Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 12.02.120. Дикая охота


12.02.120. Дикая охота

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Участники: Хингв  I, баронесса Сторвинд, Маттиас Ленартс, телохранители, егеря, псари, маг.

Время и место: 12 день месяца Заморозков, 120 год от р.П., охотничьи угодья к северу от Хролдара.

Событие: Император с небольшой свитой, как и обычно осенью, выезжает на охоту. Свора взяла след оленя, охотники едут за собаками… однако в это время безумный маг начинает охоту на них самих.

0

2

К охоте со сворой гончих Хингв пристрастился уже после того, как занял трон: до этого он не попадал в список лиц, которых приглашают на подобные мероприятия. Однако очень быстро Император пришел к выводу, что шумные выезды всего двора, когда кругом постоянно мельтешат лица аристократов и их слуг, ему не нравится. И, отменив массовые осенние охоты, которые стали традицией даже не при его предшественнике, а раньше, - точнее, не отменив, а просто перестав на них появляться, -  стал выезжать с минимальной необходимой свитой (в основном состоящей из охраны). Разумеется, такая ситуация предоставлялась чересчур соблазнительной для всяческих лиц, полагающих, что Император должен отправиться к демонам (в праве на перерождение они ему отказывали) как можно скорее. Поэтому о том, в какие из пятнадцати охотничьих угодий в окрестностях столицы отправится Император, были осведомлены только он сам и капитан его личной гвардии, обеспечивающий безопасность мероприятия.
На этот раз выбор пал на Эстанский лес. Здесь, в трех днях пути  северу от Хролдара, в широкой речной долине, окруженной пологими холмами, издавна охотились на крупную дичь, хотя и всякой мелочи вроде зайцев и куропаток тут было достаточно. Река Эста, узкая и быстрая, змеей вилась в центре долины, разделяя ее на две примерно равные части, и в северной, на самом берегу, стоял небольшой по столичным меркам охотничий домик.

Гончие бежали впереди охотников, но, пока они еще не взяли след, не вырывались далеко, и то там, то тут среди желтеющей осенней листвы мелькали бурые в подпалинах спины. Псари, сопровождавшие свору, ехали чуть впереди остальных, наблюдая за собаками. По словам егеря, сопровождавшего отряд, на берегу Эсты велик был шанс отыскать след оленя или лося.
Император, сидя на спине здоровенного жеребца рыжей масти, - ни один уважающий себя аристократ не сел бы на лошадь столь неблагородного цвета, но Хингв плевать хотел на подобные условности, - ехал во главе маленькой кавалькады охотников, рядом с егерем. На сопровождающую его «свиту» он не обращал ни малейшего внимания. Будь его воля, он не тащил бы с собой из дворца ни телохранителей, ни лишних слуг (впрочем, совсем лишние остались в охотничьем домике), ни, тем более, «гостью» из Церкви…. Но присутствие первых диктовала безопасность, вторых – необходимость решения бытовых проблем, - а третьей – настойчивое желание церковников «присматривать за процессом». Причем, насколько успел заметить Император, у самой баронессы Сторвинд перспектива участвовать в охоте в его венценосном обществе восторга тоже не вызывала. И, тем более, сама идея охоты не вызывала никакой радости у его личной гвардии во главе с капитаном Ленартсом, для которых эта прихоть государя означала только дополнительные сложности в работе. Несмотря на то, что за все годы, которые Хингв выезжал со сворой, как раз во время охоты на него не покушались ни разу, - не в последнюю очередь благодаря принимаемым мерам предосторожности, - если, конечно, не считать за злоумышленника кабана, который распорол бок предыдущему коню Императора. Впрочем, какая же это охота, если зверь не может оказать никакого сопротивления преследователю?
Сейчас Император был спокоен и холоден, однако знал: когда свора зальется лаем, возвещая, что след взят, он позволит себе ощутить азарт погони….

Отредактировано Хингв I (10 октября, 2011г. 11:33:41)

0

3

Обычно, светские утехи его Императорского Величества Церковь своим пристальным вниманием не баловала, но не в этот раз. Где-то с неделю-две назад появился слух, что маги что-то затевают. Но, что же именно и как конкретно, выяснить так и не удалось. Сообщить  о подобных слухах Императору значило: "а" - Инквизицию засмеют за отсутствие улик, "б" - поручат дело по защите его Величества непосредственно его личной Гвардии. Хотя, возможны были и оба варианта сразу. Не известно, кто уж принимал это решение, но в результате старший инквизитор Иса Сторвинд, известная как "Ледышка", была приставлена к императорской свите в роли "наблюдателя". Сама баронесса была не слишком рада такому поручению, ее ждали в Хролдаре множество незаконченных дел, куда более реальных, чем охрана Хвинга от фантома. Впрочем, оспаривать приказы тоже было не в ее правилах.
Иса сидела верхом, слегка затерявшись среди немногочисленной свиты императора. По-мимо стандартных дежурных фраз, она ни с кем не разговаривала, лишь в привычной для себя манере "инспектировала" взглядом окружающих ее людей и пейзаж, но пока, было все тихо. На глаза ей попался капитан Ленатрс, с месяц назад они довольно холодно расстались, разойдясь во мнениях. "Надеюсь, сильной обиды капитан не затаил и не будет мешать выполнять работу".

0

4

Капитан Ленартс ехал по правую руку от императора, чуть-чуть позади. Рядом с ним, в свою очередь, ехала пара гвардейцев, взятых на запас. Брать больше людей не имело смысла, так как статистика твердила, что время охоты не занимает первые места в хит-парадах злоумышленников, желающих смерти Его Императорского Величества. Если они, конечно, вообще такие составляют.
Одет нынче Маттиас был по всем правилам гвардии: темно-багровая рубаха и кольчуга, поверх которых надета кираса, чуть помявшаяся в некоторых местах, да шлем на голове. Бриджи несколько выбивались из образа, но сам капитан считал их довольно практичными в любой ситуации.
Вооружены гвардейцы были, пожалуй, «до зубов». Короткий меч в ножнах и противопехотные арбалеты в руках. Арбалеты на охоте были крайне удобными, так как не требовалось, в случае чего, подходить к разъяренной  зверюге близко, а пики с алебардами имели неприятное свойство цепляться за ветки, деревья или иные элементы ландшафта. Мечи же были взяты на чрезвычайную ситуацию. К слову говоря, за все прошедшее время ни в одной из трех гвардейских голов не возникло даже мысли о подобном варианте развития событий.
Ленартс полу-лениво проверял арбалет, с подозрительной пристальностью разглядывая некоторые его элементы. Позиция была крайне удачной – можно было не смотреть на Ису, Хингва да и вообще кого бы то ни было, занимаясь при этом важным делом. Капитана такое положение дел устраивало полностью, ибо его настроение было далеким от идеала. Лицо Маттиаса в который раз застыло в каменном выражении, которое выражало ничегоневыражение в превосходной степени.
В голове, вопреки спокойному виду капитана, нестройным маршем проходили мысли; одна за другой. Для благоразумия, как мог бы заметить потенциальный наблюдатель, не хватало синхронности шага, зато каждый член парада в отдельности был истинным образцом трезвомыслия. Частично уж точно.
Капитан думал о тревожных слухах, говорящих о том, что именно сейчас и именно в этом лесу можно встретить жуткого волшебника, который отращивает своим жертвам бороды из жуков-древоточцев и погружает в землю по пояс до тех пор, пока подземные обитатели не обгладывали ноги до костей. И это был не предел!.. В общем, говоря прямо – приятного в слухах было немного, зато сам слух был приятен тем, что никто не видел счастливых обладателей древоточных бород и бедолаг без ног по пояс. Впрочем, последние все же порой встречались, но в городе и про подобных магов они ничего не знали. Даже после того, как подкинешь им монетку-другую. А еще капитан невольно размышлял об Исе, которая вызывала в нем строго негативные эмоции, и неудобном седле, вызывавшем в нем примерно такие же чувства. Ленартс, на самом деле, хорошо держался верхом, но пешим он чувствовал себя более привычно. Ну и небольшая извилина, явно не отвечающая за умные мысли, развлекала капитана рассуждением на тему сходства седла и инквизитора.
   
Прицелившись в пень подозрительного вида, Маттиас с горечью вспомнил о сигарах, оставленных в штабе.

+1

5

Лучи солнца, только-только добравшегося до зенита, рассыпались бликами по поверхности воды: вслед за собаками охотники выехали к реке. Уже почти три часа прошло с тех пор, как они покинули охотничий домик, и, несмотря на заверения егерей, что зверя в этом году много, пока свора бежала впустую. Случись подобное безрезультатное ожидание во дворце, Император уже потерял бы терпение, и подданные ощутили бы его недовольство на своей шкуре, однако он прекрасно знал, что можно и целый день блуждать по лесу, не найдя ничего, и это не зависит ни от него, ни от егерей, ни от собак.
Мысли Хингва невольно вернулись к персоне баронессы Сторвинд. Почему именно сейчас Церковь решила, что не может оставить выезд без внимания? Впрочем, и в прошлые годы бывало, что кто-то из церковников присоединялся к сопровождающей его свите. Но инквизитор, рыцарь веры? Возможно, они предполагают, что кто-то из участников охоты может попытаться вступить в контакт с неугодными лицами, раз уж представилась возможность покинуть Хролдар на полностью законном основании? Впрочем, с таким же успехом можно было подумать, что Инквизиция подозревает в подобных планах самого Императора. Почему бы и нет? «Если за тобой не обнаружено проступков, то это не твоя заслуга, а упущение дознавателя», - так, кажется, говорится. Правда, замахнуться на Императора – это уже похоже на измену и подготовку государственного переворота.
Раздавшийся впереди лай вожака своры, почти сразу подхваченный остальными гончими, отвлек Хингва от привычных мыслей на тему «зачем, когда и кому это выгодно». Собаки взяли след, и один из псарей, чуть придержав коня, выкрикнул:
- Олень, Ваше Императорское Величество!
Гончие, до этого момента неспешно рыскавшие в подлеске, резко прибавили ходу, заливаясь лаем: теперь, когда они взяли след, их движение явно было устремлено к пока не видимой цели. Одна из собак внезапно попыталась вильнуть влево, заинтересовавшись каким-то кустом, но псарь окриком вернул ее на место. Впрочем, если бы кто-то решил проверить, куда любопытная сука пыталась сунуть свой нос, то ничего, кроме полусгнившего бревна и пары лягушек, он бы там не обнаружил….
Хингв дал шпоры коню и последовал за сворой, на ходу приняв из рук одного из егерей заряженный арбалет: неизвестно, когда они настигнут зверя. На свою свиту он внимания не обращал: не отстать – прямая обязанность гвардии, а если они вдруг потеряют в лесу баронессу Сторвинд, это его не слишком огорчит. Потом, когда гон закончится, ее разыщут и препроводят в охотничий домик с соответствующими извинениями.
Конь Императора отличался завидной статью, которая в глазах всадника полностью компенсировала некуртуазную масть, так что лошади егеря, который должен был в случае необходимости вручить Императору пику-рогатину, приходилось прилагать большие усилия, чтобы держаться рядом.

…Если бы кто-нибудь из кавалькады охотников сейчас посмотрел назад, он мог бы удивиться тому, насколько явственно ему померещилась в кусте бузины сгорбленная человеческая фигура.

0

6

Иса была прекрасной наездницей, но три часа - это три часа. Это хорошо, когда ты увлечен охотой, а когда ты "наблюдатель от Церкви", то и спина может начать уставать и, извиняюсь, ... попа может начать болеть уже. Баронесса старалась хоть как-то менять свое положение тела, несколько раз даже приставая на стременах. Пока глаза продолжали осматривать пейзаж то слева направо, то справа налево, в голове прокручивались оставленные ей дела в Хролдаре, недовынесенные приговоры, ожидавшие ее решения. Какая же это все-таки глупость, во-первых, даже если этом маг и существует, то с ним бы справилась и стража, если магов много - то что она одна сможет сделать? На всякий случай, Иса проверила свое вооружение: меч послушно висел на поясе, легко выходя из ножен (инквизитор не стала его извлекать полностью, а лишь слегка тронула рукой. Зачем нервировать гвардейцев?), кинжал был надежно спрятан под рукавом, ирифритовый кулон на шеи. Женщина лишь задумалась, правильно ли она сделала, что заправила кинжал снотворным. Аптекарь, что продал ей его, уверял, что даже самая малая капля этого яда, попав в кровь усыпит любого за пять минут, но проверить на деле Иса еще не успела.
Закончив с осмотром амуниции, Сторвинд взглянула на лица Императора и капитана, благо она ехала чуть сбоку и имела возможность любоваться не только... шириной их плечей. Оба были угрюмыми, но их угрюмость разнилась. Хвинг явно устал ждать, он не привык ждать, он не любил ждать, но умел. С природой угрюмости Маттиаса Иса еще не разобралась, да и не сильно старалась. Лай псов прервал ход ее мыслей, и очень скоро Его Величество пустил своего коня в галоп. "Ну вот, теперь придется и мчаться как угорелой и магов на полном скаку выглядывать". Эта мысль не слишком радовала баронессу, но она пришпорила лошадь и заставила ее перейти в галоп, а потом и карьером пойти, чтобы не отстать от Хвинга. Благо, когда речь идет о лошадях, табунный инстинкт очень помогает: первый побежал - все побежали. Буквально пролетая мимо какого-то куста, Исе показалось, на мгновение, что она увидела силуэт человека, но, раз Император миновал этого "мага" без происшествий, то, значит, это был обман зрения. Природа бывает такой фантазеркой, создавая коряги в форме медведя, пни в виде сидящего волка, так почему же кусты не быть в форме согбенного старца. Но, на всякий случай, Иса попыталась держаться как можно ближе к бесценному владыке, благо ее худенькое тело коню было намного проще нести, нежели одетых в кирасы мужчин.

0

7

Если быть до конца откровенными, Маттиас практически ничего не смыслил в лошадях. Он, само собой, знал, что у лошадей есть копыта, четыре ноги, хвост и, временами, даже грива и зубы, которыми, пожалуй, очень удобно перекусывать, например, толстые ветки (слава Единому, что Ленартсу даже в голову не пришла мысль о том, чтобы использовать лошадей как отдельных боевых единиц; иначе у него был бы весьма недвусмысленный повод усомниться в своем рассудке), но капитан совершенно не знал, чем между собой различаются эти четвероногие скакуны, какой из них лучше и с чем – метафорически выражаясь – их едят. А потому, когда конь Хингва, свирепо фыркнув, быстрым ходом отправился за удаляющимися звуками лая, Маттиас не сразу отреагировал должным образом, а догнать императора у него и вовсе не вышло. Впрочем, разрыв между ними также особо не увеличивался, а пока император находился в поле зрения, все было в порядке.
Зато инстинктивное желание собаки рвануть к кусту не прошло мимо его внимания, и капитан на секунду задержался, чтобы осмотреть место, заинтересовавшее пса. Два гвардейца, замешкавшись, было, получили приказ следовать за императором и проскакали мимо. Маттиас еще догонит и их, и императора, - достаточно было двигаться на звуки лая.
За кустами никого не было, но… неужто это следы? Продавленные во влажном грунте. Еле заметные, но все же отпечатки чьих-то ног. Не требуется быть охотником, чтобы отличать человеческие следы от звериных. А еще не нужно быть знатным собаководом, чтобы знать, что именно запах, а не форма или глубина отпечатков играет главенствующую роль для собак.
«Собака явно не в приступе придури ударила в сторону», рассудительно заключил Ленартс, разворачивая коня в сторону затухающего лая; пора было двигаться дальше, «Никогда не знал, чем отличаются свежие следы от старых, но готов поспорить, что конкретно эти не успели отпраздновать и свой первый день жизни, хотя, это мог быть просто лесник или какой-нибудь охотник».
Что было достаточно удивительно, для самого капитана уж точно, Маттиас смог настигнуть основной кортеж и двинулся прямо за императором, но из-за того, что он поотстал немного раньше, его взору не довелось полюбоваться на живописные кусты в форме сгорбленных старцев. Если бы это все же случилось, старцу или же кустам точно не поздоровилось бы, так как Ленартс прекрасно знал факт, говорящий о том, что растения никогда не принимают вид каких-то потенциально безвредных существ. Деревья могут тянуть к вам скрюченные пальцы, а в ночи можно даже увидеть злобного притаившегося волка в кустах, созданного особо шутливой парочкой светлячков, но никогда еще Маттиас не сталкивался бы с тем, чтобы в лесу кому-то вдруг почудилась белочка или какой-нибудь зайчик.

0

8

«Гремят копыта, в ушах стучит, стучит, стучит… Лошади, копыта, гривы, железо… Быстро скачут, быстро. Листья падают вниз, листья летят вверх, золотые, рыжие, алые. Алый, красный, багровый, пятна-темнее-ярче, темнее крови, Аллиан, твоя кровь на земле, я вижу, она течет по деревьям, Аллиан, багровая кровь, человек в багровом, между лопаток острие, как гребень дракона, на земле багровая кровь, что они сделали с тобой, где ты  я не вижу тебя багровая одежда копыта стучат человек убил Аллиан меч кровь почему ты не улыбаешься мне? вниз по ступеням как камень они отрубили тебе голову Аллиан багровая кровь люди в железе. Здесь!!!»
Светло-серые, почти прозрачные глаза следили за кавалькадой охотников из густых зарослей. Неожиданно властный жест тонкой, иссохшей кистью, и человек, - только человек ли это? – пропал, чтоб через долю мгновения появиться среди переплетения ветвей старого дуба, под которым только-только пробегали передние гончие. Пальцы соединились перед лицом в сложном, быстром плетении – передние ноги коня одного из гвардейцев, едущих рядом с Императором, как будто подломились, и он рухнул вперед, задев круп соседней лошади….

~~~

Хингв только мельком отметил, что капитан гвардии куда-то отстал от остальных охотников. Впрочем, его подчиненные исправно подхлестывали коней, чтобы удержаться рядом с государем, так что никаких претензий к осуществлению охраны возникнуть не могло. Да и не так уж нужна была охрана, если верить опыту прошлых лет. «Всё когда-нибудь случается в первый раз», наверняка пессимистично заявил бы капитан Ленартс, да и сам Император уже не раз убеждался в истинности этого высказывания, но…
Конь Хингва, носящий гораздо более звучное и красивое, чем его экстерьер, имя Корунд, был достаточно норовист, однако склонностью к беспричинной панике не отличался. Но, видимо, удар по крупу и раздавшийся вслед за тем крик упавшего на землю и придавленного конским телом гвардейца показался ему достаточной причиной – он шарахнулся в сторону, чуть не сбросив седока, а потом вознамерился рвануться в ближайшие заросли, подальше от творящегося безобразия.
Хингв удержался в седле и при этом не уронил арбалет только потому, что привык и к худшим выходкам со стороны лошадей. Ему за время армейской службы, да и после, иногда попадались экземпляры, которые стремились отправить наездника на землю, а то и на перерождение, исключительно из злобности нрава, а не из-за внезапного испуга. Натянув поводья, он пресек попытку Корунда устремиться в кусты, после чего, ударив его пятками в бока, послал вперед: с упавшим разберутся слуги и егеря, и небольшая неприятность – не повод прерывать охоту. Лай гончих уже звучал чуть приглушенно: собаки понемногу уходили в отрыв, - так что Император еще раз подхлестнул коня.

Отредактировано Хингв I (12 октября, 2011г. 20:57:14)

0

9

Темп скачки был предельный. И ради чего все это? Чтобы толпа людей и собак загнала одну бедную невооруженную зверушку? Нет, этого развлечения инквизитор принципиально не понимала. Внезапно лошадь гвардейца, что был сбоку от императора неестественно упала, придавив всадника. Чтобы не споткнуться об упавшее животное и не оказаться на земле самой, Исе пришлой пришлось проявлять чудеса управления скакуном. Хуже всего то, что ее конь сделал попытку побежать в кусты следом за гнедым Императора, чуть не сбросив баронессу. Женщина в очередной раз убедилась в правильности выбора мужского седла, из дамского бы ее точно выбило, как не держись. Пока суть да дело, пока удалось успокоить лошадей и заставить их двигаться в нужном направление, Иса никак не могла понять, что же произошло. Что-то было не так в этом падение. Когда конь спотыкается, первыми начинают двигаться "не так" его ноги. Если подскользнулся (правда на чем?), то опять же ноги. А тут - конь начал падать крупом. "Маг?". Пронеслось молнией в голове у Сторвинд." Неужели эти слухи не врали? Один или много? Скорее один, охраны мало, а он все равно стал убирать охрану". Как же это все было неудачно. На такой скорости было практически невозможно реагировать и увидеть кудесника. Сказать Его Величеству, что на него самого началась охота... Иса рисковать не хотела, Хвинг производил впечатление человека, склонного продолжать свое занятие даже в минуту опасности, оставив страже выполнять свой долг. Возможно, это впечатление было и ошибочным, но проверять не хотелось. Держаться в седле и высматривать самой по обеим сторонам дороги было очень сложно. Идеально забранные льняные волосы баронессы стали потихоньку выбиваться из прически, на раскрасневшемся лице стали появляться капельки пота, но встречный воздушный поток не давал им задержаться. Паники не было, но принимать решения надо было быстро. Иса стала искать глазами потенциальных помощников. Подходящей кандидатурой был лишь капитан стражи. "Эх...". Инквизитор постаралась поравняться с его конем и почти прокричала ему свои слова, от шума копыт и свиста ветра в уши, слышно было ой как плохо.
- Капитан. Тут маг! Это он свалил лошадь гвардейца! Нам надо... - Но в этот момент олень решил повернуть направо, собаки повернули за ним, и как следствие всадники. Что бы не столкнуться друг с другом на повороте, Исе пришлось отвести лошадь в сторону. Было непонятно, услышал ее слова Ленартс или нет. Но она решила подождать его ответа и, если надо, повторить свое предупреждение.

0

10

Интуиция Ленартса, в который раз начавшая с ним игру «Хингву угрожают, но вот попробуй догадайся, кто и где», решительно не предвещала ничего хорошего в ближайшем обозримом будущем. Маттиас же, буквально на опыте прошедших лет убедившись в том, что эта прихотливая дама редко его подводит, практически перестал следить за дорогой перед собой, позволив себе осмотреться, и чуть не направил коня прямо на упавшего гвардейца и его скакуна. Чудом вывернувшись, и обойдя товарища, капитан ошалело уставился на Хингва, который невозмутимо продолжал охоту.
Однако передохнуть и привести мысли в порядок Ленартсу не дали. Стоило ему немного взять себя в руки, как откуда-то сбоку вынырнул инквизитор, с которым Маттиас имел “удовольствие” работать раньше. Помотав головой, капитан попытался прислушаться к словам женщины, но из всего потока успешно выловил лишь «Маг», «Лошадь» и «Нам».
Только этого ему сейчас и не хватало. Началась твориться какая-то тешшардщина и к ее оргии, видимо, решила присоединиться церковь в лице Исы. Если император лишь удивил Маттиаса, то инквизитор буквально ввела его в исступление.
- Маг? – Переспросил Ленартс, предположив, что неверно расслышал слова баронессы. Однако внезапный поворот заставил их разойтись, и гвардеец отвлекся на то, чтобы удержаться в седле. Когда лошадям защитников Хингва вновь удалось поравняться, капитан яростно развернулся к Исе и прокричал: – Ну, так займитесь тогда им! Вы же тут специалист по их ловле, а я последую за императором!
И пришпорив коня пуще прежнего, капитан, открыв в себе необъяснимые таланты к верховой езде, направился прямиком за императором. Жестом он попутно приказал оставшемуся гвардейцу следовать за ним же. Тот понятливо кивнул и также ускорился.
Кто бы на них в действительности не напал – если это, конечно, не была случайность – ему удалось лишить сопровождение Его Императорского Величества четверти людей. Часть осталась помогать гвардейцу, а еще часть просто отстала, не успевая за бешеным темпом Хингва. И, хотя доказательств причастности кого-то к случившемуся не было, все это было чрезвычайно подозрительно. Но ловля магов – дело инквизиции, верно? Они на этом деле, можно сказать, собаку съели, а то и целую популяцию оных, если судить по частоте использования плахи. А дело Ленартса – защита императора, и именно этим он будет сейчас заниматься. Никаких «Нам».

0

11

Лай гончих впереди внезапно стал визгливым, истерическим, испуганно заржала лошадь, резко что-то выкрикнул один из псарей….
Хингв уже успел снова сократить расстояние до собак, так что, когда он заметил их неадекватное поведение, его коню оставалось преодолеть всего шагов пятьдесят до хаотично мечущейся своры. На этот раз Император не смог сдержать досадливый возглас. Ну, что еще приключилось?  Что могло заставить отлично натасканных гончих вести себя, как кучка щенков? Попадись им след зверя, перекрывающий тот, по которому они шли, - даже будь это медведь или другой крупный хищник, - они должны были реагировать иначе. Так что же там? Запах, или они что-то увидели, или услышали? Псари ругались в голос, употребляя уже откровенно бранные слова в попытках заставить собак слушаться.
Хингв придержал коня, просто на всякий случай: необычное требовало осторожности. Отступать он не собирался, но, если что-то напугало собак, и если это что-то еще там, то оно требует иного подхода, чем олень, которого они гнали до того. К тому же, совсем не хотелось, чтобы какая-нибудь из тщательно отобранных, породистых собак подвернулась под копыта Корунду. Хорошую гончую найти не проще, чем хорошего коня – если не сложнее. А в императорской своре были лучшие из лучших….

«Алое, бордовое, алое. Смотри ты видишь он лежит? Лошади больно, плохо, так надо, смотри я достала Аллиан смотри он умрёт. Много, быстро, еще быстрее, они не понимают, они не поймут кровь смотри кровь! Бегите, бегите, бегите!» Фигура на дереве плавно, бесшумно хлопнула в ладоши три раза.

Гончие, будто внезапно обретя цель, рванулись назад, к охотникам, игнорируя ругань и удары арапников псарей. Корунд под Императором нервно всхрапнул и попытался взвиться на дыбы, но мужчина удержал его на месте, целясь из арбалета в первую из собак. Тощий, поджарый кобель серой с подпалинами масти несся вперед молча, - вообще ни одна из собак теперь не издавала ни звука. Размышлять, что на них нашло, похоже, было уже некогда: Хингв спустил тетиву, и серый кобель свалился, ткнувшись в мордой в ковер опавших листьев. Перезаряжать арбалет он даже не пытался, - это задача не на пару секунд, - тем более, что сумевший не отстать егерь уже протягивал ему копье.
Только вот псов интересовал не он. Метнувшись почти под ноги коню Императора, первая из собак проскочила мимо и прыгнула, пытаясь вцепиться зубами в сапог капитана Ленартса.

Отредактировано Хингв I (12 октября, 2011г. 20:58:23)

0

12

Иса презрительно сузила глаза, услышав ответ капитана. Сама значит.... Сама так сама, ей не привыкать. Но и он на нее пусть не рассчитывает. Но, все-таки стало немного грустно от осознания несовершенства этого мира. Она ведь спасла его, когда маги готовили засаду на капитана... или они готовили западню для Исы? На этот вопрос она так и не ответила, все времени не было задуматься на досуге. Впрочем, капитан Ленартс в тот раз, надо отдать ему должное, спас и ее жизнь. Вот только интересно, стал бы он повторять свой подвиг сейчас? Надеюсь, ей не придется это проверять.
Сторвинд сместилась немного в сторону, так ей было проще наблюдать за любыми возможными странностями, кои могут случиться рядом с Императором и не стать их частью. Продолжая эту безумную скачку, Иса пыталась предугадать следующий шаг противника. "Как он собирается догнать галопирующего всадника? На лошади сквозь лес - самоубийство. Мгновенно перемещаться в пространстве нельзя. Или можно? Возможно магов несколько и они предугадали маршрут Императора. Тогда... впереди еще будут неприятности."
Не успела баронесса закончить свои рассуждения, как с собаками явно стало происходить что-то неладное. К тому моменту, как их стало видно из-за поворота, они уже перестали преследовать добычу, а непонятно толклись на одном месте. С учетом всей уже имеющийся информации и ожидая "подвоха", инквизитор сделала вывод, что и это дело рук мага. Она остановила лошадь и осмотрелась. Хвала Творцу, Хвинг поступил так же, все-таки есть осторожность в этом мужчине. "Так, а что это я? Вот пусть Ленартс и расхлебывает это дело, охраняя владыку, сам сказал. А я за магом...".
Краем глаза Иса видела как свора ринулась в атаку, но ее это уже мало заботило - ее цель: маг. Баронесса внимательно осмотрела местность. Деревья, местами густой и высокий кустарник, кое-где трава и жиденькая молодая поросль. Спрятаться можно где угодно. Но, колдун должен видеть то, что контролирует, это женщина знала точно. Иса пришпорила коня. Расчет был прост: проскакав вдоль опушки она невольно может сбить концентрацию магу собой или закрыв обзор, или просто его найти. Обнажив свой меч, баронесса совершила "круг почета". Ничего не изменилось, псы продолжали свои попытки добраться до всадников. "Что же не так? Маг выше? На дереве?". Благо деревьев, на которых мог устоять человек было не так много. Некоторое время Иса продолжала двигаться в обратном направление, как увидела силуэт человека, скрывавшегося в тени. Какая же досада, что под рукой нет арбалета, она бы не промахнулась. Но есть кинжал, а его можно и метнуть. Не отрывая взгляда от колдуна, баронесса боролась с собой, соблазн все делать молча и в итоге, как говориться, получить всю славу боролся с осторожностью и дисциплиной. Если волшебник ее заметит и убьет, но остальные могут так и не узнать где же противник. Но выбор был сделан:
- Враг на дереве, арбалетчики! - Ледышка не стала оборачиваться, чтобы узнать, а есть ли эти арбалетчики еще, а вытаскивая кинжал из рукава, направила лошадь к дереву.

0

13

Маттиас нагнал императора, когда тот остановился, чтобы посмотреть на нечто странное, происходящее с собаками. Подобное поведение псов заставило и капитана остановиться. Он, конечно, не был великим охотником, не тот профиль жизни, но зато капитан прекрасно понимал, что с животными происходит нечто странное. Примерно то же чувство испытываешь, например, когда летом неожиданно выпадает снег. И вовсе необязательно быть метеорологом, чтобы осознать необычность факта.
Однако Ленартс не знал таких умных слов (вероятно из-за того, что подобной профессии на Ивеллоне попросту не было, а не по причине личной безграмотности), зато знал, что его интуиция буквально взвилась в момент, когда собаки вдруг обрели четкую цель, замолкли и в испытывающей тишине стремительно направились в сторону императора. Краем глаза Маттиас заметил, что его подчиненный уже приготовился защищать императора, и потому сам он не стал двигаться с места. Хингв оказался тоже не промах, как в прямом, так и в переносном смысле; поразив особо опасного на вид пса стрелой, он принял копье от егеря и… собаки, проигнорировав Его Императорское Величество, направились прямо к капитану. Но ему, к слову говоря, копье никто давать не собирался, а меч против подобных соперников казался до уныния бесполезным оружием.
- Сукины дети. – Неслышно выругался Ленартс и с глухим рычанием, компенсируя тишину, встретил морду первого соперника каблуком сапога. Второй пес, отличившись в резвости, буквально зубами вырвал арбалет у капитана. Что-то треснуло, но Маттиас, огрев чью-то зубастую пасть кулаком и изогнувшись на коне так, что ему позавидовал бы любой актер цирка, не увидел, что именно, зато сумел избежать ранений и вырваться из пёсьего оцепления.
Но собаки, очевидно, не потеряли первоначального желания отведать Ленартсятины, дисциплинировано и организованно развернулись для второго захода и бросились в погоню за Маттиасом. Капитан, не испытывая желания второй раз вступать в подобные схватки, пришпорил коня, уходя в отрыв, и прокричал гвардейцу некоторые указания.
И в этот момент раздался властный оклик Исы. Подавив в себе порыв, поблагодарить Единого, из чистой и дистиллированной вредности, Маттиас остановился и гаркнул еще одну часть приказа гвардейцу. Она была необходима, ибо инквизитор не учла, что деревьев в лесу не так уж и мало, а то, что очевидно для нее, не так уж очевидно для тех немногих арбалетчиков, которым, к тому же, обычно не платили за сообразительность и выдающиеся умственные способности. С тупым видом осматриваясь, те искали то самое дерево, давая магу время сбежать.
Зато гвардейцам Ленартс платил еще и за необходимый минимум в голове, а потому его подчиненный резво вскинул арбалет, прицелился и выстрелил в волшебника. Собаки, лишившись направляющей длани, заскулили и сбились в непонятную стаю. Но попадание, к вящему недовольству Маттиаса, оказалось не самым серьезным. Скользнув по руке, арбалетный болт лишь нанес рваную рану и колдун, соскользнув вниз, скрылся из виду.

Отредактировано Маттиас Ленартс (12 октября, 2011г. 23:05:28)

0

14

Одна из собак, резво устремившихся мимо Хингва к Ленартсу, получила копьем в бок и с визгом отлетела в сторону, еще одной досталось древком поперек хребта…. В голове Императора мелькнула неуместно веселая мысль, что, вообще-то, обычно бывает наоборот: гвардейцы пресекают порывы всяческих сомнительных личностей добраться до него, а не он убивает своих, между прочим, собственных гончих, почему-то возжелавших откусить кусочек капитана гвардии. Впрочем, хорошую охотничью собаку найти хоть и сложнее, чем лошадь, - но всё же легче, чем ответственного и надежного человека  на пост начальника Личной гвардии. Да и вообще, куда это годится, когда в присутствии Императора без его санкции пытаются жрать его подчиненных? Понять бы еще, что за дурь на них нашла…. Не могла же вся свора разом взбеситься? Псари, отчаявшись утихомирить собак, лупили их по спинам арапниками, двое из егерей уже разрядили в животных свои арбалеты…
Предупреждение баронессы расставило всё по местам. Ну, почти всё. Император, ткнув копьем нацелившегося на задние ноги гвардейской лошади кобеля, еще раз удивился столь пристальному вниманию к капитану Ленартсу. В конце концов, это было весьма… непривычно: убивать неожиданно пытаются не его, Императора, а, в общем-то, простого гвардейца, происходящего даже не из знатного рода. Безумцы, убивающие просто ради самого отнятия жизни, встречаются не только среди магов – или, может, это личная месть? Он скорее поверил бы в то, что некто, обладающий магическим даром, желает лишить жизни инквизитора. Но гвардейца? Кстати, первым пострадал даже не капитан, а простой стражник, вся ответственность которого в принятии решений сводилась к тому, насколько быстро бежать выполнять распоряжения старшего по званию.
Оглянувшись на секунду, Хингв обнаружил, что дама Сторвинд устремилась к одному из деревьев, выбранному по только ей понятной логике, - сам он никого и ничего не мог рассмотреть в густой листве. Может, это было проявление того самого чутья, которые некоторые приписывали инквизиторам: мол, они… хм, седалищным нервом… могут почуять мага. А скорее, заключил не склонный к суевериям Император, у баронессы был более удачный угол обзора.
И не только у нее. Второй оставшийся в строю гвардеец быстрым движением вскинул арбалет и выстрелил. И, судя по тому, что гончие резко растеряли боевой пыл и, поджав хвосты, с виноватым видом засуетились, путаясь под ногами коней, попал. Правда, увы, - судя по отсутствию падающего тела, - только сбил магу концентрацию.
На какой-то краткий момент стало очень тихо, только поскуливали растерянные собаки. Император, окинув взглядом оставшихся при нем людей: рыцарь веры, одна штука, капитан гвардии, одна штука, один гвардеец, четыре егеря и два псаря, - уточнил:
- Раненые есть? – впрочем, единственный человек, которого всерьез атаковали, похоже, был невредим, так что Хингв почти сразу продолжил, оставив желающим возможность вставить краткое «нет» в паузу длиной в пару секунд: - В таком случае, я хотел бы выслушать объяснения. Или хотя бы предположения. - Произнесено это было спокойным, ровным тоном - однако прозвучало как приказ, ослушаться которого было бы крайней нежелательно.

«Собаки кровь клыки давайте рвите пусть он умрет! Аллиан они убили тебя смотри, красное на красном собаки умирают человек с копьем давайте вперёд…. Женщина говорит пусть она замолчит, светлые волосы светлое лицо я ее знаю? Женщина меч оружие… красное, багровое, смерть…. Нет!!!»
Маг выкрикнул что-то нечленораздельное, когда арбалетный болт разорвал ему предплечье и воткнулся в ствол дуба рядом, пошатнулся, теряя равновесие, и уцепился здоровой рукой за ветку, сползая вниз. Следующие слова были не менее непонятными для окружающих – но, в отличие от первых, были второй необходимой компонентой заклинания. Облаченная в лохмотья фигура исчезла. Снова.

Отредактировано Хингв I (13 октября, 2011г. 14:37:10)

0

15

"И где?! Где арбалетчики...". Дальнейший внутренний диалог баронессы тактичнее будет не описывать, лишь упомянуть, что она была крайне недовольно и очень сетовала, что выстрел запоздал, да еще и еле задел мага. Она видела как тень скользнула вниз и скрылась в кустах. Не уйдет. Иса пришпорила коня и в два счета  оказалась возле дерева. Спрыгнув с лошади и держа кинжал в руке, она осмотрелась. Тихо. шагов убегающего не слышно. Притаился? Вот след от ног, очень четкий - тут он спрыгнул с дерева и всей массой приземлился на обе стопы. Пара капель крови. Еще след и... ничего. Сторвинд категорически не понимала происходящего: след обрывался, капель крови не было и эта тишина. Иллюзия? Как тогда, месяц назад? Иса  прижала к голове ирифритовый кулон, ничего не изменилось. Дыхание инквизитора стало учащенным, это не было страхом, а лишь не пониманием с чем или кем она имеет дело, и, следовательно, организм активизировался. Наверное, со стороны смотрелось забавным, как женщина, обнажив меч, наносит им удары по кустарнику и рассекает воздух. В совершенно разных направлениях, как будто бьется с невидимым противником. Но, противника и правда не было. Инквизитор вернулась на просеку, ведя лошадь под уздцы, и присоединилась ко всем. Желание Императора услышать объяснения было вполне понятным, а Иса не собиралась излишне церемониться.
- Происходит? Беда. У доблестных гвардейцев только две страсти: лошади, - инквизитора демонстрационно погладила свою лошадку, - и суки. - Кивнула в сторону собак.
- Инквизиции не всегда удается успеть везде. Тем более в лице слабой женщины. Или же это соучастие?  И Гвардия хочет, чтобы охота продолжилась. На Ваше Императорское Величество.
Баронесса гневно посмотрела на капитана гвардии, пока она выискивала волшебника и указывала его местоположение, он вольготно рассекал верхом, играя в догонялки с собаками.

0

16

Ну, по крайней мере, Ленартс сумел отделаться от зубастых врагов и сейчас он с некоторым интересом разглядывал свои руки, на которых проступило несколько царапин. А он даже и не заметил, как зубы псов достали его пару раз. Но царапины – это лишь царапины, их даже ранениями называть стыдно – засмеют. Маттиас и не стал их так называть, а когда император в свойственной себе манере поинтересовался о положении дел окружающих, промолчал, ибо Хингв и сам все прекрасно понял.
Краем глаза капитан Ленартс заметил, как Иса, инквизитор святой церкви, доблестно сражается с кустами и, судя по ритму движений да разлетающимся листикам во все стороны – побеждает. Ну, уж действительно, все внесли свой вклад в сражение, надо бы и ей найти соперника себе по размеру. Кусты отлично подходили и выглядели очень опасными; Маттиас даже невольно залюбовался, как у нее удачно все выходит. У растений попросту не было шансов.
Подоспела женская часть их коллектива как раз к тому моменту, когда император потребовал объяснений или, если таковых не найдется, предложений. Чуть заметно прищурившись, Ленартс пристально посмотрел в глаза Его Императорского Величества.
«Странно, что Хингв сам не стал ничего предлагать первым. Наверняка у него имеется какой-то план, и он лишний раз хочет убедиться в том, что наши планы окажутся хуже», невольно подумалось гвардейцу.
Уступив право первого слова даме, Ленартс тут же пожалел о том, что так поступил, ибо кроме чисто женской глупости, в виде непонятных и неуместных попыток оскорбления гвардии императора, он ничего не услышал. К слову говоря, именно по этой причине при Маттиасе в гвардии не служило ни одной женщины. Ленартс просто не мог смириться с тем, что они требуют нормальную работу, обязанности и зарплату, но, придет время нести ответственность, сразу превращаются в слабых и безобидных созданий, с которых надо пылинки сдувать.
- Интересно, тогда, какого демона слабая женщина делает в инквизиции, да еще и при таком ранге. – Негромко парировал капитан. Уже заметно прищурившись, Маттиас одарил баронессу оценивающим взглядом, но мысленно плюнул на возможность развития спора и, не избавляясь от каменного лика, быстро вернул взор на императора. В конце концов, пусть она позволяет личным чувствам брать верх над собой, а у него есть обязанности: - Видимо какой-то маг, император.
Маттиас счел это достаточным объяснением, после чего сделал небольшую паузу, вздохнул и продолжил, предлагая свой план:
- Волшебника задели, а по крови его можно выследить. Значит, направим собак по его следу, и они приведут нас к колдуну. Но разумнее, конечно, вернуться в столицу.

0

17

Похоже, капитан решил поиграть с Ледышкой в "гляделки", пустая затея. Эта женщина умела брать себя в руки быстрее, чем самые несдержанные юнцы "заводились" с пол оборота.
- Капитан. В человеческом теле есть такая часть, как мозг. И именно он, а точнее его развитие, отвечают за то, какое положение будет занимать человек в обществе. И, так уж сложилось, что те, у кого мозг развит, - Иса сделала жест в сторону Владыки (не дай Единый разгневается) и перевела руку на себя, - командуют теми, кто о нем забыл. Если пожелаете, я отправлю вам несколько развивающих книжек, их изучают в начальных классах церковных школ. Уверена, они вам подойдут. Но это по возвращение в Хролдар.
- Государь, - баронесса решила, что она итак уделила Маттиасу слишком много внимания, - на том месте, где маг спрыгнул с дерева, следы прерываются. И следы ног и следы крови из его раны. Это не иллюзия, не игры разума, а какая-то магия. С собаками нам его не выследить. Мое мнение, он действует один, пытаясь оставить Вас без охраны, чтобы потом ему никто не мешал. Ловить его "на живца", то есть на Вас, милорд, представляется мне кощунством. Поэтому, соглашусь с капитаном вашей гвардии, вернуться - самое безопасное решение. - Сделав небольшую паузу и осмотрев потенциальных бойцов с магами, Иса продолжила, но, скорее, уже сама себе. - Да и кто его ловить-то будет? Этому обучают долгое время, а наши бойцы егеря да псари.

0

18

Император прикинул, не приказать ли капитану гвардии и инквизитору прекратить препираться и оскорблять друг друга, - на такую ерунду не было времени, - но, кажется, они всё-таки решили повести себя как серьезные взрослые люди и самостоятельно перейти к более насущным вопросам. Если, конечно, у капитана Ленартса хватит благоразумия проигнорировать последнюю провокацию баронессы и не раздувать скандал. Хингв надеялся, что хватит. Всё-таки, что бы ни считала дама Сторвинд, дураков в гвардию не брали, и, тем более, не ставили этой гвардией командовать.
Мнения о том, что стоит делать дальше, у спорщиков, как ни странно, совпали. Вернуться в столицу? Ему не слишком нравилась эта мысль: бегать от какого-то мага, который воюет не собственными руками, а натравливает на людей собак. Однако благоразумие подсказывало, что, если маг действительно покушается на его жизнь, - хотя как-то странно он это делает, - возвращение в столицу позволит обеспечить гораздо более надежную охрану. Сейчас у него было слишком мало надежных людей….
Егеря, псари и свора, уже подведшая его. Они выезжали на охоту, а не на войну. Мысль устроить охоту на мага, - пусть не думает, что может безнаказанно травить собаками людей Императора, - была соблазнительной, но столь очевидно безрассудной, что не задержалась в голове Хингва дольше пары секунд. К тому же, как выслеживать того, кто, если верить баронессе, не оставляет следов?
- Возвращаемся в столицу, - он чуть нахмурился, соглашаясь со своими спутниками. Да, это было благоразумно, но бежать, - можно было назвать это тактическим отступлением, но это ничуть не меняло сути, - после того, как на тебя натравили твою собственную свору…. Кстати, любопытный вопрос. Свору-то натравили совсем не на него. – Однако, капитан, вам ничего не кажется странным? На кого нападали собаки? Они не обратили на меня внимания, даже когда я колол их копьем. Дама Сторвинд объясняет это тем, что неизвестный стремится лишить меня охраны. Что по этому поводу думаете вы? И, кстати, баронесса, чем вы, как специалист, - при желании в этом слове можно было уловить долю иронии (если страдать хронической мнительностью), - объясняете то, что маг "растворился в воздухе"?
Договорив, Хингв тронул поводья, посылая коня вперед. Точнее, назад, вдоль реки в сторону охотничьего домика. Нужно было сперва догнать оставшихся с раненым гвардейцем людей, потом – забрать из домика остаток свиты. Конечно, если ситуация осложнится, людей можно будет оставить, но без большой необходимости поступать так не стоило.

0

19

Почему-то Ленартсу показалось, что инквизитора немножко занесло. Ему не нравилось, как она отзывалась о гвардии тогда, во время покушения на него, ему не нравилось, как она отзывалась о гвардии сейчас, и ему совершенно не нравилось, что она позволяла себе настолько прямые и откровенно тупые провокации лично в его адрес. Собственно по этой причине капитан и недолюбливал людей высшего света. Власть бьет в голову и человек уже считает, что он занимает свой пост по той причине, что он какой-то особенный; думает не так, как остальные, но, несомненно, лучше, а его поступки заведомо более правильные, нежели поступки тех, кто ниже его по званию.
Все эти измышления могли бы прийти в голову Ленартсу, когда он окинул Ису равнодушным взглядом, если бы ему в голову не пришла другая мысль, посетовавшая на отсутствие сигар под рукой.
«Хорошо, что вы, леди Сторвинд, не командуете мной, а иначе вышло бы противоречие», также подумал Ленартс, вернув взор на императора.

- У меня нет каких-то особых мыслей, Император. – Пожал плечами Ленартс. – Все дела, в которых хоть как-то замешаны волшебники, немедленно передаются в руки инквизиции. Поэтому конфликты гвардии и магов достаточно редки. В конце концов, это их работа, ловить колдунов, а наша – непосредственно ваша защита. Возможно, это просто какой-то безумец, подумавший себе невесть что, а может какой-нибудь ветеран кампании дождей или участник Иллифинского бунта, имеющий личные счеты с гвардией. Если бы это было покушение, они бы не стали поступать настолько… странно. Да и никто особо не информируется насчет времени вашей охоты.
Даже стража, которая тщательно следила за Хингвом, пока тот был во дворце. Иными словами, об этой охоте знала лишь гвардия, император да церковь. Остальных людей можно было не считать, так как у них, обычно, никто такую информацию получить не пытается.

0

20

К тому моменту, когда Император принял решение, Иса уже выкинула из головы капитана стражи, точнее их словесную баталию. Им предстояла совместная работа, желает того Маттиас или нет. Благоразумное решение было принято: вернуться в Хролдар, но принять решение и реализовать его - не одно и то же. Весь тот путь, что они лихо скакали галопом и те часа три мерного шага с редкой рысью, им предстояло проделать вновь, но в обратном направление. Почему-то интуиция буквально вопила громким голосом, что неприятности еще не закончились и необходимо быть начеку. Когда Хингв пожелал узнать ее мнение о возможно примененной магии, Иса оценивающе взглянула на мужчину. Очень быстро, чтобы у него не возникло ощущения того, что она раздумывает: "как маленькому объяснять или нормально говорить?"... хотя, именно этим она и занималась. В конце концов, баронесса решила, что владыка, в государстве которого магия под запретом, очевидно, что мудр, посему приступила к долгой и основательной лекции, о том что:
- Ваше Величество, самая, если так можно сказать, распространенная магия- это стихийная и псионика, этих колдунов нам удается ловить чаще всего. Но это не "наш" случай. Варианты есть, что это анимаг, который превратился в птицу или зверя лесного, но слишком уж быстро и не оставив одежды. Возможно это приведение, или злой дух, обитающий в этих лесах и мстящий за что-нибудь. В этих лесах никогда на людей не охотились? - Иса с недоверием посмотрела на Хингва, скажи он ей, что и такими развлечениями не брезгует, она бы не удивилась. - Или, но часть церковных теоретиков считают это невозможным, есть способы проходить "сквозь" мир. Упоминание о подобной магии встречается в запретных книгах, что нам удается конфисковать у еретиков. Правда это или нет, проверить Церкви не удалось. Если рассматривать способы обнаружения магии, то... - но тут Сторвинд поймала взгляд Императора, который поняла как "довольно слов" и замолчала.
Иса краем уха слушала размышления капитана о мало возможной вражде магов и гвардии, пока сама поправляла прическу, прятала кинжал и проверяла меч. Так же она в приказном порядке взяла у одного из мужчин арбалет, будь он у нее изначально, магу бы не удалось скрыться. Женщина здраво рассудила, что сил воспользоваться им у нее хватит, а везти арбалет, положив поперек седла, совершенно не сложно.
Когда весь, уже наверное, отряд повернул в обратную сторону, инквизитора посетила гениальная ( ей так точно показалось) мысль.
- Капитан Ленартс, если вы считаете, что маг на гвардию не покушается, то давайте проведем маленький эксперимент. Ваш гвардеец поменяется одеждой с егерем, а тот поедет впереди. Если магу форма гвардейца не как красная тряпка для быка, то будем придерживаться изначальной идеи: "цель - Император". А если нападет, то вы сами знаете, что это будет значить.

0

21

Если лицо Маттиаса было абсолютно непроницаемым, выработанным за долгие годы службы, то глаза Ленартса были абсолютным воплощением угрюмости. Клокочущее бешенство в груди яростно просилось на волю, чего допустить было нельзя, иначе мог кто-нибудь пострадать, – например, какой-нибудь инквизитор, - и поэтому все эмоции, жалуясь на недостаток места жительства, были вынуждены ютиться в однокомнатных глазах капитана. А глаза, к слову, смотрели куда-то вперед, показывая, что Маттиас размышляет.
Исе было легко рассуждать о магах и способах их ловли, жаловаться на то, какая де гвардия беспечная, бесполезная и еще много каких слов начинающихся с предлога «бес-», но сама баронесса пока ничего не потеряла, а вот Ленартс уже понес потери в виде одного из своих подчиненных. Вряд ли тому угрожала смертельная опасность сейчас, но она могла таковой быть раньше. Рисковать своими людьми ему не хотелось.
Обращение женской части их коллектива невольно заставило поднять хмурый взор на инквизитора и выслушать женщину. Затем он выждал еще пару секунд, предположив, что Иса не закончила. Однако дальнейших слов не последовало, и каменное лицо Ленартса постепенно сменилось на кремний. Недолго и порезаться.
- Интересная идея. – Найдя нужные слова, откликнулся капитан. – Но позвольте поинтересоваться: что нам это даст? Мы узнаем мотив этого безумца? А дальше? Будем использовать людей как приманку, чтобы поймать какого-то чокнутого колдуна?
Слова, на удивление, звучали достаточно вежливо. Но подобная вежливость скорее сродни вежливости убийцы, который, приставив нож к вашему горлу, неожиданно ласково и учтиво предлагает закурить сигару перед смертью, да выпить рюмочку отличного вина.
- Инквизитор, я возражаю. Мои люди, в отличие от егерей, учились защищать себя и выживать, а рисковать абсолютно посторонними людьми я не намерен.

0

22

Хингв коротко кивнул скорее даже своим мыслям, чем рассуждением капитана Ленартса, впрочем, этим движением заодно и подтверждая: да, он услышал слова подчиненного. Действительно, гвардия редко имела дело с магами, исключая ситуации, когда прямо в процессе покушения внезапно оказывалось, что замешан маг, и возможности звать инквизиторов, чтобы они взяли эту работу на себя, не было. Тут капитан был прав, и узнать мотивы нападающего было невозможно. Да и нужно ли?
Императору оказалось достаточно нескольких фраз баронессы Сторвинд, чтобы понять: ответа на его вопрос она не знает. Кажется, она и сама поняла по его взгляду, что выслушивать рассуждения о том, что одни из церковников «предполагают», а другие – считают невозможным, - он не настроен, и замолчала. Правда, к сожалению, не совсем – она переключила свое внимание на капитана гвардии, который, невооруженным глазом видно, был от этого отнюдь не в восторге.
«Если они снова начнут препираться, я отошлю даму Сторвинд вперёд вместе с парой егерей, высматривать мага», - решил Хингв. Личная гвардия всё-таки была более надежна с его точки зрения, чем ставленница Церкви. Они все обучены владению оружием, вот только гвардия служит, - и, можно надеяться, предана, - ему, а не Творцу. Конечно, это дело инквизиции – уничтожать магов, но что такое особенное может сделать эта женщина, чего не могут его гвардейцы? На «что-то особенное» был бы способен разве что другой маг, которых на службе у Императора, ясное дело, не водилось. «А может, и зря», - мысль, конечно, была совершенно еретической, но слуги Церкви мысли читать не обучены, так что в мыслях он мог позволить себе любую ересь. Его оружием бывали и клинок, и яд, и ложные слухи, так чем, - если забыть о слове «ересь», - магия хуже?
Предложение дамы-инквизитора ему, надо сказать, понравилось не больше, чем капитану гвардии.
- Устраивать переодевание посреди леса и тратить время? Нет. – Эта проверка могла дать слишком мало полезного, чтобы ради нее останавливаться и ждать. - Я решил, что мы возвращаемся, и мы поедем, не задерживаясь. Псари со сворой – на сто шагов вперед, - он повелительно махнул рукой, - остальные – группой, не растягиваясь. Надеюсь, никому не надо напоминать о бдительности и необходимости держать оружие наготове.
Егерь уже перезарядил его арбалет, и Император придерживал оружие одной рукой, пристроив на луку седла. Копье сейчас вез всё тот же егерь…. Да, пусть псари и собаки будут на расстоянии, чтобы, если маг решит снова повторить тот же прием, было время сориентироваться. Если же нет, они просто сыграют роль авангарда и разведки.

Темная фигура возникла на берегу, у самой воды, и, не удержав равновесия, рухнула в реку. Некоторое время неловко барахталась, потом, добравшись до мелководья, на четвереньках выползла на берег и свернулась в клубок на грязном песке, что-то невнятно бормоча….
«Больно кровь больно красная кровь, моя кровь. Смотри они умерли собаки умерли человек в красном не получилось живой стрелял в меня. Я вижу кровь, кровь на ступенях твоя голова Аллиан золотые волосы, золото и алое разве это я кричу? Грязь земля больно руки как огонь горит должны умереть. Здесь тихо, так тихо, зачем они пришли зачем они говорят в моей голове кровь алое багровое больно…»
Через некоторое время человек на песке шевельнулся, и, отрывая лоскутья от своей одежды, неловко перевязал раненую руку. Шевельнув пальцами, скривился от боли и произнес несколько слов, чтобы снова исчезнуть – и через половину удара сердца оказаться на ветках дерева, под которым только что проехал Император со свитой….
Обнимая дерево двумя руками и неотрывно глядя в спины уезжающим всадникам, человек что-то прошептал. И нависшая над тропой ель два десятка лет назад поваленная бурей на свою соседку, внезапно освободилась из сплетения ветвей и рухнула вниз, перекрывая им дорогу.

Хингв всё-таки выругался, коротко и ёмко, хоть Императору явно и не подобало – особенно в присутствии женщины.

0

23

Если мнение Ленартса в глаза Исы сейчас, пожалуй не обладало каким-то существенным весом и не вызывало никаких положительных эмоций, то к словам Хингва она не смогла бы не прислушаться, ибо ослушание приказа императора обладает нескромным запашком государственной измены. Оспаривание, казалось бы, другой вопрос, но последствия вряд ли будут сильно различаться, если Его Императорское Величество решил твердо стоять на своем мнении. А раз его мнение совпало с капитанским, - Ленартсу это было только на руку.
В это время, воспоминания, уже без малого полчаса, крутящиеся в голове, постепенно начали одолевать голову капитана. Маттиас серьезно задумался над тем, во время какого из инцидентов гвардия могла бы переехать, метафорически выражаясь, дорогу какому-нибудь колдуну.
Пока что на ум не приходило ничего разумного. С некоторыми сомнениями, Ленартс отбросил Иллифинский бунт: тогда и гвардия понесла существенные потери, среди которых был и Ландер, бывший капитан, а значит вряд ли кто-то стал бы мстить за произошедшее тогда. Но… у этих магов довольно странные понятия о долге.
Большая часть вещей в этой жизни были однозначно понятны Маттиасу. Он вырос на улице, несмотря на аристократические корни матери, и прекрасно понимал, что представляет собой организованное зло, какого тогда было достаточно в лице различных мелких банд, да несерьезных группировок. Естественно, банда, в составе которой был Ленартс, никогда так и не убила ни одного человека, а самая суровая кража ознаменовалась пряником, но мотивы и методы, что странно, не менялись с пришествием седин на висках и опыта в головах. Более того, «детские» методы казались даже свежими на фоне изощренных и невероятно хитрых тактических приемов, о которых не знает лишь тот, что не знаком со словом «книга». Стоит заметить, что в этом, по скромному мнению капитана, и заключалась проблема современных заговорщиков. Будучи аристократами, они пытались действовать, так сказать, по книжке. Собирались в каком-нибудь тайном месте, надевая темные плащи, и планировали, планировали, планировали. И действовали, само собой, исходя из понятий высшего добра.
И тут в голову Ленартса, неспешно двигая фибрами, вползла некая мысль, которая всем своим видом претендовала на звание гениальной догадки. Представляя собой этакую чернильную амебу, она, очевидно, еще не сформировалась, но Маттиас уже твердо уверовал в ее истинность.
Взгляд неспешно скользил по острым верхушкам деревьев, часть из которых казалась немного более старшими, чем их братья, когда одна ель, удобно пристроившаяся было в объятиях сестрицы, ослабила хватку и с шумным треском свалилась аккурат перед процессией. В ответ Ленартс приподнял арбалет. Он еще хотел было выругаться, но Хингв опередил его.
- Вспомнил. – Мрачно сообщил Ленартс, не обращаясь к кому-то конкретно. – Во время одного покушения гвардии пришлось убить совсем молодого парня. Его мать так и не удалось найти, чтобы сообщить о смерти сына. По словам соседей, та была настоящей ведьмой, но кроме слухов никаких доказательств не было. Затем дело передали инквизиции, на всякий случай, и все о нем забыли. Но, говоря откровенно, не могу вспомнить, когда же это произошло.

0

24

Иса ехала молча, замыкая кавалькаду. Настроение было апатично никаким. Какая же глупость, что ей не дали с собой людей. В чем была причина таких указаний? Слухи о нападении мага подтвердились. Хотя... было что-то во всем этом нелогичное. Место охоты держалось в строжайшем секрете, она сама узнала о месте, лишь выехав с Императором. Да и маг напал не на Его Величество, а на гвардейцев. Совпадение? Может ли такое быть, чтобы ее приставили к охоте лишь под предлогом покушения, преследуя при этом какие-то иные цели, а этот волшебник лишь фигура в этой игре, попавшая в этот лес волею Единого? Да уж, от таких мыслей становилось не по себе как-то. Среди этих людей она была чужой, не врагом, но и не другом, навязанным наблюдателем. Впрочем, баронессе часто приходилось сталкиваться с подобным одиночеством вне стен церковных. Но таков быть путь Веры, никто и не обещал, что он будет легким. Напротив, ее всегда призывали быть сильной и она будет, не смотря ни на что.
Ее размышления были прерваны падающим деревом, емкой бранью Хингва и шумом крыльев перепуганных птиц. "Началось..." Пронеслось в голове инквизитора, на этот раз не уйдет, только бы вот сначала разобраться, на кого он нападет. Рука поудобнее взялась за арбалет, в любую минуту готовясь его поднять. Но все оставалось неизменным, люди перешептывались, капитан Ленартс что-то вспомнил, видимо важное, раз даже решил это озвучить. Лишь как-то странно не утих шум крыльев. Иса посмотрела на небо, небольшая стайка птиц сделала крюк в воздухе и пошла на снижение, избрав своей целью глаза гвардейцев. Что же, если капитан прав, и он и его люди обучены защите, какие-то птицы им не ровня, а она сделает то, чему учили ее - поймает кудесника.
Сторвинд принялась накручивать "круги почета", то против часовой, то по часовой стрелке объезжая просеку, ища глазами мага. Раз ему видны птицы - то значит и он должен быть виден, хоть с какого-то ракурса, но должен. Надо сказать, Единый благоволил инквизитору, ей довольно быстро удалось увидеть врага, в очередной раз, притаившегося на дереве. Прицелиться из арбалета, напрягая все тело, чтобы не дрогнуть в момент выстрела. Ледышка целилась в плечо - она и попала в плечо. Тело упало вниз, но на сей раз Иса была уверена, что маг не убежит. Два ранения, одно из которых весьма ощутимо, два падения с высоты. Тут уж не по колдовать. Сторвинд быстро добралась до места падания и увидела на земле корчащееся тело. Она прислонила к шее мага острие меча, вкрапления ирифрита блокировали бы любую магию, но колдун, казалось, и не пытался сопротивляться. Это была женщина, очень, просто немыслимо, худая. С залегшими черниками под глазами, говорившими о бессонных ночах. Она стонала и что-то бормотала себе под нос. Весьма жалкое зрелище, правда Ледышка не испытывала к ней никак их чувств, кроме презрения. Холодные серые глаза оценивающе оглядели мага, тонкая рука сняла с шеи ирифрит и одела его на колдунью. Кажется, звать никого не надо, к ним итак спешили люди.

0

25

Вопреки ожиданиям, ничего не произошло. По крайней мере, сразу после падения дерева…. Император успел удивиться, что же такое внезапно вспомнил капитан Ленартс. что захотел это немедленно озвучить, посчитать услышанную информацию бесполезной – но не сообщить об этом гвардейцу. Испуганные падением дерева птицы, вместо того, чтобы разлететься в разные стороны, нацелились на двух телохранителей, так что им стало явно не до того, чтобы выслушивать какие-то замечания.
Стрелять Хингв не стал – попасть из арбалета по мечущейся пернатой мелочи было слишком трудно, и он скорее рисковал задеть кого-нибудь из людей. Вместо этого он, удерживая коня на месте, - и немного в стороне, - отслеживал перемещения инквизитора. Дама Сторвинд, видимо, решила заняться своими непосредственными обязанностями и отыскать мага, и тут дополнительный выстрел мог сыграть гораздо более важную роль….
Впрочем, не понадобилось. Подбитый чародей рухнул с дерева, - птицы, атаковавшие гвардию, прекратили это неестественное для себя занятие, - и тут же попал в цепкие руки церковницы, вооруженные ирифритом, так что Хингв посчитал возможным подъехать ближе и бросить взгляд на противника, который сумел доставить ощутимые неприятности.
Тощая, неопрятного вида женщина в лохмотьях, причем принадлежность к женскому полу определялась исключительно потому, что драные тряпки практически не прикрывали ее грудь. Вид обнаженного тела в данном случае вызывал исключительно брезгливость….

«Крылья, шелест, шепот, летите, летите, пусть будет так! Багряное алое кровь, больно они сделали мне больно скажи им они должны умереть Аллиан где ты они убили тебя времени нет…. Люди в багровом умрите все умрите ничего не вижу больно больно падать зачем сейчас уйду не догоните. Нет!!! Уберите уберите это от меня верни мне мою силу умри я убью тебя!!»
Костлявые пальцы внезапно взметнулись вверх, обхватывая клинок и отводя его в сторону, ведьма как будто не замечала, что бритвенно-острое лезвие прорезало плоть до кости. Она метнулась вперед, вытянув вторую руку и пытаясь вцепиться инквизитору в лицо – загнутые, похожие на звериные когти грязные ногти мелькнули в опасной близости от глаз.
- Убью!!! - переходящий в нечто нечленораздельное вопль эхом отразился в сплетении ветвей

- Вот тварь! – Император вскинул арбалет, но тут же опустил оружие: спина дамы Сторвинд практически заслоняла взбесившуюся магичку, и стрелять он не решался. Хотя, если подумать, случайно прикончить инквизитора не было такой уж неприятной идеей. Хоть и было чревато последующим разбирательством с ее начальством.

Отредактировано Хингв I (17 октября, 2011г. 20:58:25)

0

26

Маттиас ни к кому особенно не обратился и никто, судя по всему, ответил ему абсолютным вниманием. А может кто-то действительно внял, но не проникся важностью момента, а потому пропустил мимо себя, позволив воспоминаниям капитана влететь в одно ухо и вылететь из другого. Ленартс, впрочем, не придал этому особого значения; информация была выдана исходя из мотивации общего образования. И без нее неплохо, но и с ней вполне нормально. Да и Исе нужны были мотивы, а теперь инквизитор могла их знать без всяких переодеваний.
Взор Ленартса буравил заросли, когда до слуха донесся звук множества крыльев. Подняв голову, он едва успел опустить шлем на глаза, - в буквальном смысле, - прежде чем разномастная крылатая братия попыталась вонзить свои когти ему в глаза. Встретившись со стальным препятствием, они, однако, не потеряли пыла, несмотря на то, что особых повреждений они так и не нанесли, а потому всем своим потоком чуть не выбили Маттиаса из седла. Тот, распластавшись под сторонним давлением на спине лошади, некоторое время как мог отбивался от пернатых разбойников и чуть не лишился уха, но вдруг все они, чуть ли не синхронно взмахнув крыльями, разлетелись по сторонам, оставляя потрепанного капитана в покое.
Ленартс резко поднялся и быстро обнаружил что Иса сцепилась с какой-то фигурой в лохмотьях. А фигура, превозмогая боль, или попросту игнорируя оную, даже смогла каким-то образом подняться. Перехватив инициативу, волшебник протянул тощую руку к инквизитору и в ту же секунду беспомощно осел: описав красивую дугу, клинок второго гвардейца легко отделил голову колдуньи от тела, забрызгав слой листьев багровой краской.
- Хвала Единому, все получилось. – Нервно улыбнулся стражник, после чего добавил, решив объяснить свое появление. – Птицы, почему-то, напали только на капитана, и я последовал за вами, госпожа.
Юноша, который по возрасту отставал от своего капитана на добрых два десятка лет, обольстительно улыбнулся еще раз, - благо внешность этому очень способствовала, - тщательно вытер клинок и, вернув его в ножны, сел обратно в седло.
Маттиас сплюнул в сторону, главным образом избавляясь от невесть откуда взявшихся перьев во рту, после чего привел себя в порядок, насколько это было возможно, и поправил шлем.
- Хорошая работа. – Обратился он к юноше.
- Благодарю, сэр. – Снова улыбнувшись, отозвался тот, когда подъехал ближе. Парень определенно вызывал у Ленартса подозрения, причем не первый год. Главной причиной подозрений было то, что ему, то есть юноше, нравилась работа гвардейца. В чем он смело признавался. Не грех, конечно, но на мысли наводит.

- По-прежнему возвращаемся, император? – Обратился Ленартс теперь к Хингву, дабы удостовериться.

Отредактировано Маттиас Ленартс (18 октября, 2011г. 00:16:03)

0

27

Иса слышала приближающееся шаги, она повернула голову, дабы посмотреть кто именно к ней подошел. К своему удивлению, в числе подошедших она увидела Хингва. "А шустрый у нас Император" подумала Сторвинд в тот момент, когда магичка вздумала сопротивляться. Женщина голой рукой схватилась за лезвие меча, не обращая внимания на то, что сама себя ранит, и в приступе бешеной ярости кинулась на инквизитора. Иса успела немного отклониться назад, но костлявые пальцы колдуньи прошли в опасной близости от серых глаз баронессы. Не успела она занести меч, как молодой гвардеец обезглавил ведьму, и надо заметить, был весьма доволен собой. Вот напасть. Иса смотрела на парня, который буквально светился от счастья. Ну вот что с ним сделаешь, он не ее подчиненный, чтобы отчитать на неправильное решение, но чем он думал, когда решил обезглавить и без того раненую ведьму, вместо того, чтобы просто остановить? Это был вопрос, ответ на который она вряд ли узнает. Иса устало махнула рукой:
- Да, молодец, хорошая реакция. - Сказала она гвардейцу с душой инквизитора, - только, кого мне теперь допрашивать?
Последнюю часть фразы Ледышка произнесла почти про себя, это был риторический вопрос, и не было смысла морочить голову солдату. Иса холодно посмотрела на капитана, интересно, хоть он-то потом прочтет парню лекцию на тему важности пленения таких врагов?
Баронесса осмотрела себя, платье было забрызгано кровью, а ее как соринки не смахнешь небрежным жестом. Она подобрала с тела ирифритовый кулон и положила его в карман. Больше тут делать было нечего. Вряд ли в этом лесу притаилась целая очередь из магов, терпеливо ждущих успеха или провала других претендентов на убиение Императора или гвардейцев.
Вопрос капитана про возвращение был вполне логичным, хоть опасность и миновала, но большая часть дня была позади, люди были вымотаны, часть собак убиты или ранены, да еще и нагрузка в виде раненого гвардейца. Иса бы предпочла вернуться в Хролдар, написать отчет о нападение и вернуться к своим делам. Так что она молча подняла глаза на Его Величество, ожидая вердикта владыки.

0

28

Брызги крови из обрубка шеи долетели даже до Императора, хоть он и остановил лошадь в нескольких шагах в стороне, и он стер со щеки густые алые капли. Пытаться стереть их с одежды было бесполнезно.... Обезглавленное тело рухнула на землю, под ноги явно очень довольному удачным ударом молодому гвардейцу. "Как там его зовут...? Крайн, Кроун?" Хингв, сколько не напрягал память, не мог вспомнить точно; своих телохранителей он чаще всего просто не замечал, исключая, конечно, капитана: его, с его профессиональной паранойей и стремлением выполнять своим обязанности, не обращая внимания на условности вроде этикета, не заметить и не запомнить было невозможно. А этот юноша, энтузиазма в котором пока было явно больше, чем опыта, никаких ассоциаций в голове не вызывал.
Император задумался, заслужил ли молодой гвардеец своим поступком похвалу или выговор. С одной стороны, колдунья напала на одного из "своих" людей, так что действие было оправдано. С другой, от трупа они уже не узнают ничего, если вдруг было что-то, что стоило бы знать. Впрочем, похвалу юноша уже получил от своего непосредственного начальника, так что Хингв решил все же разбавить его невооруженным глазом видимую гордость:
- Хороший удар. Но не все проблемы стоит решать отсечением головы.
Больше, с его точки зрения, гвардеец внимания не заслуживал. Зато стоило принять решение: возвращаться ли всё же в столицу, раз нападающий нейтрализован наиболее радикальным методом из возможных?
Собаки явно пострадали сильнее, чем люди: почти половина своры перебита, так что эти гончие не будут годиться для охоты, пока псари не дополнят ее молодняком и не доведут заново до достойного уровня. Жаль потерять столько хороших собак. Да и люди после этого... инцидента не слишком-то способны продолжать охоту. Кто-то напуган, кто-то устал, и вообще их осталось мало: некоторые остались с раненым гвардейцем, некоторые просто отстали. Впрочем, во время охоты всегда кто-то отставал: далеко не все лошади могли угнаться за императорским Корундом. Да, и лошадей сейчас стоило бы поберечь....
- Да, возвращаемся, - коротко кивнул Хингв. Пожалуй, будь у него возможность, сейчас он отсек бы ведьме голову лично: за то, что она испортила его выезд на охоту. Всего раз в год он позволял себе убраться подальше от суеты, вычурности и фальши хролдарского высшего света (который, кстати, совсем не годится оставлять без присмотра), и сейчас ему помешали нормально отдохнуть. Было, из-за чего разозлиться. - Дама Сторвинд, вам нужно тело этой особы? Если нужно, моя гвардия, - жест конкретно в сторону молодого гвардейца, - окажет вам содействие.
Мысль, что в качестве трофея они привезут с охоты обезглавленный труп неизвестной колдуньи, явно отдавала каким-то черным юмором.

0

29

Иса смотрела на Императора, хоть он и принял самое разумное решение: вернуться, он был явно зол. Что же, это было вполне понятно. Люди не любят, когда у них отбирают игрушки, что в детстве, что во взрослом состоянии. Возможно, во взрослом - даже еще больше не любят. Вот и Хингв был недоволен, что какая-то ведьма взяла и "отобрала" его игрушку-охоту.
Сторвинд взглянула на труп колдунье, по-сути он не был никому нужен. Показательно сжигать на площади обезглавленное тело, было бы верхом маразма, которым вопреки расхожему мнению определенных слоев населения, Церковь не страдала.
- Нет, тело не нужно. Мне абсолютно все равно, что с ним будет происходить в дальнейшем. - Надо заметить, что инквизитор не верила в сказки о том, что если ведьму не сжечь, то она гарантированно воскреснет и продолжить творить свои бесчинства. Баронесса мельком взглянула на молодого гвардейца, кажется, он был откровенно рад, что ему не придется тащить на себе обезглавленный (пусть им же) труп. Да и действительно, не для этого была создана доблестная Гвардия Его Императорского Величества: мечом помахать там, или еще каким оружием, но не переноской заниматься.
Часть обратного пути Иса провела в созерцании неба, на котором не было ни единого облачка. Если бы ее спросили, о чем она думает, то вряд ли бы она сама смогла ответить, ни о чем конкретном и обо всем сразу. А может, она размышляла о том, что вот так вот, в полной тишине она смотрела в это лазурное небо и в детстве, и будучи проповедником и сейчас вот. Небо не меняется, а она - да...

0

30

Ленартс окинул усталым взглядом сначала императора, затем инквизитора. За такой взгляд, подумалось в тот миг капитану, наверно мгновенно выпирают из высшего света, характеризуя его как «максимально неучтивый». Однако других эмоций у капитана просто не нашлось, - стоило умереть ведьме, как оба уже довольно взрослых человека набросились на молодого парня. Впрочем, оно и понятно: первоначальной жертве-то уже всё одного цвета и злиться на нее просто не имеет смысла.
Однако парень, судя по всему, был не по возрасту осторожен и умен, а потому вообще не стал дерзить или огрызаться; лишь послушно кивал, когда оно требовалось. Маттиас незаметно усмехнулся и отрицательно покачал головой.

Вернув на лицо каменную мину, за какие-то доли секунды, Ленартс коротко кивнул Хингву, показывая, что он понял и принял указ Его Императорского Величества. Затем капитан обратил внимание на своего подчиненного. Помогать Лауренсу или вступаться за него Маттиас не собирался. Конечно, он мог, но такой поступок был необходим. Парень должен был осознать полностью, насколько неблагодарна та работа, что ему поручена.
Гвардеец же, выслушав слова Хингва и приказ, а точнее – отсутствие оного, Исы, словно бы облегченно вздохнул. Видимо осознание всей тщетности его стараний к парню так и пришло.
- Как скажете, госпожа. – Отозвался Лауренс, после чего, к некоторому удивлению капитана, двинулся к телу колдуньи, в то время как все остальные направились в сторону Хролдара.
Пришпорив коня, капитан Ленартс направился к юноше. Когда он подъехал, Лауренс уже слез с лошади и занимался тем, что погружал окровавленный труп позади седла.
- И что ты делаешь? – Осторожно осведомился Маттиас.
- Гнев Единого един всех, капитан. – Вновь улыбнулся солдат, закончил погрузку и ловко вскочил обратно в седло. – Едина для всех и его милость. Я похороню ее на кладбище Искупления, рядом с телом ее сына. Если Вы не возражаете.
- Нет… не возражаю. – Задумчиво протянул капитан и неспешно отправился следом за основной процессией.

Еще один тяжелый день остался позади. И сдобрить его, хоть немного, могла лишь сигара или бутылка хорошего вина. Но под рукой не было ни того, ни другого (зато в гости радостно стучалась головная боль), и Ленартсу пришлось довольствоваться невесть откуда взявшейся травинкой.
А затем на его лице расползлась самодовольная улыбка, которую никто не заметил.
Иса, ведь, в очередной раз оказалась в луже! Однако в этот раз ей утер нос молодой гвардеец, - но, Ленартс с удовольствием отметил этот факт еще раз, именно гвардеец, - и император цел и невредим.
А охота закончилась, и впереди Маттиаса ждал лишь старый добрый Хролдар, его хорошо знакомые улочки, шум улиц и люди в черных плащах с капюшонами, которые еженедельно собираются по пятничным вечерам и в непринужденной обстановке, пожалуй, что чаепития, обсуждают способы возможного умерщвления Хингва.

0


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 12.02.120. Дикая охота


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC