стать? Значит ли это, верно ли поняла я тебя, что избранник сердца твоего уже миновал свою границу возрастного рубежа, когда дам дарована возможность обращаться в человекоподобную ипостась? Ответ на сей вопрос в данный миг видится мне важным.

+1

8

Мистелия пружинисто села на колени, темные волосы шелковым водопадом окутали хрупкие плечи. Она совершенно не понимала, какое это имеет значение, но ответила честно:
-Полагаю, что да. Ему было примерно лет пятьдесят. Насколько мне известно - это уже рубеж. Вот, послушай, - ильфа открыла книгу, этот древний фолиант, что дал ей Лорд, открыла нужную страницу и прочла Драконе ту легенду, что читала уже сотню раз.
- Я не знаю, не думаю, что смогу сама превращаться в дракона. Девушка в легенде человек, а я - ильф.
Мистелия осмотрела по сторонам, она искала лилию. Благо, в это время года они росли в изобилии на каменистых склонах. Она зажала цветок в своих руках и прижала его к сердцу, очень скоро лепестки стали нежно-розового цвета. Ильфа, слегка смущенно, протянула цветок Рассвет.

0

9

Дракона аккуратно протянула морду, и едва не коснувшись ее кончиком цветка на ладонях девушки, вдохнула его аромат - крайне бережно и деликатно, почти и не шелохнув точеными ноздрями, ибо все-таки, при определенно разнице в размерах, она здраво опасалась со столь близкого расстояния ощутить не только нежное благоухание, но и каков цветок на вкус, попросту вдохнув его вместе с воздухом в себя.
- Я вижу...- Склоненная вбок золотистая морда, видимо призвала было отображать понимание и согласие - нечто по аналогии с кивком, что распространен в человекообразных расах. - Воистину, метаморфоза цветка проливает светлый луч на истинную подоплетку сей легенды. Однако, вопрос мой имел под собой так же иной, не менее важный подтекст, что затрону я через миг. Не часто бывает так, что моя раса делит с кем-то знания о себе, и прошу тебя быть бережной с тем, что ныне услышишь - иной мой собрат может быть не сколько ревнив к знаниям, сколько готов уберечь других драконов от чрезмерной осведомленности других, и не хотелось бы мне, чтобы ты пострадала, какими бы благими не были предтечи намерений.
Рассвет подняла морду вверх, выше, так что чешуя на длинной шее, чуть изогнувшейся у  верхней точки заблестела и плотно слилась одна с другой, убирая из взгляда на нее мельчайшие щелочки, ранее имевшие место быть и обеспечивавшие драконе подвижность и гибкость.
- Знаешь ли ты, о любящее дитя, что каждая смена ипостаси дарует дракону боль? Не ту, что можно стерпеть, положившись на монолит силы воли, не ту, к которой можно привыкнуть с годами, не ту, от которой можно уклониться снадобьем или же заклятьем? Крылатое тело мое велико и массивно, когти сокрушают камень, а в груди таится драконий огонь - и не тает, не покидает, не растворяется все это бесследно в миру, когда я желаю вновь ощутить себя сродни тебе! Ибо суров закон равновесия и не терпит он над собою насилия, безжалостно и ревниво карая каждую попытку преступить через себя.
Дракона говорит, глядя на проплывающие над двумя девами двух народов легкий, ажурные, словно сплетенные небесным великаном кружева облачка - нет в ее голосе ни горечи, ни печали, ни торжественности, лишь спокойствие и желание подарить собеседнице толику собственного знания сокрыто там.
- И чем ближе мы к пятидесятилетнему рубежу, тем тяжелее, мучительнее, дольше дается нам подобный шаг. Не потому, что летят над головою строгие годы, и кто-то незримый сбрасывает их на весы возможности - но с каждым прожитым летом становится все прочнее наша чешуя, все надежнее она укрывает наши драконьи тела от бед мира, все труднее разбить оберегающую оболочку эту, обмануть вложенный предками в нас инстинкт самосохранения, и предстать перед опасностями мира слабым, хрупким, беззащитным к любому недоброму событию...Взгляни, как отличны мы меж собою - а ведь среди крылатых сородичей моих, не встретить тебе дракона подобного мне, ибо природа не пожелала одарить меня многим из того, что с рождения обретают иные драконы, и беспокойство и тревога я для любимых друзей, ибо открыта и хрупка...
Протянув правую переднюю лапу, Рассвет осторожно касается ею плечика Мистелии - едва наметив движение. Спрятаны когти, и медленна дракона, но не зря называют лучшие доспехи "подобными драконьей чешуе", и изящной да тонкой смотрится ее лапа лишь в сравнении с могучими воинами подобными Черному Крылу - таится в ней немалая сила, которую легко отметить взглядом.
- Понимаешь ли, к чему речь моя ведет? Избранник твой, коль рубеж перешагнул, первородной защитой укрыт, чешуей могучей объят, к драконьему роду обращен. И, хоть нет во мне сомнений в правдивости легенды, оставить тебя в неведении о тех последствиях, что могут произойти, я не смею. Решение о возможности должно быть лишь твоим, любящее дитя, однако ответственность за него ляжет и на его плечи, ибо коснется оно как тебя, так и его в равной мере.

+2

10

Девушка совсем загрустила. Ей казалось, что дракона не хочет ей помочь, дав каплю своей драгоценной крови. А еще, она чувствовала себя полной эгоисткой. Разумеется, она ведала, что смена формы очень болезненный процесс, но не помнила об этом, погруженная в свои мечты и стремления. Она безвольно опустила голову на грудь, слезинки хрустальными искрами бежали по ее щекам.
- А если... если я разделю эту боль превращения? - она была готова забрать хоть всю ее, но вряд ли это возможно.
Но, мысли, порой, подобны легкому ветерку, что стремительно перелетает от цветка к цветку. Так и думы девушки, от боли превращения они порхнули к драконьим тайнам:
-Не беспокойся, милая дракона, ваших секретов я никому никогда не расскажу. Ибо дорог моему сердцу род ваш. Да и разговор этот я завела не от праздного желания поговорить.
- Я вижу, мудра ты, раз пытаешься предусмотреть все нюансы, но... мне даже не ведомо, где же он сейчас. Но, чтобы отправиться на поиски его - нужно мне сначала сотворить эту древнюю магию. Может, слышала ты или встречала: Котар Снежный Рассвет?
Как же трудно было произнести это имя вслух, сколько боли и радости это принесло ильфе, сколько воспоминаний навеяло. Как будто она снова шептала его имя одним из теплых Иллифинских вечеров.

Отредактировано Мистелия Виспинглиф (25 сентября, 2011г. 21:20:13)

+1

11

Астаассии потребовалось немного времени на раздумья, чтобы вновь склонить вбок вытянутую морду обтекаемых очертаний - опять разделяя с ильфийкой образное движение согласия, положительности ответа на ее вопрос.
- Пусть не доводилось общаться нам длительность с сим сородичем, однако знакомом мне это имя и образ его знаком. Порой дела даровали возможность долетать ему до благословенной Драхтешши, и судьбе было угодно обратить кратко внимание мое на него. Что ж, дитя вечности, смею признать, что благороден выбор сердца твоего, ибо воистину немногие из нашей расы сравняются статью и силой с твоим светлокрылым избранником.
Помедлив еще миг - дракона неспешно поднимает лапу, совмещая это с плавностью изгиба шеи, что ныне находится на уровне груди красавицы-ильфийки. Вышедшие из пазухов когти блестят на солнце темной медью, и скрежет их о плотно прилегающие друг к другу чешуйки на шее драконы довольно отчетлив в было воцарившейся на полянке тишине и дыхании цветов.
Проведя вдоль шейной линии до какого-то определенного места, дракона в единый, почти неуловимый миг делает стремительное движение кончиком лапы, и под чешуйкой проявляется, набухая на глазах, темная, почти черная, отливающая на свету кратко алым и золотым капля - крошечная для самой Рассвет, такой достанет, чтобы наполнить ладони Мистелии до краев.
- Возьми мою кровь, Мистелия Виспинглиф и сотвори свою легенду с добрым концом.
Дракона аккуратно придерживает кончиком когтя чешуйку, даруя девушке время и возможность собрать то желаемое, за чем пришла она к ней ныне без спешки и возможных ошибок.

Отредактировано Астаассия (1 октября, 2011г. 16:12:40)

0

12

Как же волнительно и радостно было слышать слова драконы: "Значит жив, значит с ним все хорошо". А с учетом заключенного с драконами союза, то и сам Драхтешш стал капельку, но ближе. Правда, ильфа немного зарделась, услышав о правильности своего выбора.
Плавны и грациозны были движения Рассвет, но молчаливо красноречивы. Стоило подняться ее лапе, обнажая живую сталь когтей, как сердце ильфы бешено забилось. Она поняла, что это означает. Кровь дракона, черная и густая, маслянистой каплей стала собираться под чешуйкой. Второго приглашения Мистелии было не надо, в ее сумке было все необходимое, в том числе и емкость под драгоценную жидкость. Это количества должно было хватить даже на несколько попыток. Дрожащими от переизбытка чувств руками девушка спрятала свое сокровище в сумку. С горящими от радости глазами, в едином порыве она прижалась к морде драконы и поцеловала ее, предположительно, щеку.
- Спасибо, спасибо, спасибо.... - с жаром шептала ильфа, не обращая внимание на слезы. От счастья тоже можно плакать, и от переполняющего чувства благодарности.
- О, Рассвет, я никогда не забуду, что ты для меня сделала. Что бы не случилось, знай, я всегда тебе помогу всем, что у меня есть и на что я способна.
Это было чистой правдой, без лишней мишуры, без надуманной помпезности. В искренней простоте они сорвались с уст Мистелии, но не замерли они неприятным осадком, коим остаются вырвавшиеся обещания, а лишь озвучили то, что итак было очевидно и естественно.
- Я пойду? Я не могу больше ждать, о дракона, - Как бы девушке не хотелось сорваться с места, но она не могла так невежливо поступить со столь доброй представительницей рода Крылатых.

+1

13

Точность, с которой золотистая дракона рассчитывает свои движения, воистину нечеловеческая - поднеся морду близко к голове Мистелии, Рассвет аккуратно, легонько, в одно движение дотрагивается промелькнувшим меж по-драконьему острых зубов длинным языком до лба ильфийки.
Едва самым кончиком, скорее наметив сие движение, нежели действительно всерьез коснувшись нежной девичьей кожи - оставшийся оттиск уступал по размеру и лепестку ромашки, с которой несколько минут назад появилась Мистелия на этом цветочном лугу.
- Иди, милое дитя вечности. Пусть сопутствует тебе на избранном пути удача и рука об руку с нею идет мудрость.
Негромкий голос драконы почти не содержал ныне в себе столь естественных для ее расы растянутых шипящих ноток - напротив, отзвенели те две фразы столь же нежно и мелодично, как и свойственно для певучей и сладкой для слуха ильфийской речи.
Рассвет неспешно опустилась обратно в густую траву, подняв тем самым на несколько кратких мгновений облачко густой, душистой пыльцы, и обернула гладкий хвост вокруг подобравшихся компактно задних лап. Похоже, дракона не намеревалась покинуть это место еще какое-то время - особенно теперь, когда промелькнувшая в цветах ильфийка одарила ее немалой пищей для размышлений...
...Узкая морда, укрытая мелкой вязью золотистых чешуек, склонилась к цветочным зарослям, и почти скрылась в них торжествующем цветном великолепии - ветер ныне играл с окружающими травами легко и привольно, и тихое, размеренное дыхание драконы не тревожило разнотравье чрезмерно.

0


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 19.10. Кровь драконья, кровь человеческая


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC