Персонаж

1. Имя, фамилия и прозвище персонажа, титул и социальное положение.
Хингв I Итар, Император Ивеллонской Империи
Официальных прозвищ не имеет, полуофициально прозван Железным. А прозвища, которыми его награждают в Магическом Сопротивлении, в приличном обществе лучше не произносить.

2. Возраст, дата рождения.
50 лет, 21 день месяца Цветов 71 года от р.П.

3. Раса, род деятельности, принадлежность к организациям.
Человек.
Император Ивеллона.

4. Исповедуемая религия.
Вера в Единого Творца. А как же иначе? То, что на самом деле для Императора Церковь - в первую очередь инструмент для поддержания своей власти, не должно быть достоянием широкой общественности. Не должно быть ничьим достоянием, если уж на то пошло.

[b]5. Родители и родственники.
Хингв был младшим ребенком в семье, и к моменту его рождения обоим его родителям было за тридцать. Так что к тому времени, когда он занял трон, они оба уже покинули этот свет, избавив его от необходимости выбирать между все-таки сохранившейся сыновьей почтительностью и убеждением, что семья – это отнюдь не милость Творца, как утверждают некоторые, а дополнительный рычаг давления.
Две его сестры вышли замуж еще до того, как он покинул родительский дом и отправился на военную службу. Старшая из них умерла родами, с трудом произведя на свет болезненную девочку, а младшая сейчас нянчит внуков в отдаленном имении, которое Император вместе с титулом императорского рыцаря пожаловал ее мужу. Тот неплохо проявил себя на военном поприще… да и несолидно как-то сестре Императора, раз уж она дожила до его восхождения на престол, быть замужем за простым воякой.
С племянницей же все оказалось не так просто: у дочери двух чистокровных людей оказались заостренные ушки, что наводило на весьма однозначные мысли о добродетельности ее матери. Однако узнать, кто был настоящим отцом, не представлялось возможным… пока сам отец, ильфийский аристократ, не пожелал забрать своего ребенка из дома, где он явно был никому не нужен.
Отец – Ярен Итар (мертв).
Мать – Сатела Итар, в девичестве Хайналь (мертва).
Старшая сестра – Юлинна Торвик (мертва); ее дочь – полуильфа, имя и возраст опциональны.
Вторая старшая сестра - Мистея Хазельварт, 58 лет.

6. Внешность.
Что ж, взглянем на парадный портрет Его Императорского Величества, исполненный к его пятидесятилетию придворным живописцем. Хотя нет. Не стоит. Даже если бы Император был уродлив, как страдающая дурной болезнью помойная крыса, художник изобразил бы его могучим воином, внушающим страх и благоговение.
Впрочем, в случае Хингва I живописцу нет большой необходимости издеваться над реальностью, чтобы не попасть за творения, выходящие из-под его кисти, на плаху. Император действительно имеет внешность бывалого воина, своим видом вызывающего почтение и страх. Но все-таки парадные портреты – не самый лучший способ составить мнение о чьей-то внешности. Например, при всей своей осторожности, иногда граничащей с паранойей, - он хорошо помнит, что власть досталась ему не по наследству, а что сделано единожды, то может быть повторено - Император не ходит целыми днями в полном доспехе.
Хингва можно назвать крупным мужчиной: он достаточно высок, - выше 2,5 аршин ростом (около 190 см), -  и отличается крепким, хоть и не массивным сложением. Осанка и скупые, выверенные движения выдают в нем воина, причем не бывшего, а регулярные тренировки с оружием и привычка обходиться без излишеств в быту сохранили его тело подтянутым и сильным, несмотря на возраст. Обращают на себя внимание кисти рук: крупные, жилистые, с выступающими костяшками.
Военная служба, достаточно недолгая, не оставила шрамов на его теле. В отличие от переворота: один из личных телохранителей старого Императора смог серьезно достать его в левое плечо, и там до сих пор виднеется тонкая белая полоска шрама.
Лицо Императора, - угловатое, с тяжелым подбородком и крупным, чуть горбатым носом, - относится к тому типу, который, пока его владелец молод, заставляет думать о не слишком умном солдафоне, и только с годами обретает некоторое благородство черт. Морщины и седина, рано тронувшая волосы, только придают ему солидности, а небольшая бородка маскирует тяжелую челюсть.
Светлая кожа и темные, почти черные, волосы, - длиной не достающие до плеч и обычно зачесанные назад, - явно достались Хингву от предков-северян. Цвет глаз, правда, у него не самый распространенный на севере: холодный серый, который нередко – и не зря – называют стальным. Никто не может похвастаться, чтобы он видел в глазах Императора отблеск хоть какого-нибудь теплого чувства, только несгибаемую волю и жесткость, граничащую с жестокостью. Брови, как ни странно, достаточно тонкие, и их форма не лишена даже некоторого изящества; впрочем, когда Император хмурится, а это бывает нередко, меньше всего его подданным хочется высматривать, какой формы его брови.

7. Характер, привычки и предпочтения.
Какая же черта характера в первую очередь позволила Хингву задумать, спланировать и успешно осуществить государственный переворот? Нет, не храбрость, хотя и ею он тоже не обделен. Нечто, что гораздо реже встречается среди военных людей – расчетливость. Просчитывать свои и чужие действия на несколько ходов вперед, всегда знать, что выгоднее на данный момент - поддерживать старый альянс или отказаться от него и создать новый, - не забывать о том, что золото порой сильнее стали…. Такое мышление более свойственно торговцу, чем воину. Впрочем, еще в молодости будущий Император успешно сочетал оба эти рода деятельности.
Хингв прагматичен и не склонен к самообману. Он верит в то, что цель оправдывает средства, а поэтому средства могут быть любыми, и, восходя к власти, никогда не питал иллюзий, что в этом деле можно обойтись без крови. Смерть людей, в том числе и невинных, сама по себе его не волнует. Однако чрезмерная и бессмысленная жестокость ему не свойственна. Император хладнокровен, никогда не впадает в ярость, и гнев, который он обрушивает на провинившихся, чаще всего хорошо просчитан. Вызвать его недовольство не сложно: достаточно проявить глупость и некомпетентность или не выполнить порученное задание. Однако, если проступок не очень серьезен, то вполне возможно заслужить прощение, снова доказав свою полезность. Злопамятен Хингв только в том, что касается оскорблений.
Его слово в государственных вопросах, несомненно, является окончательным и решающим. Однако колоссальная государственная машина Империи не может управляться одним человеком, Хингв это признает. Именно для этого существуют советники. И пока они достаточно компетентны в своих областях ответственности, он выслушивает их мнения, даже если потом поступает по-своему. А если нет… советников ведь можно и поменять. Те же, кто попытается обмануть Императора и попадется на этом, лишится не только должности, но и головы.
Не ищет любви своих подданных, поскольку не видит в ней особого смысла. Чернь переменчива, ее любовь в любой момент может обернуться ненавистью, а аристократы не любят никого, кроме себя. От них можно добиться уважения или страха, - что, впрочем, зачастую почти одно и то же, - и этого достаточно. Однако подобострастие и лесть его раздражают. Не отрицает существования любви и дружбы в целом, но уверен, что к нему эти эмоции отношения не имеют и иметь не должны. У Императора, - тем более, узурпатора, если называть вещи своими именами, - друзей не бывает. А любовь женщины может оказаться проблемой похуже отравленной иглы в подушке.
Меняет фавориток примерно раз в два года, так как считает, что, во-первых, за больший срок женщина, которой благоволит Император, может чрезмерного укрепить свое положение при дворе, и, во-вторых – что однообразие, даже если речь идет об обществе одной из первых красавиц Хролдара, наводит скуку.
Интересуется псовой охотой и гончими псами, и каждую осень на две недели уезжает в одну из своих резиденций, чтобы поохотиться на крупную дичь. Ходят упорные, хоть и ничем не подтвержденные слухи, что в качестве дичи иногда также выступают маги, доставленные Инквизицией/личной гвардией Императора/вольными охотниками (тут существуют разные версии).

8. Биография.
Будущий Ивеллонский Император был рожден в простой семье солдата, стражника в Орсимере. Жила семья аскетично, мало что имея за душой, и перед Хингвом, младшим из трех детей, весьма определенно маячила перспектива долгой и скучной службы в том же самом гарнизоне, к которому принадлежал его отец. Что, надо сказать, юношу не слишком устраивало: в его возрасте хочется чего-то большего, чем бесконечные караулы, вечерние пьянки в таверне и ждущая дома жена, хорошо, если не слишком сварливая.
Однако он не умел ничего, кроме того, чему его обучил отец, а значит, дорога впереди лежала одна: на военную службу. Но тут, к счастью для себя, Хингв сообразил, что действующая армия откроет перед ним большие перспективы, чем городской гарнизон, и поступил в полк, расквартированный недалеко от его родины. Однако, и тут было не всё гладко. Еще не до конца разобравшись, что же ему, все-таки, нужно от жизни, молодой солдат уже понял, что на задворках Империи он этого не найдет.
Физически сильный и неглупый парень (достаточно неглупый, чтобы не выставлять свои мысли напоказ и не спорить с высшими чинами) быстро дослужился до звания трибуна, после чего смекнул, что заниматься военные могут не только соблюдением интересов государства. Он начал обменивать местному населению списанное со складов оружие на весьма популярную в среде Ивеллонской аристократической молодежи "орсинскую дурь", наркотическую траву. Моральная сторона этого дела, как надо понимать, его нисколько не интересовала.
У Хингва стали водиться деньги, и золото сделало то, что сталью клинка и личной доблестью он добивался бы десятилетиями, если бы вообще добился: заплатив, кому нужно, он смог продолжить службу в столице. Примерно тогда он понял, чего хочет: власти, той, которую давали золотые монеты, или любой другой.
Продвигаясь по службе и укрепляя своё финансовое положение (не всегда законным путём, но кого это волнует?), к 25 годам Хингв дослужился до центуриона в гарнизоне Хролдара и был достаточно богат даже по столичным меркам. Это было, несомненно, достижением для того, кто начинал простым солдатом… но не давало той власти, которой он хотел.
Потом, в 96 году от р.П., после оглашения «закона об ирифритовых амулетах», в городе вспыхнули волнения, переросшие в полномасштабный бунт, и по стечению обстоятельств именно центурия Хингва не дала мятежникам ворваться в Императорский дворец. Молодого центуриона отметил своей милостью сам Император Ридриг, подняв в звании до старшего центуриона и одарив титулом императорского рыцаря и наделом земли на южной границе. Как будто Хингву был нужен этот клочок земли! Однако он продолжил свою службу в столичном гарнизоне в уже более высоком звании и получил доступ ко двору….
Через год он начал готовить заговор против Ридрига. Перетянув на свою сторону практически всю аристократию Хролдара, не слишком довольную попытками Императора уменьшить их влияние и его благоволением выходцам из низших сословий (к которым, о ирония судьбы, относился и сам Хингв), и многих церковных деятелей, абсолютно не обрадованных тем, что после бунта в столице Ридриг все чаще заговаривал о том, что эдикты церкви касательно других рас стоит смягчить, в 100 году от рождения Посланника, Хингв с верными людьми захватил дворец и собственноручно убил Императора.
Вступив на престол под именем Хингва I, новоявленный Император столкнулся с неизбежной проблемой: завоеванную власть нужно было удержать. В Империи было две силы, которые действительно имели значение: аристократия и Церковь. Во время переворота он заручился поддержкой обеих, но после решил ставить все-таки на Церковь: вероятность попытки теократического переворота была меньше, чем того, что кто-то из аристократии решит повторить его собственное достижение. Пытались, надо сказать. За первый год – трижды, но после того, как все причастные были жестоко наказаны, заговорщики стали осторожнее и достаточно надолго оставили его в покое. После было и еще несколько попыток, все пресеченные еще на стадии подготовки. Последняя - ближе к успеху, чем предыдущие, замешан оказался Бриллиантовый Лорд ильфов… и не казнить его было невозможно, хотя это еще больше дестабилизовало политическую ситуацию.
Впрочем, обо всем по порядку. До покушения ильфийского князя оставалось еще полтора десятка лет, и Императора волновали совершенно другие проблемы. Позиция Главы Церкви становилась для него неприятной, и требовалось, не откладывая, принять меры. Нужно было менять союзников, однако отказаться от Церкви полностью Хингв не хотел. И тут очень кстати пришлась амбициозная церковница Патерия, через десять лет – и не без его поддержки, - занявшая место Преподобной Матери. Единственной проблемой было то, что ценой союза с ней стали поиски Поднебесной Башни, не слишком нужной самому Хингву («древние знания» казались ему слишком далекой и расплывчатой целью, что, впрочем, не значило, что в случае успеха он не собирался извлечь из этого всю пользу, которая возможна). Правда, Император использовал этот проект еще и для того, чтобы оправдать вторжение в земли Дождей – но тут его постигла неудача. Военная кампания провалилась, а Патерия настаивала на продолжении поисков Башни.
Поражение, как ни парадоксально, подтолкнуло Хингва к новой попытке завоеваний. На этот раз целью стали южные ильфийские княжества и Нортвейя: он надеялся, что успех хотя бы на одном из фронтов укрепит боевой дух войска и его собственное положение. Но и тут расчет оказался неверным, противники выставили куда большие силы, чем считал возможным Император, и войско не смогло продвинуться вглубь чужих земель что на севере, что на юге. Кстати, после этого прискорбного случая шпионская сеть претерпела изрядную встряску….
Несмотря на неудачи на военном фронте, Хингв сумел сохранить большую часть армии, и, оставив на время планы экспансии, занялся внутренней политикой и восстановлением военного потенциала, не забывая и приглядывать за Церковью. А та, надо сказать, своим стремлением ужесточать законы против магов и нелюдей продолжала создавать проблемы. Как Преподобная Мать Патерия оказалась удобнее своей предшественницы, но ее амбиции, - в глубине личной веры церковницы Император сомневался, - подталкивали ее к тому, чтобы добиваться для Церкви всё большей свободы действий. Ужесточение законов закономерно вело к бунтам, крупнейшим из которых стал Иллифинский, но к тому моменту, к счастью, боеспособность армии была уже полностью восстановлена, и несколько когорт, отправленных Императором, решили проблему. По крайней мере, решили на тот момент.
Однако сделать ситуацию стабильнее это не смогло. Возмущение ильфов дошло до критической точки после казни Бриллиантового князя, Преподобная Мать всё сильнее давила на Императора, настаивая на продолжении поисков Поднебесной Башни и расширении полномочий инквизиторов, а шпионская сеть докладывала об организации Магического Сопротивления.
Впрочем, Хингв никогда не питал иллюзий насчет того, что удержаться на троне проще, чем захватить власть. Но иногда, глядя на чудовищную химеру Церкви, которую он отчасти сам и вскормил, Император испытывал что-то, похожее на страх.

9. Способности.
• физические параметры, навыки и умения;
До двадцати лет Хингв был исключительно воином, точнее, простым солдатом, и его навыки ограничивались хорошим владением мечом, достаточно посредственным – луком, а также умением кое-как разбирать письменный текст и считать. Однако для того, чтобы занять более высокое положение, к чему он стремился, этого оказалось явно недостаточно, и он начал учиться: лучшему владению оружием, грамоте на нормальном уровне, языкам, истории.
Император достиг высокого уровня мастерства во владении мечом, великолепно ездит верхом. Те пробелы, которые остались в его знаниях истории и географии, он просто вынужден был заполнить, когда занял трон и приступил к управлению государством. Выучил староильфийский, потому что не желал в случае чего полагаться на переводчика.
Однако за все годы своего царствования Хингв так и не уделил внимания изучению этикета, утверждая, что, во-первых, для этого существует церемониймейстер, во-вторых, он Император и волен поступать так, как ему удобно. Совершенно не умеет и не желает танцевать, чем повергает все того же несчастного церемониймейстера в ужас: мужчина-аристократ не должен на балу стоять, как столб, подпирая стенку!
Может выпить много крепкого алкоголя, практически не пьянея, чем иногда шокирует некоторых аристократов и... да, церемониймейстера, потому что реализует это свое умение на скучных приемах. Подобные навыки и привычки, как можно догадаться, приобретаются на военной службе.
• магические способности, наличие Зерна;
Нет.
• бытовые навыки.
За время армейской службы научился всему, что необходимо солдату в походных условиях: готовить и есть всякую дрянь, разбивать лагерь, по мелочи чинить одежду и снаряжение, ходить за лошадьми. Однако всем этим уже очень давно не занимался, так что все достаточно крепко подзабыто. Впрочем, если очень сильно понадобится - вспомнит.

10. Имущество.
Ну, по логике вещей, Императору принадлежит многое. Дворец, казна… Империя. Империя - это недвижимость?) Не думаю, что всё это нужно перечислять.
• недвижимость;
Дворец, резиденции в разных частях Империи.
• животные и фамилиары-спутники;
Из тех, что имеет смысл отметить - конь Корунд некуртуазной соловой масти.
• оружие и магические вещи;
Оружия у Императора много: целая оружейная комната. Потому что это самое оружие ему постоянно кто-то дарит. Использовать он предпочитает одноручный или полуторный меч.
Магических вещей нет... а, стоп. В эпизоде "Свет мой, зеркальце" было обнаружено зеркалр-артефакт, хранящееся среди всяческого подарочного хлама.
• остальное.
Что касается личного имущества – Хингв не является поклонником бессмысленной роскоши, его покои обставлены дорогими вещами, но не роскошно, можно даже сказать, аскетично. А гардероб включает себя костюмы весьма строгого, без излишеств, кроя, хоть и из очень дорогих тканей. На поясе почти всегда носит одноручный меч и кинжал.
Под одеждой спрятан ирифритовый медальон, впрочем, его Император не снимает, даже принимая у себя в покоях и в постели фаворитку.

Игрок

1. Контакты.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

2. Планы на игру, пожелания к личному сюжету.
«Жениться тебе надо, барин». Хингву пятьдесят, а у него еще нет наследника. Непорядок.
И говорят, бастард старого Императора еще жив. Упущение, а их надо исправлять.
Да и вообще в ближайшей перспективе - гражданская война.. с этим надо что-то делать.
3. При уходе с ролевой даёте ли Вы администрации распоряжаться Вашей анкетой и персонажем: выводить из игры (в том числе убивать), передавать другому игроку, использовать в качестве NPC?
Подозреваю, что запретить это в данном случае невозможно) Все-таки Император всея Ивеллона.

Отредактировано Хингв I (29 февраля, 2012г. 15:59:08)