Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 16.10. "Сообразим на троих?"


16.10. "Сообразим на троих?"

Сообщений 1 страница 40 из 46

1

Участники:
Хингв I, Шэссаррах, Астаассия.
Время и место:
Крепость Драхтешши/покои Императора.
Событие:
Запланированная беседа двух драконов и человека.

0

2

Поймав себя на том, что пятый раз смотрится в зеркальную поверхность, и безотчетно поправляет волосы, Астаассия вздохнула, принимая видимо как должное то, что волнение ее сейчас слишком велико для того, чтобы полностью держать себя под контролем.
- Прошу тебя, свет сердца моего, постарайся дать ему время на ответ - все-таки, я желаю сперва спросить, не будет ли он против нового собеседника, прежде чем безапелляционно ставить его перед фактом. - Обернувшись к находящемуся вместе с ней в комнате дракону, попросила она со вздохом и легкой улыбкой.
Сейчас, будучи в человеческой ипостаси, Рассвет рядом с Шэссарахом кажется совсем куколкой - из тех драгоценных, которые в чести лишь у ребятишек дворян, ибо драгоценный фарфор личика, тонкость раскраски, и мягкий шелк волос не всякий мастер сумел бы передать в столь большой точности.
...но и более крупная особь человеческого вида без проблем смогла бы обрести тонкость черт и миниатюрность стати, если бы фоном для нее служил один из ныне известных крупнейших представителей своего вида.
Которого на самом деле, Рассвет очень-очень попросила хотя бы в самом начале беседы разместиться в зале так, чтобы не быть в зоне просматриваемости от зеркала. Благо - пространство было рассчитано в равной мере как на дракона, так и на человека.
- Надеюсь, он все-таки сумеет к нам присоединиться...- Сделала глубокий вздох Рассвет, прежде чем коснуться ладонью поверхности зеркала и - и интуитивно, мысленно пожелать, дабы с той стороны зов ее был услышан.
...дрогнула поверхность, заставляя растаять образ девушки с распущенными золотистыми волосами в простом синем платье до пола, и от ее ладони в стороны, мягко поползло раскрывающееся окно зрелища иной части мира.

0

3

Не быть в зоне просматриваемости зеркала - некоторым легко такое просить, а бедным черным драконам приходится это исполнять... И нет бы зеркало было карманное или там ручное, так нет - древним магам пришло в голову зачаровать здоровую конструкцию, которую Астаасия, естественно, поставила по центру комнаты... Так что чтобы не попадать в отражение Шэссараху пришлось изображать чудо акробатики для драконов и акуратно распластываться вдоль стеночки.

- Свет мой, и зачем тебе понадобилось чтобы я здесь присутствовал? Спросила бы его сегодня, а завтра, или там по возвращению из Рахиссара я бы к вашим посиделкам присоединился.

Вообще - идея дружить неизвестно с кем по зеркалу Шэссараху показалась довольно странной - мало ли что туда древние маги засунули... может и нет на самом деле этого Ландера, а только встроенный в зеркало автоответчик настраивающийся на соеседника, хотя с другой стороны - Астаасия прожужжала ему вчера все уши рассказами о незнакомце, практически доведя супруга до приступа ревности, и теперь дракон желал познакомиться с ним поближе, пусть даже это и наведенный морок...

+2

4

Иногда Хингву казалось, что вся мощь огромной Империи держится исключительно на бумаге. Или, по крайней мере, окружающие его люди пытаются сделать вид, что это так. Несмотря на то, что все отчеты чиновников сперва попадали к чиновникам рангом повыше, потом – в императорскую канцелярию, из нее – к советникам в соответствующих областях, и только после этого – к Императору, и на каждом этапе отфильтровывалось, наверное, около девяноста процентов хлама и воды, количество бумаги на его столе всё равно было катастрофическим. Для полного счастья листы пестрели пометками «срочно», «очень срочно» и «не терпит отлагательства»…. Просто удивительно, какое количество вопросов требовало личного участия или хотя бы подписи Императора. Хингв подозревал, что одной из причин этого является нежелание брать на себя окончательную ответственность, но подписывать что-то, не разобравшись в сути, считал в корне неправильным. Так что работа с бумагами отнимала куда больше времени, чем ему бы хотелось, - и, увы, он уделял ей время не каждый день, так что иногда завалы на столе приобретали угрожающие размеры.

Император, отложив перо, откинулся на спинку стула и повертел головой, разминая затекшую шею. Не разобранными остались только доклады от советника Листена, но ими он заниматься и не собирался. У советника, который во всем остальном полностью соответствовал занимаемой должности, был один недостаток: он писал пространные отчеты по любому поводу, и иногда и без оного. Хингв давно уже привык просматривать его опусы по диагонали, на случай, если там нечаянно попадется нечто, требующее немедленных действий, но не изучать подробно.
Лучи заходящего солнца ложились на занимающую всю стену карту Ивеллона так, что только Земли Дождей оставались еще освещенными, а все остальное было укрыто тенью. Будь Хингв склонен верить знамениям, он, несомненно, узрел бы в этом предначертание беды для Империи. Однако его, как человека не суеверного, увиденное навело совсем на другую мысль: настало время, назначенное Рассвет для новой попытки включить зеркало. Еще когда Император сел работать с бумагами, он отдал своим телохранителям приказ дежурить снаружи у дверей покоев и не беспокоить его, если только известия не будут действительно срочными. Теперь он, подойдя к двери, повторил распоряжение, дополнительно указав, что фаворитку он сегодня не ждет, видеть не желает, и, если она появится, ее надлежит вежливо, но настойчиво спровадить. И, на этом посчитав все вопросы улаженными, отправился в дальнюю комнату анфилады.
Со вчерашнего вечера в комнате ничего не изменилось: вещей не стало больше, а пыли – меньше, и Император с раздражением подумал, что слуги, отвечающие за уборку его покоев, были крайне нерадивы в исполнении этой части своих обязанностей. Впрочем, комнаты, используемые часто, блистали чистотой, что отчасти искупало их вину.
Хингв приблизился к зеркалу, и, помедлив несколько секунд, откинул ткань в сторону. Он не знал, чего ожидать: то ли собственного отражения, облаченного все в тот же синий камзол, в обрамлении разводов пыли, то ли бесконечно далекой светлой комнаты и золотовласой драконицы, восседающей на с таким трудом притащенном вчера табурете....
Гобелен не слишком аккуратно приземлился на многострадальный резной столик, а Император, наклонив голову в коротком приветствии, произнес:
- Что ж, здравствуй, Рассвет. Рад, что тебе удалось совладать с артефактом.

0

5

Напряженный взгляд карих глаз, устремленный в зеркало, светлеет от радости, и на губах девушки расцветает приветливая улыбка - Рассвет, не сдержавшись, всплескивает руками, и, точно ей едва минуло десять весен, проворачивается на каблуке вокруг своей, оси, воскликнув нечто подобное торжествующему "Йи-ийей!", когда видимо за зеркальным порогом знакомую со вчера фигуру.
- Получилось! - Смеется она, опуская вновь вниз было вскинутые в победном жесте ладошки, разжимает сомкнутые маленькие кулачки. И лишь после этого, спохватившись, вежливо склоняет голову, ответно приветствуя появившегося в зеркале человека.
- Здравствуй и ты, Ландер! Счастлива видеть тебя вновь - верно, где-то правильны оказались наши предположения о постоянстве сего предмета, и либо пробуждается он в закатный час, либо нечто есть иное, еще нераскрытое, что позволяет ему действовать при нашем появлении с двух сторон. Хорошо, что ты сумел найти время прийти - не скажу, о чем больше беспокоилась я ныне: что погасло зеркало навсегда или же что пробудив его, я увижу лишь пыльный оборот гобелена, и буду обречена на гадания и тревогу, отчего не смог ты прийти.
Девушка осматривает знакомого, не теряя улыбки, и явно видно, что видеть его Рассвет очень рада. Словно припомнив нечто важное, она вдруг вновь прижимает к груди ладони, и взгляд на мужчину становится у нее просительным:
- Прежде чем начнем мы нашу беседу, позволь спросить? Не склонишься ли интересом ты к знакомству еще с одной личностью? Вчера мы коснулись военных трактатов, и верно думаю, будет тебе он в этой стезе более интересным собеседником, нежели я, ибо опыт его в данной области с моим не соизмерить, хотя бы ввиду практичности, и мнится мне, что у вас нашлись бы точки соприкосновения интересов. Если, конечно, пожелаешь вести беседу с драконом...

0

6

Сдержанности в драконице было не больше, чем в десятилетнем ребёнке, и Император еле заметно усмехнулся, видя проявления ее восторга. Ему уже давно не доводилось видеть такой непосредственности в выражении эмоций, и этот разительный контраст с придворными господами и дамами вновь напомнил ему о том, что причиной того, что он внимательно следил за временем и не упустил закатный час, чтобы отправиться к зеркалу, был не только чисто прагматический интерес к свойствам артефакта.
Выслушивая всё, что торопилась рассказать ему девушка, Хингв перебирал в уме возможные темы для дальнейшей беседы, но ее внезапное предложение познакомиться с кем-то из ее соплеменников оказалось вне рамок любых его предположений.
«Пожелаю ли я вести беседу с драконом? Это глупый вопрос». Было что-то странное и слегка тревожащее в том, что его идея через Рассвет когда-нибудь связаться с кем-то еще из драконов исполнялась столь быстро и просто. Впрочем, говорят, что никто не мухлюет так сильно, раздавая карты, как две сестрички, Судьба и Удача. А узнать, подыгрывают они тебе или подставляют под удар, можно только сделав ставки.
- Я буду рад знакомству с твоим соплеменником, Рассвет.

0

7

Однажды один человек сказал "Хорошо что вы зеленый и плоский". К сожалению, это было сказано не про Шэссараха, а про другого персонажа и в отличии от него дракон черный и, хотя иногда он может сплющиваться, радости ему это не доставляет. Поэтому перед глазами "Ландера" предстает преинтересная картина - дракон набирающий объем - на самом деле Шэссарах всего лишь вздыхает полной грудью, слегка расправляет крылья и отлипает от стенки, после чего взгляд его горящих глаз устремляется на собеседника в зеркале. Скорее всего для императора достаточно сложно прочитать драконью мимику, а вот Астаасия может понять, что выражение морды супруга значит "где-то я его уже видел", но судя по всему пока Шэссараху не удается вспомнить где...

- Можешь называть меня Черное Крыло, - представляется он собеседнику в зеркале, - А тебя, как я знаю, зовут Ландер и, надо сказать, Рассвет очень высокого о тебе мнения... А ведь всего десяток лет назад она хотела убить всех людей...

Дракон слегка склоняет голову набок, продолжая рассматривать собеседника, жалея что зеркало не дает возможности оглядеть его со всех сторон, а просить что-нибудь из разряда "повернись" будет несколько невежливо, даже в общении с человеком.

Отредактировано Шэссарах (6 октября, 2011г. 01:39:46)

+1

8

Рассвет, надо признать, при словах Черного Крыла посмотрела на него с некоторым укором, садясь одновременно на одну из передних лап черного дракона - так привычно, словно для нее использовать данную чешуйчатую и когтистую конечность в качестве альтернативной замены табуретке обычное дело.
- Я была маленькой, глупой, и очень глубоко переживала гибель семьи. Ничего нет дивного в том, что в те годы был мне искренне неприятен весь род людской, безо всяческих исключений из него - таково свойство юности, что она делит мир лишь на черное и белое, вспыльчива без меры и не видит никаких компромиссов.  Но время не только исцеляет душевные раны, но и дарит жизненный опыт, который позволил мне на многое взглянуть с иной стороны.
Протянув ладонь, девушка с тихим смешком погладила черную чешуйку на шее дракона, прежде чем взглянуть смеющимися карими глазами на мужчину в зеркале, и не без озорства подмигнуть ему следом:
- Однако, стоит думаю упомянуть, что плоды тех взглядов, что имею я ныне, проросли именно из тех зерен, которые в меня заронил в беседах Черное Крыло - оттого, пусть и больно ранит меня следствие событий, в первую очередь направляю я помыслы свои и неприязнь против первопричины их. Посему, имея не так уж мало знакомых из людей, и даже нескольких тех, коих я посмею назвать своими друзьями, не одаряю я текущую политику Церкви ни уважением, ни сердечным пониманием.
...после чего, с явственным любопытством спрашивает:
- А тебе раньше случалось встречаться с драконами, Ландер?

Отредактировано Астаассия (6 октября, 2011г. 04:28:21)

0

9

Черный дракон внушительных размеров возник в зеркале практически сразу, как только Хингв выразил согласие на знакомство, и хорошо, что он начал говорить первым: Императору нужно было хоть несколько мгновений, чтобы освоиться с необычным видом собеседника. Огромное чудовище, покрытое броней чешуи, вызывало подсознательное опасение. Этот дракон, видимо, уже вышел из «юных годов», и принимать человеческий облик не мог – или не хотел по какой-то причине, хотя, наверное, заглядывать в зеркало, сделанное по человеческой мерке, будучи таких размеров, было не очень удобно.
- Рад знакомству, Черное Крыло, - снова он наклонил голову в приветствии, а про себя подумал, что, вероятно, имя-прозвище «Рассвет» всё-таки не было придумано ради беседы, а использовалось драконицей постоянно. Несомненно, оно ей подходило, как и имя «Черное Крыло» - ее спутнику.
Хингв молча выслушал и неожиданную информацию о Рассвет, - нет, он никогда бы не предположил, что она может испытывать столь сильную ненависть к кому бы то ни было, - никак не прокомментировал и ее объяснения. Что, в конце концов, он мог сказать? Что сочувствует ее давней потере? Но это было бы неправдой, да и сама она только что сказала, что время уже исцелило эту рану.
Ответил он только на самый последний вопрос, потому что, возьмись он снова рассуждать о политике Церкви, то слишком легко мог сказать что-нибудь лишнее.
- Не доводилось. Я даже издалека никогда не видел ваших соплеменников. Как, думаю, и большинство людей, особенно живущих в столице.
Возможно, где-нибудь в Грозных горах возможность заметить высоко в небе силуэт летящего дракона и не была такой редкостью, но в Хролдаре единственный дракон красовался на знамени третей элитной когорты, да и тот был изображен в обезглавленном виде.

Отредактировано Хингв I (13 февраля, 2012г. 17:57:43)

+1

10

У императора сведения были явно устаревшие - драконы над Грозными Горами давно уже стали реальностью с которой приходилось мириться всем окрестным жителям... Ибо тех кто не мирился давно уже не стало. Шэссарах еще с минуту молча разглядывал человека в зеркале перед ним, все еще пытаясь понять - где же он его видел, после чего прокомментировал высказывание своей супруги:

- Ты и сейчас маленькая и не уверен я в твоем уме. Однако выяснение этого может подождать... Можешь ли ты мне ответить, Ландер, на вопрос, который, признаться, мучает меня давно - будучи особой приближенной к императору и двору намного ближе, чем любой из нас, скажи мне - что думает император, его придворные и военачальники о конфронтации с магами, которая рано или поздно произойдет, ибо в Рахиссаре, южных эльфийских княжествах и в других независимых от Империи частях мира маги существуют и, скорее всего, будут задействованы в военных действиях, если таковые случатся. Конечно, ирифрит защищает от магии, но ведь нельзя одеть всю армию в него, заложить в основу каждой стены и здания... Почему те, предшествующие императоры, позволили церкви начать охоту за магами и магическими существами и тем самым ослабить свое государство? И почему нынешний император, пришедший к трону, насколько  мне известно, при поддержки армии не отменил эти указы, ведь тогда он обладал наибольшей военной силой в Империи? Или я чего-то не понимаю в вашем, человеческом, образе мышления?

0

11

Рассвет, изобразив возмущенный взгляд, после фыркает, и не может удержаться от тихого смеха, слушая речь черного дракона, что, по всей видимости, вознамерился с порога зеркала показать - какие среди драконов бывают разные личности, и укрыть собеседника целым ворохом не самых простых вопросов.
- Ну погоди, Черное Крыло, не так долго мне осталось расти, чтобы с тобой сравняться размерами - пожалуй, что и меньше века! Воистину, мне никогда не получится пересечь тот предел возраста, который позволит выйти в твоих глазах из возраста детства - слишком уж велика была у тебя фора! - Шутливо пригрозила она дракону указательным пальчиком, явственно больше отшучиваясь, чем ворча всерьез.
- Но вот минет век...А после не так-то легко будет игнорировать мою отменную рассудительность, особенно при наличии столь веского аргумента, как хвост с твоим в длину сравнимый.
Вновь переведя взгляд на мужчину в зеркале, Рассвет улыбается - словно стремясь своей теплотой и легкостью чуть сгладить эффект от прозвучавших строгих слов черного дракона.
- Однако, вот уж точно - что я спросила бы еще не скоро, Черное Крыло озвучил с минуты второй...Сумеешь ли нам пролить свет на что-либо из спрошенного, Ландер? Коснувшись сердца, могу сказать, что не менее любопытна и мне эта тема.

0

12

Двух драконов явно связывало нечто большее, чем просто принадлежность к одной расе: Хингв начал подозревать, что понимает, почему Рассвет с таким вдохновением говорила о семейном счастье. И вопросы, к сожалению, у них тоже были общими.
- Не думаю, что могу ответить. Может быть, ты поймешь меня, Черное Крыло, может, нет, - он обращался в первую очередь к черному дракону, как к старшему и тому, кто изначально задал вопрос. - Я – человек, и мой главный долг – долг перед Империей. Неужели ты забыл о том, что между нашими расами лежит многовековая вражда? Одно дело – беседовать с Рассвет на в основном малозначимые темы, и другое – обсуждать военную стратегию страны. – «С драконом, которые выглядит и ведет себя, как опытный боец, а значит, сможет использовать полученные сведения по назначению, и это назначение наверняка мне не понравится», - мог бы добавить Хингв, но, разумеется, этого не сделал.
- Могу только коснуться исторических вопросов; впрочем, чем руководствовались древние Императоры, мне не известно. Однако Император Ридриг лишился трона и головы, в том числе, потому, что потерял поддержку Церкви, когда хотел смягчить законы, направленные против магов.
Больше ничего он добавлять не стал. Из этой фразы, приложив совсем небольшие усилия, можно было сделать вывод – что, как и почему. С появлением Черного Крыла беседа перешла в гораздо более привычное Императору русло – с осторожностью, недомолвками и попытками аккуратно прощупать оппонента. Хотя, нельзя не признать, говорить с одной Рассвет было приятнее – но от черного дракона выше был шанс узнать что-нибудь полезное. Впрочем, он, несомненно, также, как сам Хингв, не захочет делиться с собеседником чужой расы какой-либо значимой информацией.

0

13

Маттиас стремительно передвигался по коридору. За ним оставалась лишь цепочка случайно встреченных удивленных лиц, которые успевали задать вопрос, но ответ не получали. В определенном смысле их можно было понять, ведь по дворцам со скоростью выше пешеходной передвигаются не так уж часто, а Ленартс не то, что бежал, – летел.
Поворот, еще поворот и вот, наконец-таки, тот дальний закуток, в котором живет император. Где сейчас находится Его Императорское Величество Ленартс узнал от дворцовой стражи. Подобная информированность могла бы показаться подозрительной, но данная система была давно отлажена; стражник, заметивший Хингва, передавал информацию о его перемещению другому стражнику, который был рядом, а тот передавал третьему и так по всему дворцу. Предполагалось, что никто кроме стражников не знал об этом. Что было совсем странно – предположение было верным.
Два стражника у портала, заметив Ленартса, хотели было перекрыть проход, но значок и слова «Это смертельно важно» отговорили их. А может дело было во внешнем виде Ленартса, который всем собой говорил, что Маттиас уже третий день нормально не спит, а носится по делам, как угорелый.
Переведя дух, капитан Гвардии выпрямился и, вспомнив про этикет, решил сначала постучать в дверь. Ответом стуку была напряженная тишина, да внезапный приступ кашля одного из мужчин.
Нет, ждать, определенно, не было времени!  Кто знает, когда именно Фалин, этот безумный маньяк, ворвется к императору в покои и совершит убийство? Хингв, конечно, хороший воин, но у честного воина немного шансов против бесчестного ублюдка, не брезгующего любой возможностью нанести смертельный удар. Это Маттиас знал из личного опыта.
Резко распахнув дверь, Ленартс, само собой, не обнаружил за ней императора, а потому углубился внутрь комнат. Достаточно быстро он добрался до той, где и находился император. Об этом Маттиас узнал благодаря звукам голоса Хингва. Капитан не был уверен в том, что знает, какие именно слова произносились, но в том, что слова принадлежали императору, гвардеец был уверен абсолютно.
«Не думал, что Хингв разговаривает сам с собой», подумал Ленартс, проходя внутрь комнаты.
К счастью для тех, кто находился по ту сторону зеркала, оно было расположено так, что входящий не мог сразу же увидеть некую девушку и черного дракона внушительных размеров в нем, а потому, бросив на зеркало мимолетный взгляд, Маттиас приблизился к императору. Рука уже лежала на эфесе меча, так как убийца мог быть неподалеку.
– Простите, что врываюсь, но вопрос касается вашей жизни. – Взгляд темно-карих глаз капитана встретился со взором стальных глаз императора. – Дело в том, что убийца, имя которого Фалин, планирует покушение на вас, Император. Я здесь, чтобы предотвратить это.
Пока из уст раздавались слова, голова Ленартса лихорадочно пыталась придумать, каким именно образом Фалин попытается напасть на императора. Одно он знал точно - убийца не станет действовать обыденно. Впрочем, капитан, человек тоже необычный, перебрал в уме все те приготовления, совершенные вчера, и удовлетворенно хмыкнул, хоть и про себя.

Отредактировано Маттиас Ленартс (7 октября, 2011г. 20:44:52)

+1

14

Капитан гвардии знал расположение скрипящих половиц-ловушек в кабинете не хуже, а то и лучше самого Императора, - еще бы, ведь он лично контролировал их установку, не удовлетворившись тем, что было до его вступления в должность, - а в анфиладе комнат пол и вовсе был покрыт коврами, так что Хингв различил приглушенные шаги только когда он оказался уже рядом.
Хотя вероятность того, что стражники у двери добровольно пропустят кого-то опасного, была невелика, ладонь мужчины рефлекторно легла  на рукоять кинжала, когда он повернулся к вошедшему. И тут же, узнав его одновременно в лицо и по голосу, сделал шаг вперед, чтобы у него не возникло желания пройти дальше – туда, где он мог заметить в зеркале что-то лишнее. Накрывать артефакт, увы, времени уже не было, и это Императору очень не нравилось. Один лишний шаг – и….
«Покушение на мою жизнь?»
- Капитан Ленартс! – взгляд Императора был холоден, как и тон его голоса. Он остановился напротив гвардейца, своим движением вынуждая его отступить в дверной проём. – Стражникам у дверей был отдан ясный приказ никого не---
Одно лишнее слово. Увы, капитан гвардии не замолчал, когда к нему обратился Император: видимо, считал, что информация, которую он хочет донести, чрезвычайно важна. Удача сегодня явно играла краплёными картами. И явно не на стороне Хингва…. Шанса того, что драконы не услышали произнесенное в полный голос обращение, не было. Так что ситуация лучше всего  характеризовалась одним очень емким и очень нецензурным словом, столь любимым когда-то центурионом Янтери, под началом которого он начинал свою военную карьеру….
Император взял себя в руки, гася зарождающуюся вспышку гнева. Обругав подчиненного, он не добился бы ровным счетом ничего. Для начала – разобраться, что именно хочет капитан гвардии, а потом уже оценивать ущерб, нанесенный не вовремя сказанным словом.
- Фалин? – он смутно припоминал какой-то доклад Ленартса, попавшийся ему среди прочих документов во время предыдущего сражения с завалами важных и не очень бумаг. Тогда, увидев в одной из первых фраз слово «предположительно», он уделил ему очень мало внимания. – Конкретнее, капитан. От чего именно вы собрались меня охранять?
Очень неплохо было бы узнать, успел ли гвардеец расслышать что-то из того, что было сказано драконам, однако поднимать это вопрос Император не собирался, чтобы не заострять на нём внимание. По его словам невозможно было заключить что-то конкретное, так что сделать вид, что не происходило ровным счётом ничего существенного, было безопаснее, чем что-либо выяснять.

+1

15

- Я был не прав задавая вопросы о настоящем, - после некоторого размышления ответил Шэссарах, - впрочем, я не прочь обсуди... - и тут он замер на полуслове, благо его слух был немного острее чем у императора и шаги он услышал на долю секунды раньше и замолчал, не желая выдавать свое присутствие, пусть даже и "зеркальное", одновременно с этим смещаясь чуть вбок, чтобы кончиком хвоста прикрыть рот своей супруге.

Сложно сказать - когда он узнал человека разговаривавшего с ними - то ли когда "Ландер" повернулся в профиль, то ли когда услышал обращение - впрочем что-то подобное и так крутилось где-то в подсознание, а теперь встало на свои места и профиль человека был соотнесен с профилем на монетах Империи.

Если бы у дракона были уши на манер слоновьих - они бы непременно развернулись во всю ширь, стараясь не пропустить ни единого звука из зеркала... Но так как ушей у него не было - у Шэссараха только распрямился гребень, выдавая его волнение, да хвост прижался к губам Астаасии еще чуть плотнее.

+1

16

Если бы кто-нибудь взглянул на лицо Рассвет в тот миг, когда до молодой драконы дошло, что некий новоприбывший там, за зеркалом, титулует императором их с Шэссарахом текущего собеседника, он, право, усомнился бы в том, что златоволосая девушка принадлежит к драконьей расе.
...скорее всего, быстро бы предположив, что второй ипостасью для нее является сова.
Ибо глаза у нее были аккурат под стать - такие же большие, круглые, и донельзя ошарашенные!
Так что Шэссарах донельзя удачно заткнул спутнице жизни ротик хвостом - ибо приоткрытые в изумлении губки уже начали было проходить в движение, наверняка выдав бы вслух нечто...должным образом отображавшее бы состояние чувств Рассвет в данный момент.
...право же, только черному дракону с тремястами годами опыта обращения такой финт хвостом и под силу - это только со стороны может показаться, что подумаешь, пошевелил хвостом.
А вы попробуйте-ка так пошевелить конечностью, боевая сила которой сравнима с гибридом осадного тарана и камнедробилки, которая сплошь укрыта наростами, шипами и утяжелениями - да пошевелить ей так, чтобы аккуратненько прикрыть нежные девичьи губки? На заднем фоне мыслей у Рассвет даже мелькнула догадка, что на самом деле супругу не так уж не нравилась ее двулапая форма, как он имел обыкновение ворчать при ее виде.
Однако разговор за зеркалом продолжился, и Рассвет прижалась ладошками к хвосту у своего лица, отстраняясь и оборачиваясь на миг - видимо чтобы позволить для бы Шэссараху оценить глубину потрясения на ее лице.
Молча и бессильно потыкав пальчиком в сторону зеркала, словно по детской привычке взывая к более опытному дракону с требованием немедленно исправить пошатнувшийся устой мира, златоволосая девушка ухватывает слухом слово "покушение", и...
...и вообщем, будь она эльфом - уши бы тоже вытянулись в сторону зеркала и задрожали бы от любопытства.

+1

17

«Кажется, ничего не забыл», лишний раз утвердился Ленартс, еле заметно кивнув головой, параллельно выслушивая Хингва. Подобный полезный навык всегда вырабатывается у людей, над которыми стоит кто-то выше. С одной стороны, им нужно слушать, что говорит начальство, но с другой, и своими делами пренебрегать не стоит. Тем более, если от твоих дел зависит жизнь того самого начальства, что находится сейчас перед тобой.
Взгляд императора был холоден, но Ленартса, сделавшего каменное лицо, это мало интересовало. Само собой император отдал приказ никого без сверхсерьезных известий не впускать, но Маттиас считал, что любое известие будет расцениваться императором именно как такое, которое не является важным вообще. Иными словами, капитан был готов к такому повороту и всем своим непроницаемым видом показывал это.
А зеркальные перипетии, возникшие у двух драконов по ту сторону стеклянной глади, прошли мимо внимания капитана, так как Ленартс отошел обратно к дверному проему под давлением Его Императорского Величества.
- От Фалина. – Тупо повторил Ленартс, так как слабо понимал, что хотел услышать Хингв. Впрочем, быстро сообразив, через секунду-две добавил: - Очень способный и немного чокнутый подмастерье Рарируро, орсина, что создает фейерверки. Орсин предупреждал нас, что однажды его ученик заявил, будто фейерверки нужно использовать не только для красоты, но даже Рарируро не думал, что Фалин сказал это всерьез.
Маттиас выпрямился, шумно выдохнул и продолжил:
- В общем, первую жертву Фалина пришлось соскребать со стен. Им был какой-то чиновник. Это мы поняли по уцелевшему обрывку одежды. Вторую жертву Фалин зарезал ножом, ей оказалась служанка при дворе, третьей жертвой стал один легионер, который, как говорят, неоднократно измывался над парнем. – Ленартс задумчиво отвел взгляд: - Думаю, нет смысла перечислять всех тринадцать убитых. Кстати Рарируро совершенно не пострадал, сейчас он в штабе. Смысл в том, что каждый раз он оставлял записку, где писал неясные отрывки. Аналитически подойдя к вопросу – Маттиас предпочел промолчать про строки последней записки, «Я УБЬЮ ХИНГФА! ЧЕВО БЫ МНЕ ЕТО НЕ СТОИЛО!» – мы пришли к выводу, что он планирует покушение на Вас. И ему хватило глупости указать на метод, который он будет использовать. Уверяю Вас, Император, у гвардии все под контролем, но мне придется немного времени побыть здесь.
Ленартс лихо отдал честь, ожидая дальнейших слов все с таким же каменным выражением на лице.

Отредактировано Маттиас Ленартс (8 октября, 2011г. 01:48:20)

+1

18

Хингв слушал объяснения капитана гвардии, с ощущением некоторой обреченности различая на его лице уже хорошо знакомое непреклонное выражение, которое означало, что капитан твердо уверен в том, что Император его не одобряет, но, так как не менее твердо уверен в своей правоте, то будет продолжать в том же духе. Конечно, игнорировать прямой приказ он бы не стал – а Хингв не стал бы отдавать такой приказ без очень веской причины. Достаточно глупо мешать человеку, которого лично назначил на занимаемую должность, и который до сих пор этой должности безукоризненно соответствовал, - по крайней мере, в том, что касалось обеспечения безопасности, если не в вопросах внешнего вида и поведения, - выполнять профессиональные обязанности. Другой вопрос, были ли маячащие в зеркале драконы достаточно веской причиной. 
Очевидно, что нельзя допустить, чтобы капитан Ленартс увидел артефакт. Однако, учитывая, что к беспочвенной панике он не склонен, весьма вероятно, что действительно существует серьезный риск покушения. А значит, выставить его из покоев в приказном порядке тоже было бы неразумно….
- Что ж, я понял, - коротко кивнул Император. Его голос звучал холодно и отстраненно, - как чаще всего и бывало при общении с подчиненными, - однако недовольства в нем не было. «Регулярно находятся желающие лишить меня жизни, а ваше дело, капитан, пресекать их попытки. Мне абсолютно не нравится ваша привычка врываться в мои покои, когда вам взбредет голову, - чего только стоит скандал, который мне закатила графиня после одного вашего эффектного появления - однако это ваша работа, которую я же вам и поручил. Думаю, мы оба это понимаем…». – Какой помещение лучше подойдет для осуществления вашего плана по нейтрализации этого Фалина? Возможно, стоит пройти в кабинет, где чуть больше места и меньше нагромождений хлама?
Все-таки, что ни говори, со своей собственной гвардией выгоднее и безопаснее сотрудничать. Да и подтолкнуть мысли капитана к тому, что хватит торчать на пороге этой комнаты, - рискуя, что он таки увидит или услышит что-нибудь лишнее, - не помешало бы.

0

19

Еще немного и драконы таки отрастят себе уши - хотя бы только ради того чтобы прослушивать происходящее на другой стороне зеркала... Впрочем существует еще одно применение ушам - длинными вытянутыми ушами можно подавать друг другу знаки в ситуациях, когда говорить нельзя, но очень хочется, как сейчас, тем более что на другой стороне стекла осуждают такую интересную тему как убийства, на которые редко драконье общество - точнее самих драконов убивают (или, как минимум, убивали до недавнего времени) достаточно часто, но вот чтобы один дракон преднамеренно убил другого - это редкость. Случаются, конечно, драки из-за территорий или из-за самки, которая не может решить - какому кавалеру отдать предпочтение, но обычно они заканчиваются первой кровью и редко когда доходят досерьезных повреждений...

Астаасия со своего места на лапе супруга может наблюдать за тем как тот начинает двигать пальцами - то ли разминает их, то ли колдует что-то, благо из стадии, когда для колдовства нужен был и голос Шэссарах давно вышел, а эманации магии от работающего зеркала делают сложным "распознование" его заклинания...

0

20

Судя по виду драконы, будь ее воля, она бы сейчас проверила - а нет ли в данном зеркале иных свойств полезных? Например из таких, чтобы высунуть слегка голову из каменной тяжелой рамки, и не только подслушать беседу, столь интригующего характера, но и подсмотреть на то - кто там новый пришел к их собеседнику?
...правда, совать золотую головку внутрь неведомо какими принципами работающего артефакта Рассвет не торопится - как минимум потому, что предполагает, что осторожный супруг немалотонной весомостью поперек дороги ей ляжет тут же.
И ругаться будет много и сурово, не смотря на желание соблюдать тишину в подслушивании.
Хотя мимоходом проскользнувшая мысль определенно требовала дальнейшего изучения - пусть зеркало для дракона выглядело как ручное, в его широкую и высокую рамку смогла бы пройти сама девушка без труда, а мужчина стати бывшего Ландера - конечно только боком.
Но какие возможности открывались бы тогда!
Однако, движения лап привлекают ее внимание, и воспользовавшись тем, что в зеркале пока не отражается никто, Рассвет устремила взор на супруга, пытаясь угадать - что он колдует...или что пытается до нее донести.

0

21

Маттиас понятливо кивнул императору несколько раз, показывая своим видом, что он внимательно слушает все, что говорит Хингв. Оно, как не странно, действительно было так.
Критическим взглядом окинув комнату, и одарив потолок продолжительным осмотром, Ленартс все же решил, что эта комната действительно не так уж удобна для его плана, так как окна в ней выходили не на ту сторону, какую бы надо. Да и крыша тут была, пожалуй, не самая подходящая.
- Да, верно. – Кивнул каменноликий Ленартс и прошествовал в кабинет Хингва. Будучи опытным воином, Маттиас часто там бывал и знал, где этот кабинет находится: - Ваш кабинет действительно идеально подойдет.
«Даром, что по плану, Фалин вообще не должен проникнуть внутрь замка», отметил уже про себя Ленартс, становясь по центру комнаты. Но Фалин задерживался, и это начинало немного действовать на нервы…
Стоило так подумать, как где-то сверху раздался звук приглушенного взрыва. Нельзя сказать, будто этот взрыв сотряс замок; скорее ощущение было такое, словно кто-то в соседней комнате баловался с хлопушками. Однако, рефлекторно все же пригнувшись, капитан посмотрел в сторону шума, словно надеясь увидеть его виновника через потолок, после чего в одно движение развернулся и бросился к окну, убедившись, что потолок цел. Ленартс знал, что Фалин не станет даже пытаться проникнуть через окна – благодаря самому скользкому жиру в Хролдаре это было чрезвычайно травмоопасно – зато, если у парня действительно есть оружие, которое сходно по принципу действия с фейерверками, и он попытается проникнуть через крышу, сделав в той новый проход, – его ждал неприятный сюрприз. И, судя по отдаленной нецензурной брани, Фалин с сюрпризом уже познакомились. Прошло несколько секунд, прежде чем раздался новый приглушенный взрыв, за которым последовал еще один. Затем - неожиданно отчетливый звук ломающейся черепицы под чьей-то ногой, крик полный одновременно и гнева, и отчаяния – Маттиас невольно отпрянул от окна, когда за ним пролетело тело потенциального убийцы – после которого послышался лишь глубокий и неприятный хлюпающий звук, следом за которым пришла тишина.
Капитан тут же распахнул окно и посмотрел вниз.
- Попался! – Победно заключил Ленартс и повернулся к императору. – Разрешите доложить – Фалин пойман и обезврежен, а если не поспешить, то будет еще и мертв от удушья. С вашего позволения!
Коротко то ли поклонившись, то ли кивнув, Маттиас стремительно выбежал из кабинета, откуда направился во двор замка. Как Ленартс и сказал, Фалин попался в руки гвардии Императора. Весь поздний вечер прошлого дня, вплоть до захода солнца, капитан провел на крыше, где собственноручно испортил черепицу и спрятал несколько взрывоопасных фейерверков, которые ему щедро одолжил Рарируро. Он же, орсин, подсказал Маттиасу каким образом Фалин намеревается проникнуть во дворец. Нынче же подмастерье мастера фейерверков безуспешно барахтался в яме, доверху наполненной первосортным компостом, в попытках выбраться на поверхность. Этими приготовлениями Ленартс позволил заняться уже садовнику. Хингв, конечно, мог бы возмутиться таким положением навозной ямы под окном, но, строго говоря, это была прихоть не капитана, а фаворитки императора, пожелавшей пышные розы под окном, но не пожелавшей узнать все прелести выращивания оных.
Если же посмотреть на вещи трезво и непредвзято, то капитан только что предотвратил попытку покушения, причем еще до этой попытки, а значит, его работа была выполнена. Сегодня.

+2

22

Окончательно успокоившись насчет зеркала и возможного раскрытия тайны, Император последовал за гвардейцем в свой кабинет. Непосредственной опасности чего бы то ни было, требующей от него немедленных действий, не было, - покушение таковой опасностью не являлось, поскольку им занималась гвардия, - так что Хингв, присев за стол, наугад поднял лист бумаги из сложенных условно аккуратной стопкой неразобранных документов. «…таким образом, для решения проблемы уличного освещения в столице потребуется установить светильники на крупных улицах в количестве 50 штук на каждую тысячу саженей длины, на малых улицах – в количестве 30 штук на каждую тысячу саженей длины, также по площадям по краю площади каждые пятнадцать саженей, что, если подвести итог по всем улицам и площадям города, составит…». Император, пробежав глазами середину документа, чуть более поспешно, чем требовалось, отложил его в сторону: выбранный листок оказался очередным пространным посланием советника Листена по поводу уличного освещения, перегруженным цифрами и расчетами и не несущим никакого реального смысла.
Капитан гвардии стоял столбом в середине комнаты, видимо, ожидая начала «боевых действий», и Хингв задумался, что же, всё-таки должно произойти. Каким образом этот ненормальный Фалин может применить фейерверки для попытки убийства? Фейерверк – это огонь…. Взрыв? Возможно.
И, как будто подтверждая его мысли, наверху что-то приглушенно грохнуло, - кажется, потолок даже слегка дрогнул, - после чего капитан Ленартс кинулся к окну, а Император привстал со своего места, потому что последовать за капитаном было, во-первых, неосмотрительно, во-вторых, как-то несолидно. Хотя, несомненно, ему хотелось бы узнать, что за способ покушения измыслил безумец и какие меры гвардия приняла против этого. Такая информация лишней не окажется.
Вопль, а затем и промелькнувшее за окном тело вместе с подтверждением капитана явственно знаменовали провал покушения…. А затем капитан Ленартс, испросив разрешения и, как обычно, его не дождавшись, покинул помещение столь же стремительно, как и появился. Хингв всё-таки позволил любопытству ненадолго возобладать и подошел к окну, чтобы взглянуть на то, что осталось от неудачливого убийцы. Надо сказать, что, хоть появление ямы с какой-то грязью и вызвало некоторое недоумение Императора, но, учитывая изощренные методы, к которым иногда прибегала гвардия для защиты его особы, это удивление не было слишком сильным. Он только сделал себе заметку потребовать с капитана Ленартса доклад о принятых в данной конкретной ситуации мерах безопасности. Возможно, кто-то мог бы заподозрить, что это было чем-то вроде мелочной мести капитану, который терпеть не мог бумажную работу, за несвоевременное явление, – но не дело это, подозревать Императора в мелочности.
Тем более, что сейчас его волновало совсем другая проблема. Одна половина этой проблемы была закована в непробиваемую броню чешуи, вторая сияла золотистыми волосами – но сказать, что какая-то из них менее значима, было нельзя. Проходя через анфиладу комнат обратно к зеркалу, Хингв гадал, чего же ожидать. Реакция драконов на неожиданную и несвоевременную информацию не поддавалась логическому предсказанию, и он вполне мог вместо работающего артефакта увидеть немую и холодную зеркальную гладь…

0

23

Как ни странно - зеркало еще работает и драконы с интересом слушают происходящее за стеклом. Когда же в поле зрения появляется император, тот дракон который побольше, побронированнее и не имеет волос, задумчиво произносит:

- Интересно живут люди. Это у вас как - в порядке вещей - взрывать королевские дворцы? А то, может нам просто подождать и вы сами вымрете? - в голосе слышится ирония, - Не хочешь к нам погостить приехать? Обещаю, что здесь будет на порядок спокойнее.

- А теперь, если ты не против - кстати, а как тебя теперь называть "Ландер" или все-таки Хингв? - я бы хотел вернуться к тому что мы обсуждали. Понимаешь ли, я - историк, но историю человечества я как-то упустил из внимания и теперь бы хотел восполнить пробелы... Если не ошибаюсь, то мы остановились на обсуждении ослабления империи действиями инквизиции против магов

Создается ощущение, что дракону все равно - кто перед ним... Хотя впрочем - а почему он волноваться о том кто перед ним - человеческий владыка или последний крестьянин.
- Мне неловко просить о таком, но, возможно, обладая определенным статусом, ты можешь попасть в архивы в которых есть документы времен прихода Посланника - мне было бы интересно сравнить церковные тексты того времени и нынешнего... Если ты, конечно, сочтешь что это "безопасно" для вашей империи... - дракон бело- и острозубо улыбается и добавляет, - Поправь меня, если я ошибаюсь, но в нынешнее время люди ведь считают, что это Посланник призывал к борьбе с магами, не так ли?

0

24

Не смотря на то, что черночешуйчатый дракон без заминки продолжает общение, по лицу Астаассии гораздо проще прочитать оттенки чувств, особенно если собеседник столь проницателен и поднаторел в дворцовых интригах, как император.
Похоже, прошедшей паузы оказалось слишком мало, что бы златоволосая дракона собралась с мыслями, отсортировала эмоции от знаний, и добропорядочно пришла в себя.
Напротив!
...появившегося в зеркале встречает взгляд карих глаз, вмиг вскинувшихся от серого гранита пола, и смятения в них поболее, чем всего остального.
Рассвет взволнованно мнет и комкает подол платья на коленях между пальчиками, похоже сама того и не замечая - так, словно до появления мужчины в зеркале ее вдруг укололо в сердце холодной тревогой, заняло мысли тенями недобрых предчувствий, оттеснило в сторону любопытство леденящей опаской.
Сдвинув брови и покусывая нижнюю губу, ерзает на лапе черного дракона так, словно плотно пригнанные друг к другу широкие чешуйки вдруг именно в этом месте превратились в мелкую, колючую россыпь, чувствительно впивающуюся в ягодицы.
При виде "Ландера", оказавшегося почти подтвержденно "Хингвом", златоволосая дева закрывает глаза, не сдержав облегченного выдоха - так, словно она надолго придерживала дыхание при этом.
- С тобой все в порядке? - Почти хором с Черным Крылом спрашивает девушка, скользит при этом пристальным взглядом по фигуре собеседника за зеркалом, словно пытаясь отметить в нем десять отличий после предыдущего появления.
...замолкает, позволяя дракону договорить, и тем самым давая себе возможность завершить осмотр - тревога в ее взгляде подтаивает, словно льдинка на солнце, уступая место новому беспокойству, и в наступившей тишине Рассвет с заметной робостью вновь задает вопрос:
- Ты...не расхочешь общаться с нами теперь?

0

25

Артефакт, вопреки сомнениям Хингва, находился во включенном состоянии, драконы никуда не ушли, - и, как он подозревал, с интересом прислушивались к его общению с капитаном Ленартсом. Впрочем, сейчас они оба имели вполне невинный, - если такое можно сказать об огромном бронированном ящере, - вид, который отрицал всякую возможность того, что они подслушивали. Ну, разве что случайно, пару слов, краем уха….
Рассвет и Черное Крыло вначале заговорили почти одновременно, - правда, потом девушка уступила право слова своему спутнику, - снова поставив его перед выбором, кому первому отвечать. И, если черный дракон держался и говорил так, как будто произошедшее, включая внезапно открывшуюся информацию, было мелкой помехой, не стоящей внимания, то Рассвет явно пребывала в смятении. Оттого ли, что «Ландер» обманывал ее? Или, - судя по первому вопросу, сорвавшемуся с ее губ, как только она снова увидела человека в зеркале, - беспокоясь за него?
- Взрывать дворцы? Нет, этот псих был первым, кто до такого додумался, и, надеюсь, последним, - ответил Хингв на саркастичное замечание дракона, после чего сам добавил с долей иронии: - А то, глядишь, кому-нибудь взбредет в голову и запустить фейерверком в летящего дракона.
«Кстати, любопытный вопрос, что из этого выйдет», - почти непроизвольно промелькнуло в голове у Императора – «Фалин был безумцем, но он каким-то образом сделал из фейерверка оружие…. Там ведь в основе порох, как в орсинских пистолях и пушках. Если гвардия взяла его живым, то…». Додумывать, что можно сделать в таком случае, он не стал. Все-таки не слишком это любезно, разговаривая с драконами, параллельно задумываться о потенциальном оружии против них. Хотя, несомненно, весьма предусмотрительно.
- Впрочем, благодаря усилиям гвардии убийца не смог даже подобраться близко, - короткий кивок Рассвет, вроде как благодарность за беспокойство. А может, и не было ничего – настолько малозаметное это движение. – Что касается продолжения общения, то в свете открывшейся информации я бы скорее ожидал, что это вы выскажете желание его прервать. Однако, судя во всему, это не так, - в интонации мелькнула вопросительная нота, но скорее просто «для галочки», потому что черный дракон, задавая свои вопросы, явно рассчитывал на ответ, и, следовательно, продолжение разговора. Впрочем, что именно сказать, Хингв пока не решил. Освещение некоторых моментов из истории Империи, пожалуй, не могло принести вреда. А вот пользу – вполне, потому что способствовало бы установлению некоторого контакта с Черным Крылом, который явно был гораздо более недоверчив, чем Рассвет, - и явно мог оказаться более полезным. Он был старше, и, возможно, мог бы…. «Нет, еще слишком рано задумываться на эту тему», - оборвал сам себя Император, возвращаясь мыслями к истории Империи и Церкви.
- Несомненно, я могу получить доступ к архивным документам, - согласился он, – хотя чрезмерный интерес к церковным текстам времен до рождения Посланника, вероятно, может вызвать нездоровое внимание нынешней Церкви. Увы, Преподобная Мать Патерия и Верховный Инквизитор не заблуждаются в оценке степени моей набожности. Священные тексты меня до сих пор интересовали лишь в той мере, в которой это было необходимо, чтобы вести дела с церковниками. Но, насколько мне известно, в записанных речах Посланника нет прямых призывов к уничтожению магов, и никоим образом я не стал бы ручаться, что «тайные знания», которые Посланнику было предсказано найти, не имели к ней отношения, - высказывание, кстати, с точки зрения Инквизиции откровенно еретическое. Однако… что никто не слышал и не может подтвердить, того не было. И Император – не какой-нибудь башмачник. которого можно бросить в темницу за неосторожную реплику. - Но, думаю, ты не хуже меня представляешь всю силу интерпретаций и толкований, которым любой текст подвергают последователи…. Орден Белой Лилии с самого своего основания призывает отречься от магии, поскольку та была причиной чудовищных разрушений и гибели множества людей во время Третьей Ильфийской войны. Это практически цитата из их воззваний. И что по этому поводу думают люди в целом, я сказать не могу. Начиналось все с того, что магия потенциально опасна, и поэтому должна быть под запретом. Теперь же… Инквизиция чересчур полюбила слово «ересь».
Тоже рискованное высказывание. Весьма. Однако свое отношение к политике Церкви Хингв собирался высказать достаточно откровенно: удобно, когда правда может расположить к тебе собеседника вернее, чем какие-то изощренные нагромождения словесных форм. Впрочем, ожидать от этого мрачного дракона «расположения» - нет, он не был настолько глуп.

0

26

В глазах черного дракона на секудну вспыхнуло злое пламя:

- Один из немногих способов людям убить дракона - это устроить засаду и расстрелять дракона из ружей. Причем желательно выбирать дракона помоложе, совсем хорошо - если ребенка.

Астаасия сейчас чувствует довольно резкий удар в бок хвостом - Шэссарах не может сдержать эмоций и хвост начинает дергаться. Впрочем буквально через пару секунд он успокаивается.

- Я бы предпочел не обсуждать эту тему в дальнейшем. Поэтому предлагаю вернутся к тому о чем мы говорили - политики церкви против магии и неразумности запрета всего опасного... Ведь, если подумать - мечи и порох унесли жизни куда большего числа существ чем магия, но их почему-то не запрещают... Впрочем, - тут дракон позволяет себе усмешку, - мне кажется, что инквизиция стала причиной смерти хорошо, если не большего числа людей чем магия... Как вы думаете - не пора ли ее запрещать?

И хотя по тону вопрос явно шуточный - дракон смотрит серьезно, явно ожидая такой же реакции от собеседника...

0

27

Рассвет, когда тема заходит о удобных способах пресечения жизни драконам, явно бессознательно потирает правое плечо - так, как обычно тянутся к тем ранам, что давно заросли и растаяли без следа, оставшись лишь отметинами больше на памяти и рефлексах тела, что длительное время было ввиду чего-то ограничено в передвижениях.
...из на миг захвативших дракону воспоминаний выводит ее вновь в реальность ощутимый толчок в бок, отчего златоволосая девушка чуть пошатывается, и бросает на дракона недоумевающий взгляд было...после, наконец вернувшись в себя целиком, аккуратно дотрагивается ладонью до его шеи, погладив.
Так, наверное, человеческая женщина могла в беседе накрыть ладонь мужчины своей - ничем более не выдавая свою поддержку и успокоение, но тем не менее даруя возможность ощутить ее при желании.
Правда, что именно ощущает тяжелобронированный представитель драконьего племени при прикосновении ладошки, явно легкой и нежной, судить нельзя, но и движение Рассвет можно заметить.
- Мне однажды довелось быть объектом для охоты. Однако, это совсем не тот жизненный опыт, который я бы всем сердцем желала повторить. - Несмело добавляет и свой комментарий златоволосая дева в тему, которой коснулись мужчины - так, словно беспокоится, чтобы отзвучавшие слова не высекли чрезмерных искр между ними. Ибо воистину, что черночешуйчатый дракон по одну сторону зеркала, что черноволосый человек по другую, в чем-то явно казались ей сродни...не в последнюю меру из-за отчетливо твердых и цельных характеров.
- Хингв, осмелюсь попросить тебя - прежде чем что-либо отвечать Черному Крылу, ответь, запер ли ты покои, в которых ныне находишься? Ибо мне показалось, что тот, предыдущий человек, кто побеспокоил тебя, вошел довольно стремительно и безо всяких препятствий. Дважды молния в одно дерево донельзя редко бьет, но не желалось бы мне повторений, коль скоро беседа уходит в такое русло...Успокоишь ли меня?

0

28

Гнев дракона не напугал Императора. Правда, стоит признать, что, не разделяй их непроницаемая преграда в виде артефакта, вспыхнувшая в глазах Черного Крыла злость вызвала бы, по крайней мере, опасение. Однако мелькнула и мысль, куда же нужно попасть из ружья дракону, чтобы причинить ему реальный вред? Орсинские ружья не слишком мощны, особенно в сравнении с таким бронированным чудищем…. Непростая задача – убить дракона, не то, что человека, который уязвим и для клинка, и для яда, и для магии. Не потому ли люди погрязли в междоусобных войнах, что имеют возможность легко лишать друг друга жизни?
Рассвет вставила свой комментарий почти робко, - когда они говорили один на один, она вела себя гораздо более свободно, - как будто опасаясь разозлить или встревожить своего спутника. Прошлое драконицы не было таким безоблачным, как можно было предположить по ее виду и поведению, и черный дракон, похоже, разделял эти ее воспоминания, и Хингв задумался, какие еще неосторожные замечания он не должен себе позволять, чтобы не вызвать неудовольствия собеседников.
Он опять ответил сперва на вопрос Рссвет, потому что он не требовал долгих пояснений:
- Этот человек был капитан моей Личной гвардии, и неудивительно, что стражники у дверей не задержали его. Другие не могут пройти мимо охраны столь легко. Однако да, Рассвет, я запер дверь, на случай, если меня решить посетить кто-то, настолько же пренебрегающий этикетом. – Он сделал паузу, прежде чем перейти к другой, гораздо более серьезной теме. А Черное Крыло, несмотря на легкий, почти шутливый тон, похоже, задавал свой вопрос всерьез. А значит, и ответ требовался такой же серьезный. – Мне кажется, отличие магии от клинка в том, что клинок доступен каждому, кто пожелает взять его в руки и потратить некоторое время на тренировки. А магические способности – удел избранных, - или проклятых, как утверждает Церковь. Поэтому, в отличие от обыкновенного оружия, они вызывают у людей, к ним непричастных, опасение, основанное на непонимании. Чего люди не понимают – того они начинают бояться. Если у драконов это не так, вам повезло…. Я уже упоминал в разговоре с Рассвет: не знаю, что изначально толкнуло Церковь проводить такую политику. Страх, жажда власти, фанатичная вера? Верой и волей Творца можно оправдать практически всё, особенно если толковать эту волю так, как удобно тебе.
Хингв поймал себя на мысли, что ему нравится говорить с драконами. Потому что то, что они могут донести на него Инквизиции, было невозможно, а значит, он мог высказать свою позицию касательно Церкви, не подправляя ее под официальную доктрину. Мог обсудить ее, не опасаясь, что после завершения разговора собеседник побежит к церковникам пересказывать услышанную ересь. Драконы не могут донести – а если не так, значит, он упустил в происходящем в мире что-то настолько серьезное, что впору идти и выпить чашу с ядом, не дожидаясь, пока ему поднесет ее улыбающаяся, - она всегда улыбалась с видом всепрощающей матери, - Преподобная Мать Патерия.
- Ты говоришь, запретить Инквизицию?  - Император коротко рассмеялся, однако веселья в этом смехе не было. – Церковь полтысячи лет обходилась без карающего меча, но явно не пожелает от него отказываться сейчас. Для кого-то это вопрос веры и искоренения ереси, а для кого-то – личной власти…. Для этого понадобилось бы перетряхнуть всю церковную иерархию, и тот, кто рискнет за такое взяться, может внезапно обнаружить, что церковная власть не столь далека от светской, как принято считать. – Хингв покачал головой, снова вспомнив Императора Ридрига: слишком слаб, чтобы действовать, и слишком мягок, чтобы оставить всё, как есть. «Еще немного, и я прямым текстом признаю, что не могу сделать с Церковью ничего радикального, не лишившись трона и головы…»

Отредактировано Хингв I (14 октября, 2011г. 14:30:41)

0

29

Дракон некоторое время задумчиво разглядывал императора, после чего покачал головой:

- Ты не прав, Хингв. Магия ничем не отличается от оружия. Большинство людей не понимают как стреляет ружье и тем более - не смогут накопить достаточно денег чтобы купить себе такое. Даже те кто купил знают лишь последовательность действий - как заряжать, как целится, как стрелять. Далеко не каждый человек находит в себе терпение чтобы отдать годы на занятия с клинком, чтобы добиться мастерства владения и так же люди не готовы отдавать годы на то чтобы овладеть магией и вырастить в себе зерно дара... Талант может дремать очень во многих...

На несколько секунд черный дракон замолкает, давай возможность императору осмыслить сказанное, после чего слегкой усмешкой интересуется:

- Я знаю, что существует довольно много существ, которым не нравится церковь, которые, если им дадут гарантии что в Империи поменяются законы относительно них, поддержат борьбу против церкви... Маги, драконы, даже рахиссы, хотя за последних я говорить не могу... Вполне возможно, что с их помощью можно устроить... ну, например, явление Посланника, который проклянет церковь и инквизици...

0

30

Рассвет слушает мужчин, и в какой-то момент накрывает кончиками пальцев свои губы, устремив взор карих глаз в сторону Хингва в откровенной задумчивости - так, словно на мгновения узрела не рослую фигуру императора, но нечто внутри себя, что показалось ей достаточно важным для внимания.
И посему, когда замолкает Шэссарах, златоволосая дева берет вновь слово, подняв глаза на собеседника в зеркале.
- Мы не можем говорить за Раххиссар, это верно. Но мы могли бы спросить сам Раххиссар, в лице его Владыки о том, что мыслится ему нынче о создавшейся ситуации в мире и политике. Отчего-то думается мне, что он склонил бы свое внимание к нашим речам, пусть даже в беседе вежливости сперва - как знать, не стало бы это истоком какого-нибудь дипломатического пути? Заронят ли свои мои в твой разум искру интереса, а в сердце тень стремления, Хингв?
Завершив высказывать свою мысль, Рассвет переводит взгляд на Черное Крыло, и он не менее вопросителен нежели тот, который мог видеть устремленным на себя мгновение тому император Ивеллона.
...и кажется, размыкает было уста, чтобы сказать нечто еще - но тут взгляд ее падает на сложенные одна на другую мощные драконьи лапы, с втянутыми когтями и широкими прослойками чешуи, и молодая дракона закрывает ротик, так ничего и не сказав вслух.
Переводит взгляд на зеркало - оценивающий, примеривающийся, скользит по массивной каменной раме...Потом опять явно мысленно  к чему-то прикладывает созданный образ - вновь переведя взор на могучие лапы своего спутника жизни.

0

31

Хингв не стал спорить с Черным Крылом насчет сходства или различия магии и оружия. В лучшем случае это привело бы к длинной и пространной дискуссии, после которой обе стороны остались бы при своем мнении. Так стоит ли тратить на это время, учитывая, что, хоть Император и приказал никого не впускать, но могло возникнуть какое-нибудь действительно-безумно-срочное дело, ради которого ему придется бросить всё и пойти разбираться, что от него хотят и как поступить по этому поводу.
Следующие слова дракона заставили мужчину крепко задуматься, в первую очередь о том, насколько, видимо, различается у людей и у драконов представление о дипломатии…. Вот так вот, прямым текстом, причем после всего четверти часа разговора, высказать весьма недвусмысленное предложение – нет, люди так не делают. Впрочем, наверное, тут нечему удивляться. Цепкие руки Инквизиции никак не могут дотянуться до крылатого ящера, так что с этой стороны ему опасаться нечего. А изощренность и сложность людских переговоров в основном вызывается как раз опасением чего-либо.
Золотая драконица поддержала своего товарища, и после ее слов еще одна весьма существенная мысль посетила голову Хингва. С нее он решил и начать.
- Стоит заметить, что сейчас я нахожусь в весьма невыгодном положении. Волей случая вы узнали, кто я, и я не берусь судить, плохо это или хорошо – однако я ничего не знаю о вас. Вы сказали, что не можете говорить за раххисов, и это вполне понятно – а за кого можете? Наверное, любой из моих советников пришел бы в ужас, увидев, что я задаю столь прямолинейные вопросы, однако сейчас мне кажется, что без этого не обойтись. Рассвет предлагает контакт с Раххиссаром, и это возможность, о которой еще сегодня утром я не мог и подумать… однако, боюсь, что контакт через неизвестных мне существ, - по привычке он чуть не сказал «людей», - все-таки попадает в категорию неоправданного риска. – Хингв задумался, сцепив пальцы в замок и глядя прямо на черного дракона, добавил негромко: – Хотя сейчас, когда Империя стоит на грани гражданской войны, почти никакой риск нельзя считать «неоправданным». Остановить то, что начинается, возможно, уже и вовсе не в моей власти.
«Дипломатическая» беседа с драконами была похожа не пойми, на что. Однако когда последний раз люди вели разговоры о политике с представителями этого племени? Император подозревал, что правильным ответом будет «никогда».

+1

32

Действительно - драконам нечего бояться, высказывая свои предложения открытым текстом - инквизиция, да и охотники, вряд ли до них доберутся... И потом - никто пока что не говорит о доверии, только о возможности сотрудничества. Черный дракон немного помолчал, после чего ответил:

- Волей судеб мы узнали - кто ты, но не что ты можешь и за кого можешь говорить сам. Ты так же узнал - кто мы. Но, ради установления будущих отношений, я расскажу о себе. Начнем с того что я достаточно уважаемый дракон, чтобы другие представители моего племени ко мне прислушивались. Мне чуть больше трех сотен лет, что раньше считалось зрелостью и расцветом сил, а в нынешние времена, к сожалению, встречается не так часто. В отличии от некоторых драконов я не считаю все человечество своими врагами, но должен с сожалением признать, что на данный момент ситуация такова, что скоро придется сделать выбор - или Империя или драконы, ибо с нынешней позицией Церкви я не вижу другого пути. Я думаю, что вполне очевидно - какую сторону я буду поддерживать в таком случае. Однако, я рад нашему разговору и тому что он дарует надежду на решение этой проблемы без войны на уничтожение. Что же до переговоров с рахиссами... хмм... Это зеркало не выглядит особенно тяжелым и, возможно, у нас получится переправить его в Рахиссар и убедить местного правителя связаться с вами через него...

0

33

Рассвет смотрит на своего спутника жизни, и в какой-то миг выглядит словно бы слегка удивленной, однако вскоре это выражение покидает ее нежное лицо, точно на миг укрывшее солнце собрание туч, легких и летних, было отнесено прочь ветром.
- Я же куда младше Черного Крыла, и лишь приближаюсь к сорокалетнему рубежу, отметив недавно свое тридцать восьмое лето. Как легко судить по облику моему ныне, все еще даруют в моем возрасте предки познавать мир со взгляда двух ипостасей - как человеческой, так и драконьей. - Златоволосая девушка прижала к груди ладонь, с мягкой улыбкой глядя на императора в зеркале. Видно, что она ориентируется на те фрагменты жизни, которые успел упомянуть в своем представлении черночешуйчатый собрат, ибо следом звучит:
- По меркам своей расы я довольно молода, хоть и преступила уже порог, отделяющий ребенка от взрослого. И, как бы не упрямились некоторые куда как более многолетние представители драконьего рода...- Выразительно и не без лукавства указала взглядом на массивную морду Черного Крыла, издавая негромкий смешок. - ...я все-таки уже могу говорить за себя самостоятельно, без поддержки старшего. Мое слово так же значит немало в нашем роду, как из-за того, что я говорю под сенью Черного Крыла, так и оттого, что не раз были признаны разумными и полезными мои мысли и советы. И думается мне, что правитель Раххиссара не откажет нам в просьбе о встрече, ибо мы представляем Драхтешшу, "Звезду Драконов".

0

34

Первая же фраза черного дракона – и губы Хингва чуть дрогнули, складываясь в горькую усмешку. «Владыка великой империи, да уж». Кажется, он недавно уже задавался вопросом, многие ли думают, что Император – не более чем марионетка Церкви, не имеющая собственной политической воли. Возможно, это зашло слишком далеко. Впрочем, какое «возможно», если Империя стоит на грани гражданской войны потому, что его предшественники и он сам слишком многое позволяли церковникам…..
Он коротко кивнул, признавая сказанное Черным Крылом: да, они по разные стороны баррикад, у каждого за спиной свой народ, и, если будет война, вопрос выбора даже не встанет. Однако дракон говорил разумно и взвешенно, и в его словах не было фанатизма, что давало надежду на продолжение «переговоров». Конечно, назвать эту беседу «переговорами» всерьез было пока преждевременно, но, когда стороны настроены на поиск решения проблемы, до этого обычно недалеко. Хингву хотелось надеяться, что это так, да и слишком уж привлекательной была возможность контакта с раххисами.
«Слишком привлекательной». Внезапно подняла голову всегдашняя подозрительность: зачем это дракону? Какую выгоду тот получит от контакта правителя людей с Раххиссаром? Какая интрига тут может быть построена и чем это грозит? Однако, несмотря на все эти вопросы, он не зря  сказал, что практически никакой риск сейчас нельзя считать неоправданным…. А значит, нужно помнить о возможности ловушки – но действовать, исходя из того, что собеседники правдивы, иначе взаимное недоверие застопорит любые инициативы.
Слова Рассвет не многое добавили к его пониманию, - кроме последней прозвучавшей фразы. Незнакомое название явно нечеловеческого происхождения резануло слух, и Хингв чуть нахмурился, пытаясь сообразить, что же это такое, и почему «это» гарантирует драконам внимание раххисов. Наконец, он покачал головой:
- Что ж, благодарю за ответы,  - «хотя, надо признать, не слишком-то многое вы рассказали, что и неудивительно. – И, возможно, теперь вы хотите что-то спросить у меня? – «Если вас беспокоит то, что вы не знаете, что я могу и за кого говорю…». - Но, Рассвет, я никогда не слышал упомянутого тобой названия. Если оно имеет значение – я бы попросил пояснений.

0

35

Черный дракон задумчиво смотрит на девушку, словно бы размышляя - за что именно ее укусить в этой неудобной для выяснения отношений форме. После чего переводит взгляд на зеркало.

- Драхтешша это организация драконов, считающая необходимым добиваться места под солнцем силовыми методами. На данный момент - фокусом действий является экономическое давление, направленное на дестабилизацию ситуации в Империи и создание отрицательного отношение к власти в целом и, в особенности, к церкви, параллельно с формированием мнения, что драконов лучше оставить в покое и не трогать, иначе будет плохо, осуществляемое при минимуме человеческих жертв. В случае же провала данного варианта развития событий и отсутствии других вариантов - скорее всего будет принят вариант уничтожения империи в нынешней форме и значительной части ее населения. Мне эта идея не нравится, но, как я уже говорил - если дело дойдет до вопроса - кто выживет - мои сородичи или империя - я выберу своих сородичей. Как ты понимаешь, наш разговр - это шанс того самого другого варианта. Возможность изменения политики империи и церкви без большого числа лишних жертв.

Дракон замолкает и смотрит на своего собеседника с легким оскалом - скорее всего это драконий вариант улыбки, хотя гарантии никто не может дать.

0

36

Похоже, Астаассия прекрасно знает этот взгляд  черного дракон и события, которые за ним обычно следуют - выражение лица у девушки становится на диво забавным на несколько мгновений, когда инстинкты драконьего тела пытаются найти в ней свое приложение, и толь поджать отсутствующий ныне хвостик под брюшко, толь поскорее завернуться в мнимую защиту просторных крыльев...
...но нежное и несовершенное, человеческое тело не имеет подобных необходимых конечностей, отчего златоволосой деве приходится в ответ на оценивающий взгляд своего спутника по жизненным небесам лишь неловко поерзать на его же лапе, излив инстинкт внутренней защиты в опустившихся на хрупкие плечи ладонях, и недоуменно-виноватом взгляде в оранжевые огни глаз Шэссараха.
Нет, не похоже, что бы Рассвет действительно поняла, за которую из фраз осердчал на нее суровый Черное Крыло, но чуткий взор сумел разглядеть все мелочи изменения в облике его, что обычно предшествовали некоторому воспитательному процессу - и кареглазая дева лишь вздыхает кротко, порадовавшись мельком, что все ж ныне выбрала именно эту ипостась.
Хватило бы у Шэссараха строгости и в ту же минуту оттаскать ее за хвостик в противном случае!
...взгляд смущенный вновь на зеркало переведя, мягко говорит она мужчине за ним.
- Стало ли тебе яснее, Хингв, отчего склонится вниманием к нашим словам о союзе Владыка Раххиссара? Думается мне, что немало важных слов и мыслей теряется между нами, когда опираемся ныне на умыслы и домыслы чужие, через десятки рук да уст незнакомых переходящие, мнениями и пожеланиями преломляемые - слово короед разъедает это те добрые возможности, что подарила бы прямая беседа.

0

37

Слова черного дракона по содержанию являлись угрозой, но в интонациях ничего подобного не было, что превращало их в простую констатацию факта. Да, не было сомнений, что Черное Крыло способен зайти очень далеко, когда дело касается защиты интересов его расы. Война на уничтожение с драконами – явно не то, что может выдержать Империя. Даже если людям удастся победить, государство рухнет.
«Интересно, что по этому поводу думают церковники? Не может же быть, чтобы никто из них не осознавал, что их запреты и эдикты создали множество недовольных, и далеко не все эти недовольные будут тихо сидеть и терпеть? Впрочем, кто знает. Там, где речь заходит о вере и религиозном фанатизме, возможно всё».
Однако причиной явственно читающегося на лице Хингва мрачного выражения было несколько иное. Если бы рядом сейчас оказался кто-нибудь из штатных шпионов, ему бы пришлось пережить несколько весьма неприятных минут, пытаясь объяснить Императору, почему о существовании драконьей версии Магического Сопротивления, - весьма агрессивной версии, причем, - он узнает только сейчас и притом от самих драконов. Подобное наводило на очень неприятные мысли либо о некомпетентности внутренней разведки, либо… об измене. В любом случае, шпионскую сеть ждала крепкая встряска.
Но драконов проблемы Императора с персоналом никоим образом не касались. Такие вещи вообще не стоит афишировать.
- Что ж, теперь я понимаю, - кивнул он собеседникам. – Несомненно, возможность провести переговоры с правителем Раххиссара была бы весьма ценной для меня и для всей Империи. Однако позвольте задать вам один вопрос. Что хотят получить драконы в результате возможного союза? – Прямолинейно, чересчур прямолинейно для тонкой политики, но, в конце концов, Черное Крыло не похож на того, кто любит играть словами. – Отмену церковного эдикта о запрещенных расах? Имперское гражданство и все причитающиеся права? – Смешно, в общем-то. Зачем драконам быть гражданами Империи? – Какую-то часть территории Империи?
«Если он ответит прямо и без излишней словесной эквилибристики - то, определенно, драконья версии дипломатии и политики мне по душе гораздо больше, чем человеческая».

Отредактировано Хингв I (12 ноября, 2011г. 16:46:18)

0

38

Шэссарах некоторое время наблюдает за Императором, после чего кивает. "Да, ты понимаешь то, чего мы хотим очень хорошо. Основное наше требование - признание нашего равноправия с другими расами населяющими Империю. Часть территории Грозных Гор и некоторую часть земель к северу от них... Де-факто - они все равно наши, потому как плотность драконьего населения тут на порядок больше, чем плотность человеческого. Признание за нами права заниматься магией, так это неотъемлимая часть нашей сущности. Свобода вероисповедания - а то в Единого я не верю почему-то... Он, в меня, наверное тоже. Как конкретно это будет оформлено - нам все равно."

Дракон замолкает, улыбается своим фирменным оскалом и добавляет: "Можете, например, назначить кого-нибудь из нас имперским князем... Порядок и поддержку совета нобилей - или как там оно у вас называется? - гарантируем"

На секунд дракон останавливается взглядом на девушке, словно ожидая от какого-ниудь добавления к беседе и к требованиям - а то вдруг женский взгляд позволяет увидеть  что-то, что самцам и в голову не придет, после чего продолжает: "Так как, скорее всего, мы будем выступать в союзе с Рахиссаром и Магическим Сопротивлением - мы готовы их поддержать в требованиях о равноправии, передачи им территории, которую они де-факто занимают и так далее. Но это долговременные планы. Для начала хорошо бы увидеть хоть какие-нибудь изменения в политике церкви..."

0

39

Астаасиия на взгляд дракона задумывается, и после чуть качает головой, приводя в движение мягкие медовые пряди волос, что скользнули по плечам драконы в неспешном движении, подчеркивая их точеную линию на миг.
- Нет, мне воистину по общей сути нечего добавить к сказанному Черным Крылом. Приходят на ум лишь дополнительные детали, однако для них ныне не время и не место - не желаю я быть чрезмерно торопливой. Разве что...
Чуть помедлив, Рассвет обращает вновь взор карих глаз на Хингва, и чуть озорная улыбка согревает ее уста, придав новой фразе юной драконы несколько менее серьезный оттенок, нежели те слова, которыми только что довелось обменяться мужчинам обоих видов.
- Если вдруг тебе придет в помыслы навестить нас в Шэсирраиррверне - знай, тебе здесь будут рады. Правда, мыслится мне, что от сего деяния рухнуть в беспамятстве должны наши дорогие недруги в Церкви...Но коль пригодится вдруг тебе сие знание - помни, что приглашение у тебя уже наличествует.
...договорив, Рассвет чуть подвигается по гибкому хвосту черного дракона, словно пытаясь напомнить Шэссараху, что покусав супругу в данной ипостаси, он рискует стать самым завидным вдовцом по ту и по эту сторону Грозных Гор.

0

40

Что ж, драконы обозначили свою позицию, и она была вполне обоснованной. И Император был готов согласиться на такие требования ради сохранения целостности Империи, - а назначить дракона имперским князем стоило бы хотя бы для того, чтобы полюбоваться на лица прочих представителей Совета Благородных. Но это не значило, что провернуть подобное будет легко…. Возможно, вообще неосуществимо при нынешнем раскладе сил.
- Неосторожная попытка провести закон, смягчающий или отменяющий церковные эдикты, приведет к тому, что меня попытаются устранить…, - после очень краткого раздумья заключил Хингв. Это было очевидно. Также как, впрочем, очевидно и то, что если не попытаться хоть что-нибудь сделать, начнется гражданская война. Прибавить к этому вторжение из Земель Дождей, и вывод напрашивается сам собой.  – Мне нужно время, чтобы просчитать варианты и оценить нынешнюю диспозицию политических сил. Пока я уверен только в армии, да и то – это требует проверки. Всё требует проверки, потому что нет ничего более нестабильного, чем политика.  Когда я буду знать, на что и на кого могу опереться – тогда смогу сказать, что именно могу предпринять в ближайшее время. – Впрочем, в масштабах политики и дипломатии «ближайшее время» - понятие весьма растяжимое.
Скорее всего, для того, чтобы существенно изменить политику Церкви, понадобится убрать Преподобную Мать и Верховного Инквизитора. Никаких эмоций или душевных терзаний такая мысль не вызывала – только один вопрос: как? И это, несомненно, уже был весьма радикальный ход, к которому можно обращаться, только будучи полностью уверенным в его целесообразности. То есть, в том, что союз с драконами действительно состоится – и что они выполнят свою часть обязательств.
- Благодарю, Рассвет, но визит в вашу крепость может быть оправдан только в одном случае – если мне срочно понадобится убежище от церковников, а это возможно, только если произойдет государственный переворот. А в такой ситуации я уже не буду иметь для вас никакой ценности. Так что не стоит разбрасываться приглашениями….
О том, что в случае переворота он, скорее всего, просто будет сразу убит, Хингв упоминать не стал. Отчасти это очевидно. Зачем он вообще об этом заговорил? Наверное, потому, что был уверен, что Черное Крыло не в восторге от самоуправства своей подруги, и именно по вышеуказанной причине, - а главным там, всё-таки, был черный дракон. И еще потому, что не считал, что ему представится возможность воспользоваться таким приглашением. Он либо победит, либо умрет. Искать убежище не придется.
- Остается ли в силе предложение о контакте с Раххиссаром?

0


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 16.10. "Сообразим на троих?"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC