Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 5.03.120. Милость Единого


5.03.120. Милость Единого

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники:
Иса Сторвинд, Маттиас Ленартс.

Время и место:
Солнечное зимнее утро, Хролдар, праздник Милость Единого.

Событие:
Иса Сторвинд и Маттиас Ленартс случайно встречаются на улице столицы.

0

2

Этим праздничным зимним утром Иса решила-таки соблюсти традиции и пройтись по ярмарке. Шум и веселье, громкие крики зазывал, предлагающие посмотреть кукольные представления за умеренную плату. Сюжет был у всех историй примерно один: "Инквизиция ловила магов и придавала их очищающему огню". Скорее всего, кукольникам хотелось показать детям совсем другие сказки, про добрых волшебников, драконов и принцесс. Но под бдительным взором Инквизиции особо не распахнуть свою фантазию. Многочисленные продавцы разных сладостей манили к своим прилавкам, обещая неземное, божественное удовольствие, стоит лишь попробовать эту выпечку. Иса улыбнулась, конечно, подобные слова можно было расценить и как ересь, но настроение было прекрасным. Она решила, что в эти дни такая реклама имеет право на жизнь.  Детвора с шумом носилась крикливыми стайками, перекидываясь снежками. Пускай, одета большая часть детей была плохо, но у всех были румяные личики и счастливые улыбки. Морозец пощипывал Исе щеки, пожалуй, сегодня она выглядела как обычная горожанка, даже очень симпатичная. От холода лицо разрумянилось, а солнышко играло своими лучами в ее льняных волосах, забранных к верху, но слегка растрепанных. Средь всей этой шумной толпы баронесса порой встречала знакомых, большая часть была с семьями. Она им улыбалась и шла дальше. У одного из прилавков с тряпичными детскими игрушками Сторвинд заметила капитана Матиаса Ленартса, как всегда со своей сигарой, он с озадаченным видом выбирал куклы. Иса помнила, что первая (она же последняя) их встреча закончилась ссорой и решила, что если уж не сегодня, то когда еще им предстоит возможность помириться. Женщина решительно подошла поближе:
- Да хранит вас Единый, капитан Ленартс. Покупаете подарок дочке? – На самом деле, Иса была прекрасно осведомлена о семейном положение капитана, как и о многом другом, но начинать светские беседы она никогда не умела.

Отредактировано Иса Сторвинд (27 сентября, 2011г. 12:54:58)

0

3

Хотя к большинству праздников Маттиас относился довольно скептически, как, к примеру, к своему дню рождения, к тем десяти дням, во время которых Единый был всемилостивым ко всем грешникам, капитан относился с должным уважением. Хотя причина была вовсе не в подоплеке праздника, а в том, что эти дни, будучи в его бытность мальчишкой, казались Ленартсу самыми волшебными и загадочными.
Сейчас же капитан гвардии, неровно попыхивая сигарой, мерно шагал по хрустящему снегу. Холод усердно пытался пробрать мужчину до костей, но тот благоразумно прикрылся теплым шерстяным плащом. Солнечные зайчики назойливо лезли в глаза, а редкий гололед, любопытно выглядывающий из-под снега, норовил опрокинуть любого желающего, но, несмотря на это, кругом радостно кружила детвора, животные и даже некоторые взрослые, чуть-чуть перебравшие со спиртным. Но все это великолепие прошло мимо глаз Ленартса, потому что те были устремлены в блокнот, который Маттиас держал перед собой. Не пугаясь орфографических и пунктуационных ошибок, мужчина выводил строку за строкой, пока окончательно не подвел черту и не написал некую загадочную цифру.
А затем Ленартс двинулся к лотку, где бойкая и краснощекая женщина, занимавшая собой, без малого, половину прилавка, расхваливала тряпичные куклы всех цветов, тканей и пуговиц. Особенно по ее словам была популярна кукла-скелет из мягкой серебристой ткани с яркими красными пуговицами вместо глаз, под странным именем П-008.
Призадумавшийся, было, Ленартс, даже вздрогнул, когда услышал знакомый голос. Настроение, однако, почему-то не поднялось, как это бывает в таких случаях.
Когда капитан повернул свою голову, чтобы съязвить в ответ, он столкнулся взглядом с розовощекой Исой, которая совершенно искренне  и обезоруживающе улыбалась.
Закрыв открытый рот, Маттиас обреченно вздохнул, подавил в себе первую попавшуюся на ум фразу и повернулся обратно к лотку.
- Да, дочке. Трем: дочке Дамиана, дочке Ливеда и дочке Тейса. – В голосе прозвучала легкая ирония. – У нас нет особых фондов помощи овдовевшим семьям, поэтому я все делаю сам.
Затем он вернул чуть уставший, но, в целом, доброжелательный, взгляд на Ису, вынул сигару изо рта и решил проявить ответное внимание.
Особого желания ссориться с инквизицией еще раз не было, но если она пришла поглумиться над ним – Ленартс спуску не даст.
- Удивительно, что все три девочки захотели себе куклу, как Вы считаете? Я слышал, что они дружат друг с другом и, видимо, у них общие увлечения. – Ленартс позволил себе затянуться и выпустить пару легких белоснежных колец в воздух. – По крайней мере, я так думаю. А инквизиция, полагаю, вновь ловит магов?

0

4

Иса рассеянным взглядом проинспектировала кукол: по-мимо "обычных" куколок-девочек в нарядных платьях, кукол служанок, монашек, крестьянок, невест, что должны прививать с детства правильные взгляды на жизнь, тут были куклы скелетов, монстров, волшебников в плащах и шляпах. Инквизитор пристально посмотрев на продавщицу, и с каким-то легким намеком ответила, то ли капитану, то ли этой дородной женщине:
- Инквизиция всегда ловит магов и их сообщников, ежечасно. "Инквизитор спит - маг колдует". - Иса негромко рассмеялась, - мы же с вами не хотим колдовства?
- Но, если ваш вопрос относился к моей персоне, то - нет. Я просто решила отдохнуть.
Она выбрала три похожие куклы, различающиеся лишь цветом платьев, и протянула их военному:
- Будь я ребенком, выбрала бы эти. - С какой-то неохотой и даже грустью она задержала тряпичных принцесс в руках, - да... но мне их никто бы не подарил. Отец был, знаете ли, очень строг в вопросах воспитания и считал, что не стоит детей приучать к излишествам.
Баронесса и сама не знала, с чего это ее потянуло на такие откровения с не только незнакомым человеком, да еще и тем, кто вряд ли был ей рад. Зависла пауза. Погода, казалось, решила создать более эффектный антураж для сцены: "грусть Исы" и заволокла солнце тучкой. Редкие снежинки стали кружить в воздухе. Сторвинд раскрыла ладонь и подождала, пока одна из этих ажурных "звездочек" опустилась ей на руку. "Ледышка"... Она подула на снежинку и та растаяла, превратившись в капельку воды.

+2

5

Стоит заметить, что Маттиас был тронут. Причем не просто тронут, а даже поражен. Подобных слов, да и действий тоже, он никак не ожидал от Исы. Она казалась ему холодной и спокойной обычно, но горячей и решительной в действии, когда вопрос касался веры.
Приняв тряпичных принцесс из ее рук, он задумчиво посмотрел на них, краем уха слушая то, что говорит  старший инквизитор. Фактически изделия отличались лишь цветом платья, но одна из них выглядела немного более довольной, чем остальные, а другая чуть-чуть более хитрой. Вряд ли мастер, создавший их, помышлял о подобном эффекте, но мелкие огрехи порой давали удивительный результат.
И вот в воздухе повисла звенящая тишина, когда кто-то из двух людей должен нарушить ее и склонить своеобразную  метафорическую чашу весов. Смотреть на Ису, какой она являлась сейчас, было невыносимо и Ленартс, поймав себя на мысли, что инквизитор выглядит достаточно, кхм, интересно, смотрел куда-то в сторону, подбирая правильные слова и пуская сизый дым к небу.
Что же, в конце концов, Ленартс не имел привычки грубить или язвить женщинам, которым хватало смелости одарить капитана искренней улыбкой. Капитану казалось это несколько несправедливым.
- Вряд ли он хотел лишить своих детей чего-то. – Тщательно подбирая слова, наконец-таки произнес Маттиас, после чего затянулся в последний раз, бросил остатки сигары на землю и аккуратно потушил ее носом ботинка. – Просто он поступал так, как умел.
А впрочем, почему бы не прыгнуть сразу в прорубь?
- А мой отец, когда я был мальчишкой, всегда опаздывал на семейные ужины, потому что постоянно брал больше работы, чем нужно, а когда приходил – сразу же засыпал. Зачастую даже забывая снять доспехи. Тогда мне это казалось забавным.
Отец Ленартса в прошлом был достаточно трудолюбивым стражником, да и сейчас был бы таким, если бы не странная болезнь. А его сын, тем временем, параллельно со словами, достал из кармана несколько монет и протянул торговке.
Разобравшись с торговыми делами, он вновь посмотрел на Ису.
- Может, пойдем куда-нибудь и что-нибудь выпьем, коль у вас тоже нашлось свободное время? Я знаю отличное место недалеко отсюда.

+1

6

Иса посмотрела на мужчину не менее удивленно, чем он на нее. Это он решил так утешить загрустившего инквизитора, кто бы мог ожидать? Женщина задумалась над предложением. С одной стороны, ей действительно особо нечем было заняться. Тяги навестить многочисленную родню у нее не было, друзей она тоже не имела (по крайней мере тех, с кем можно было бы в праздничный день пойти). Посему, Иса была склонная принять приглашение капитана, но ее смущал тот факт, что это «отличное местечко» в его понимании, может оказаться кошмарным рассадником скверны в ее, да и алкоголь она не употребляет. «Хотя… а, была - не была».
- Почему бы и нет, капитан. Только, прошу вас учесть мои, хм, особенности, а, точнее, отношение к… различного рода питейным заведениям. Я хоть и бываю в таких местах, но исключительно по долгу службы.
Баронесса получше укуталась в шерстяной плащ. Надо отметить,  что он был очень скромного фасона, строгий, серый, без рюшек и кружева, коими часто украшают женскую одежду. Но в этом была вся Иса, без излишеств и наносной мишуры, строгая и холодная. Прежде чем отойти от прилавка и последовать за Ленартсом, Сторвинд бросила последний взгляд на продавщицу и ее товар, чтобы навсегда запечатлеть в своей памяти это круглое красное лицо и то, с чем оно связано. Не то, что она стала подозревать эту женщину в ереси, просто профессиональная привычка сработала.
Они шли молча, под ногами приятно хрустел снег. Иса любила зиму, любила снег, ей казалось, что своими белыми покровами он очищает город. Прохожие, в основной своей массе, переставали праздно заполнять улицы, а шли быстрым темпом в деловом настроение. Наверное, со стороны Иса и Маттиас смотрелись также.

+2

7

Забавным казалось то, что Иса согласилась, хотя и высказала эдакие предпочтения. Отбросив идею вести даму в какой-нибудь дорогой ресторан, так как денег лишних не было, Ленартс решил остановить свой выбор на одном из обычных питейный заведений, как их окрестила инквизитор, где можно было не только поизвращаться в выборе вилки, но и просто поесть или попить. Впрочем, то заведения немножко отличалось от других. Точнее, если говорить более откровенно, оно, пожалуй, отличалось от таковых, какими их себе представляли люди, ни разу не пробовавшие спиртного, но считавшие, что знают об алкоголе все.
- Хорошо, я учту. – Отозвался капитан и бодро двинулся в путь, временами показывая дорогу. Наверное, Маттиас должен был предложить ей руку или, ну, хотя бы, локоть, а то, не дай Единый, инквизитор упадет и что-нибудь себе ушибет, но такая светлая мысль в голову капитана даже не заглянула. Ухажер из Ленартса был никудышный, чего он и не стал бы отрицать, если бы мы вдруг решили спросить его об этом.
   
В воздухе вновь висела тишина. Но была она не такая, какую капитан недавно оставил около лотка. Эта тишина была деловой, спокойной и немного торопливой. Некоторые люди предпочитают называть ее шумом города, так как, если прислушаться, можно поймать звонкую песенку какой-то птички из заснеженного сквера неподалеку, или плач ребенка, требующего Вон Ту Самую Игрушку И Никакую Другую, а может и что-нибудь более экзотичное.
Маттиас было потянулся за сигарой, но логично предположил, что если он ничего не скажет, то ничего и не добьется, а потому машинально откашлялся, пытаясь привлечь внимание спутницы.
- А что Вы делали на ярмарке? – подозрительно участливо спросил капитан, вновь убирая руки от кармана с сигарами. – Тем более, не при исполнении обязанностей. Я, признаться, думал, что вы только и делаете, что сидите в кабинете, подписываете разные бумаги, да волшебников ловите.
«Бумаги…», безрадостно и однословно подумал Ленартс, растянув шесть букв на несколько секунд, вспоминая некий заваленный стол у себя в штабе, «Если быть честным с собой, я должен заняться этим».
Его корежило смутное сомнение, что свой стол действительно не мешало бы разобрать, но ведь праздники же! Тем более, он не обманул Ису и действительно собирался купить подарки детям бывших гвардейцев, а это казалось Ленартсу более важным занятием, нежели чтение документов, в которых говорится, кто и где с кем пере… дрался, что ли? Он уже и не помнил, о чем была последняя записка.

+3

8

Надо признать, Ису стало немного тяготить затянувшееся молчание, и она мысленно подбирала возможные обращения. "А как ваш батюшка поживает?, нет не то... я ведь прекрасно знаю, что он болеет. Как успехи на работе? - тоже не то, Император жив - значит все прекрасно... А вы видели казнь в эту субботу? Хоть шел сильнейший снегопад, но костер и не думал гаснуть... нет, тоже не то". Хвала Единому, капитан первым нарушил эту бесконечную паузу. Иса улыбнулась буквально уголками губ:
- Просто гуляла, без какой-либо определенной цели. Похоже, родители были единственным связующим звеном между всеми членами семьи, с их смертью мы почти перестали общаться, а привычка выбираться в эти дни на ярмарку, осталась. И... у вас совершенно неправильное представление об Инквизиции, капитан. Вы же сами были свидетелем того, что маги могут сотворить с нашим разумом, в этих людях нет ничего святого. Хуже того, часть нормальных людей, не отмеченных этим проклятьем, как магических дар, с рождения, все равно тянутся к этой скверне. Желание ли власти, силы, не знаю, что ими движет, но не любовь к Творцу нашему, это уж точно. А еще хуже, это клеветники, что пишут доносы на ни в чем не повинных людей, ради своей корысти. И во всем этом надо разобраться. Ни у кого нет желания отправлять на костер невиновных, отпуская на свободу колдунов. На первый взгляд, охранять кого-то, тоже - не слишком сложная задача, но уверена, вы сможете меня в этом разубедить, рассказав множество нюансов. И в моей работе, даже в моем долге перед Единым, тоже великое множество подводных камней и секретов. Это скрытая война, но она негласно может затронуть любого, а как и на любой войне, и на этой бывают жертвы.
Иса была готова продолжить свою, почти уже проповедь, когда опомнилась. Маттиас любезно решил составить ей компанию не для того, чтобы слушать наставления.
- И зачем вы только спросили о работе, вы рискуете разбудить проповедника, коим я и была в Мортвейне несколько лет.
Сторвинд слегка закашлялась, зря она так много говорила на морозе.

+3

9

На сей раз, в отличие от их последнего разговора, Маттиас видел в словах инквизитора намного больше смысла. Словно там, раньше, Ленартс столкнулся с инквизитором, уткнувшимся лбом в свою религию, а здесь встретил просто Ису.
«В том то все и дело, стоит человеку снять с себя бремя работы, и он становится совершенно другой личностью», подумал Ленартс, размышляя над некоторыми словами дамы. И проверил нагрудник. Да, Ленартс по-прежнему был Ленартсом.
А размышлять было над чем.
Например, Ленартс никогда не сталкивался с клеветой. Хотя нет, скорее всего, в начале, когда он только стал капитаном, ему приходило несколько писем с чем-то подобным, но проверенные им лично люди, хоть и не внушали ему особого доверия, но были достаточно лояльны к императору. Некоторые из них даже напротив, раньше эффективно даже помогали ловить заговорщиков.
Или взять жажду власти. Этот момент Ленартс полностью понимал. У инквизиторов была, конечно, немного своя проблема. Люди, которые не обладали, каким бы то ни было магическим даром, тянулись к волшебству подобно мотыльку, летящему на огонь. Какое-то время, несколько мгновений, он, будет на высоте, но затем сгорит. Такой же породы были и заговорщики. Естественно, хороший колдун лишь одним движением ладони способен разрушить вековую скалу (тут Ленартс подключил воображение, так как таких волшебников он не встречал), но император, в свою очередь, всего лишь одним указом способен изменить жизнь миллионов людей. И никакого волшебства.
Маттиас скосил взгляд на Ису, когда та закашлялась. Ничего хорошего это не предвещало, нужно было срочно дать ей выпить что-нибудь теплое и, желательно, но, слава Единому, не обязательно, укрыть чем-то. Не то, чтобы Ленартс был свиньей и считал за благо возможность не согревать женщину, когда того требует его мужской долг, просто он почему-то подумал, что конкретно эта дама может что-нибудь не так понять.
- Видимо, вам не приходилось часто проповедовать зимой. – Беззлобно усмехнулся капитан, после чего резко остановился и добавил. – Мы пришли.
Перед ними была достаточно опрятная деревянная дверь, а вывеска гласила, что это заведение именуется не иначе, как “Корона императора”. Что было совсем странно, из помещения не доносилось практически никаких звуков, из стекол не вылетали пьяницы, переусердствовавшие в драке, и никто даже не думал такие устраивать. По сути дела, перед инквизитором сейчас был самый цивилизованный трактир в городе. По крайней мере – такого класса уж точно.
Разгадка сего феномена была достаточно простой. Отчасти дело было в стройном трактирщике, который обладал красивыми усами, аккуратным пенсне и врожденным стремлением к порядку, а отчасти дело было в Ленартсе, который был завсегдатаем “Короны”, и который очень не любил, когда кто-то мешал ему выпивать. Те, кто не обладал достаточным уровнем понимания, обычно вскоре выносились через задний ход. Постепенно это узнали все более-менее «активные» пьяницы и обходили это заведение десятой дорогой. А вскоре сюда начали заглядывать и другие гвардейцы, вместе с которыми из трактира пропали оставшиеся немногие подозрительные люди.
Войдя с Исой, Ленартс усадил даму, за столик около стены,  да и сам сел, напротив нее, после чего жестом обратил на себя внимание трактирщика. Тот кивнул в ответ и, не успели инквизитор с капитаном удобно усесться, как до их ушей донесся приятный мужской голос.
- Что будете, сэр? И что пожелает ваша спутница?
- Мне как обычно, а даме, думаю, нужно что-нибудь теплое, скажем, молоко. Пока принеси это, если понадобится еще что, я тебе сообщу. – Уверенно произнес Ленартс. Конечно, он не спросил Ису, что та хочет, но та может ему сказать это попозже, а платит сейчас он, так что… как там ильфы говорят? Кто менестрелю платит, тот и музыку заказывает. Капитан действовал по такому принципу. Впрочем, чисто инстинктивно, а не по специальному умыслу.
- Хорошо. – Кивнул владелец трактира и словно бы украдкой промолвил еще несколько слов, но уже обращаясь к Исе. – Если что-нибудь захотите, дайте знать. Всегда приятно угостить новую гостью. Если что – за счет заведения. Конечно, в разумных рамках – усатый мужчина подмигнул – Да хранит вас Единый. – И с этими словами отправился к повару.
Ленартс проводил бармена подозрительным взглядом и вернул взгляд на Ису, после чего продолжил то, что хотел сказать.
- Я, думаю, что могу понять, о чем вы. Кажется, что заговорщиков поймать просто, но когда все улики указывают, что среди заговорщиков затесалась обезьяна и, если судить по отпечаткам лап, - две хромые собаки... Сложно поверить, что император чем-то не угодил животным.

Отредактировано Маттиас Ленартс (29 сентября, 2011г. 00:18:20)

+1

10

Укутав горло еще плотнее плащом, Иса усмехнулась
- Отнюдь, мне приходилось говорить много и часто и при любых погодных условиях, но время идет и все меняется. Последнее время мне больше приходится слушать, чем говорить.
Баронесса с улыбкой покачала головой. «Корона императора», почему то это ее не удивляет. Любимая «таверна» инквизиторов была «Наставления монаха», и то, назвать ее питейным заведением рука не подымалась, там не подавали алкоголь, лишь в очень малых количествах, как средство согреть замершего посетителя. «Корона» же оказалась на удивление приятным местечком, чистым, светлым. Признаться, ее мнение о капитане даже возросло, если ему по вкусу такие заведения. Когда же ее спутник решил проявить заботу и заказал молоко, Иса была готова простить ему те дерзкие речи, сказанные на кладбище. На странную мимику усатого официанта, Сторвинд особого внимания не обратила, она была поглощена беседой.

- Что же, - слегка со смехом начала она свой ответ, - вы точно не инквизитор, раз не допускаете мысли, что животные могут плести заговор. Но, дело в том, что есть маги, способные переворачиваться, меняя облик людской на личину зверя или птицы. Разум у них остается при этом прежний, но способности меняются. Увидит собачьи следы гвардеец и не станет поднимать тревоги, а маг уже занят своим черным делом. Вот так то вот, капитан.
Иса прислушалась к ароматам, доносящимся с кухни, и тут же вспомнила, что на завтрак обошлась стаканом воды. "Интересно у них есть яблочный пирог?" пронеслось невольно в голове у инквизитора.
- Капитан Леннартс, можно просто Маттиас? Может, по случаю праздников, в этом замечательном заведение еще и яблочный пирог могут подать?
- Разумеется можно, леди, - с этими словами мужчина, принявший заказ, поставил на стол стакан с теплым молоком и подарил Исе еще одну лучезарную улыбку.
- Сэр, ваш заказ будет готов буквально через минуту. А ваш пирог, Леди, через пятнадцать. Осмелюсь вам предложить праздничные кексы, за счет заведения, для поднятия настроения?
Баронесса лишь благосклонно кивнула, как можно было отказать человеку в столь милой просьбе.
Пока принесли заказ Маттиаса, пока Иса дождалась пирога и кексов, пока все было выпито и съедено, все это время прошло в неспешной, но довольно приятной беседе. Невольно вспомнилось детство и всякие проказы. Разводя руками, инквизитор была вынуждена признать свое полное фиаско в этом вопросе, она всегда была примерным ребенком, послушным, спокойным. Пределом ее "хулиганства" было, проинспектировав праздничные порции угощений, переложить к себе тайком самое лакомое или свалить вину за нечаянно разбитую вазочку на дворовую кошку. Потом речь зашла о, разумеется, любви. Ледышка активно стала отстаивать свою убежденность, что понятие любовь приемлемо лишь по отношению к Единому, а между мужчиной и женщиной - это "бред, ересь и похоть". Леннартс же, на удивление не стал спорить с Исой а повторил ее же слова, но те так категорично. Неизвестно, куда бы повернул дальше их разговор, когда баронесса боковым зрением заметила что-то неладное. Точнее "неладным" оказался ребенок, с невероятно грустными  глазами, бледным личиком, с деревянной табличкой в руках, надпись на которой дословно гласила: " Я сирата и сабираю для сиротскаво дома Василек". Он молча ходил от столика в столику, когда остальная детвора столпилась возле дверей. Эти глазки сумели растопить даже черствые сердца военных, мужчины качали головами, доставая кошельки и давали ребенку медяки, а порой даже серебро. К своему кошельку потянулся и Маттиас, бросив непонятный взгляд на Ису. То ли обвинив Инквизицию во всех смертных грехах, то ли осуждая женщину за скупость. Во всяком случае, она именно так поняла этот взгляд. Но, Сторвинд не была жадной, она просто не могла вспомнить этого названия сиротского дома, а ведь почти все они были на попечении у Церкви. Дойдя по середины залы, мальчик вдруг упал на пол и стал биться в конвульсиях, привлекая общее внимание. Дети возле дверей, увидав такую беду, с шумом бросились к товарищу. Но не все, самые незаметные отправились к посетителям, наверняка зная, где те держат свои кошельки. Одного такого воришку Иса заметила возле Матиаса, но не успела она хоть что-то предпринять, думая, что капитан его не видит, как маленькая детская ручка оказалась надежно зажата в мужской солдатской лапе. Пацаненок испуганно завопил, со слезами на глазах видя, как его подельники улепетывают из таверны.
- Маттиас, не знаю, что вы хотите с ним сделать, но, теперь я вас приглашаю прогуляться, конкретно до одного приюта.

Отредактировано Иса Сторвинд (30 сентября, 2011г. 14:48:24)

+1

11

Маттиас даже не удивился тому, насколько быстро они вовлеклись в беседу. Определенную роль в этом сыграло поведение собеседницы, которое не располагало к ссоре, а определенную – аналогичная незлопамятность Ленартса. Причем, что было, по его мнению, совсем странно, Иса оказалась вполне нормальной женщиной, если, конечно, не обращать внимания на проскакивающих тут и сям Единого, Инквизицию и Верховного Инквизитора, но это было сродни ахам престарелых бабушек, то бишь привычке, а звучало на порядок уместнее и приятнее. К тому же, Ленартс придерживался достаточно свободного мнения о религии. До тех пор, пока какая-нибудь религия не приставляла к его горлу жертвенный нож – в таких случаях Маттиас выступал категорически против нее. А вера в Единого Творца никогда не приставляла к горлу жертвенных ножей – что уже само по себе было большим бонусом – она лишь складывала под тебя самые сухие дрова, да обвязывала пушистой веревкой покрепче.
Кушая, Ленартс время от времени не удерживался, и вставлял тот или иной комментарий. Временами он пожимал плечами, всем своим видом показывая неосведомленность в поднятом вопросе (обычно это как-то касалось или религии, или магии), а порой напротив, горячо возражал, понимая, что инквизитор кое-чего не знает, о чем известно капитану. Тем паче было удивительно, что в вопросе любви, до которого они тоже сумели дойти, мнения мужчины и женщины совпали. К слову говоря, трактирщик, протиравший стаканы и слушавший их краем уха (интереса токмо ради), считал также, но его никто не спрашивал и поэтому он молчал.
За окном пошел снег. Не тот, который невесомыми маленькими звездочками опадал чуть раньше, а более ярый, начав щедро укрывать мостовую и редких прохожих крупными хлопьями. В такие моменты всегда хорошо сесть в кресло перед камином, укрывшись пледом, и спокойно подумать о жизни. Главное тут – не слишком увлекаться.
Отвлекшийся было Ленартс, заметил щуплого мальчишку, который бродил с какой-то табличкой по таверне. Немногие гвардейцы, военные и простые посетители, разумно пользующиеся славой заведения, не заподозрили подвоха, но не капитан. Хмуро зыркнув на Ису, словно предупреждая о чем-то (по ее глазам он понял, что добился несколько иного эффекта, ну да ладно, игры мимики никогда не давались Ленартсу),  Маттиас достал кошелек, привлекая паренька. Когда мальчишка приблизился поближе, капитан ловко ухватил его за руку, сжав тощее запястье стальной хваткой.
Впрочем, не успел он сказать и слова, как до ушей донеслись слова Исы.
- Хорошо. – Кивнул капитан, после чего встал, и передал оборванца под контроль инквизитора. – Вы тоже знаете, что такого приюта нет? – Кивок – Замечательно. Ведите.
Иса вышла из трактира с мальчишкой, а Маттиас ненадолго задержался, чтобы оплатить счет.
Быстро догнав леди Сторвинд, Ленартс решил задать еще вопрос.
- Что Вы планируете с ним делать?

0

12

Иса зябко поежилась, выходя из теплого помещения на зимний холод с метелью.
- То, что и обычно с такими беспризорными сорванцами, когда они попадаются мне.
Она махнула рукой, указывая направление движения.
- Здесь недалеко есть небольшая церквушка, при ней сиротский приют и школа. Пусть, сейчас он и беспризорный воришка, но если в его душе есть хоть толика милости Единого, он воспользуется данным ему шансом и вырастит хорошим человеком.
Тем временем "будущий хороший человек" активно вырывался, вопил, требовал его отпустить, звал на помощь и даже сделал попытку укусить Ису. За что мгновенно получил подзатыльник, и приутих.
- Месяц два назад, - продолжила свою мысль баронесса, - я взяла себе в помощники паренька, который тоже начинал вот так же на улицах, а потом попал под опеку Ордена. Лоран, старательный, скромный. Уверена, его ждет успешное будущее.
Этот приют, действительно оказался близко. Двухэтажное здание из серого камня, крыша из красной черепицы, из трубы шел густой дым, давая понять, что в эту зимнюю пору никто тут не замерзает. Над дверью красовалась немного выцветшая эмблема солнца и вывеска: "Сиротский приют отца Парфелия. основан в 109 г. от р.П.". Иса громко постучала в дверь за дверной молоток.
- А вы с ним что хотели сделать, капитан?
Дверь открыла девочка лет десяти, с гладко набранными в косу волосами, в шерстяном сером платье и черном переднике. С большими удивленными глазами она уставилась на незнакомых ей взрослых и мальчика, смотревшего куда-то в сторону с недовольным видом.
- Здравствуй, передай матушке Марте, что к вам новый подопечный.
Девчушка поклонилась и побежала докладывать, Иса жестом пригласила Маттиаса войти:
- Так, что, капитан? - Напомнила она о своем вопросе.

0

13

Путь до ближайшего приюта оказался не таким уж и далеким. Двигаясь рядом с Исой, капитан лишь кивал, да вставлял неопределенные междометия, пытаясь хоть как-то поддержать разговор. Он мог бы использовать что-нибудь более вразумительное, но голова Маттиаса сама собой забилась какими-то второстепенными мыслями, а потому он так ничего лишнего и не сказал. Вопрос инквизитора, по началу, тоже прошел мимо внимания, беспрепятственно пройдя через голову капитана насквозь, но вот на второй раз слова все-таки нашли нужную дверь.
- Пожалуй, я поступил бы также. – Отозвался Ленартс, когда они с Исой вошли внутрь приюта. – Хотя, конечно, моя избирательность была бы не такой точной. А может, привел бы в штаб и запер там, на день-другой, после чего придумал бы, что с ним делать дальше.
Поймав на себе испуганный взгляд мальчишки, Маттиас невольно усмехнулся.
- Не волнуйся, у нас там хорошо кормят, а место более надежное и теплое надо еще поискать. – Уверенно произнес мужчина. – Поверь, у нас в штабе намного лучше, чем на улице.
Вряд ли слова капитана нашли нужный отклик в его молодом сердце, но избавить глаза мальчишки от страха Ленартс сумел.
Маттиас хотел было сказать еще что-то Исе, но стоило ему открыть рот, как появилась матушка Марта. Ленартс никогда прежде не встречал эту женщину, но ее строгое лицо с проницательными глазами так и подначивало капитана пойти в свою комнату и убраться в ней, пока никто не обнаружил там не заправленную постель или – что было бы совсем ужасно – обертки от конфет на полу и разбросанные где попало игрушки. Даром, что Ленартс уже больше десяти лет не ел конфеты, а на своей кровати спал, по большему счету, не расправляя.
Усмехнувшись, Маттиас потянулся за сигарой, но вовремя остановился, справедливо решив, что в благопристойном приюте такая привычка не одобряется. Он ее и сам не одобрял, но очень ценил.
Между матушкой, которая удостоила Ленартса лишь мимолетным праведным взглядом (так капитан называл любой взгляд, который должен был вызвать в человеке чувство раскаяния, даже если никаких грехов за спиной тот не имел; ну, тех, из-за которых действительно стоило бы раскаиваться), и Исой быстро начался разговор, а Маттиас воспользовался возможностью осмотреть… гм… этот живописный потолок и… стены, да, определенно, стены тут были что надо, а уж какие окна!..

Когда мальчик был передан матушке Марте, Ленартс и Иса покинули стены приюта.
- Инквизитору разве положено знать всех управительниц приютов в городе? – Поинтересовался Ленартс, вспоминая какой-то церковный буклет, отдающий особым фанатизмом (написанный под лозунгом – «Жечь – наша работа»). – Или этот тот самый приют, в который Вы отдали Лорана?

Отредактировано Маттиас Ленартс (1 октября, 2011г. 15:46:19)

+2

14

Беседа по поводу нового ребенка не заняла много времени, ни для кого не было секретом, что беспризорные дети часто живут воровством. Это вовсе не означало, что к ним будут относится плохо, но уделять пристальное внимание придется. Иначе, не ровен час, как они сбегут на улицы и через десяток лет окажутся в тюрьме или на плахе.
Прошло минут пять, прежде чем Иса ответила капитану, порой, очевидные вещи так сложно объяснить.
- Нет, Лоран воспитывался в другом приюте, да и когда его кто-то подобрал на улице, я была в Морвейне.
Она помедлила еще немного, подбирая слова.
- Вера Единого, она для всех одна. Ее основа  - это любовь и сострадание. Основа деятельности Ордена - это проповедническая деятельность, а так же обучение и помощь. Быть инквизитором сложно. Беспощадность и непреклонность к еретикам и магам, зачастую приводит к черствости души. Такие люди перестают видеть Свет Творца, а лишь скверну, с которой борются. Наверное, я просто пытаюсь не забыть и о других способах нести волю Единого, кроме как жечь колдунов.
Они остановились на перекрестке двух узеньких улочек, по ним редко кто ходил, и они были чистыми и белыми. Хоть небо и заволокли низкие серые тучи, но было видно, что солнце уже стремится к горизонту. Зимние дни хоть и бывают порой яркими брильянтами, но они всегда коротки.
- Полагаю, нашим путям снова предстоит разойтись. Я еще хочу попасть на вечернюю службу, полагаю, вам там будет на редкость тоскливо, да и девочки ждут кукл.
Иса улыбнулась на прощание мужчине и неспешно пошла в тихий городской вечер.

0

15

Все-таки Ленартс удостоился сегодня небольшой проповеди. Но он не стал возражать против нее – настроение было достаточно снисходительным, да и время для проявления своей брезгливости было не самое подходящее. На секунду Маттиасу даже показалось, что инквизитор испытывает странную грусть.
В ответ на прощальные слова Исы капитан лишь кивнул, мысленно соглашаясь со своей спутницей. Как-то раз он действительно чуть не уснул на службе, куда попал волей случая. Впрочем, одернув себя и свои мысли, Ленартс согласился лишь с тем, что им вновь придется разойтись. Капитану еще предстояло разобраться с неким странным убийством, а времени было не так много.
- Верно. – Промолвил Маттиас и усмехнулся. Просто удивительно, насколько порой случайности не случайны в этом мире. Две дороги перекрестка, одна – к штабу гвардии, и вторая – к храму Единого. – До свидания.
И вновь Ленартс не смог ответить улыбкой на улыбку.
Глядя в спину уходящей Исе, Маттиас наконец-то достал сигару, кое-как сумел зажечь, борясь с промозглым нарастающим ветром, и задумался. Если бы кто-нибудь с хорошим слухом подошел бы сейчас к капитану и прислушался к окружающим звукам, то, помимо ветра и отдаленных звуков города, он смог бы четко услышать, как передвигаются мысли в Ленартсовой голове.
В небо, рассеиваясь на глазах, устремил вертикальный нимб из белого дыма. А следом за ним еще один.
«Ну, по крайней мере, мы, кажется, помирились», удовлетворенно заключил Ленартс и услышал чьи-то шаги за своей спиной. Инстинктивно положив руку на рукоять меча, капитан развернулся и увидел своего подчиненного.
- Сэр, я везде вас ищу! – Горячо воскликнул солдат сходу, чем вызвал поднятие брови Ленартса. – Мы загнали Винка в тупик, но вы приказали ничего не предпринимать без ваших указаний.
Сигара, искрами рассекая зимний воздух, упала на снег, после чего была немедленно уничтожена носом сапога Ленартса.
- Идем. – Лаконично высказался Маттиас, после чего, перейдя, было, на бег, неловко затормозил и протянул что-то солдату. – Подержи пока это, ладно? И смотри не потеряй!
   
   
Сигара, вопреки стараниям капитана гвардии, не закончила свою жизнь в снегу. Поблескивая остатками искр, она привлекла внимание нищего, проходящего по этому перекрестку. Подняв ее, нищий задумался о том, что они чем-то схожи. После чего достал свою последнюю спичку и зажег сигару.
А затем закурил ее и принял Решение. Не простое решение, каких люди принимают сотни каждый день, а именно Решение. Решение, достойное большой буквы.
   
А через каких-то несколько месяцев одним нищий в Хролдаре стало меньше.
И одним учителем в сиротском приюте больше. Поговаривают, что человек этот исключительно мягкого и доброго характера, хорошо знающий свое дело и ведущий порядочный образ жизни, но не любит говорить о своем прошлом. И его можно понять.

Отредактировано Маттиас Ленартс (2 октября, 2011г. 15:33:50)

+2


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 5.03.120. Милость Единого


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC