Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 5.1.120. Пара слов о дорогах, случайных сделках и буднях путников


5.1.120. Пара слов о дорогах, случайных сделках и буднях путников

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Участники: Риан Дайрэ, Ингрид Мерсери, Хродберт Тапетулум.

Время и место: тракт между Хролдаром и Морвейном.

Событие: внезапное путешествие из Хролдара в Морвейн, внезапная встреча на дороге... мир абсолютно точно полон случайных внезапностей.

0

2

День стоял восхитительный - солнышко светило, птички пели, деревья зеленели изо всех своих древесных сил, а Дубинушка шагала по дороге, мерно вбивая копыта в утоптанную землю, втайне надеясь, что задумавшаяся хозяйка ослабит вожжи и позволит ей насладиться травкой, растущей вдоль дороги. Одна только мысль об этом явно поднимала лошади настроение.
А вот настроения Ингрид, наполовину засыпающей на козлах, вся эта благодать, как ни странно, не улучшала. Напротив, возчица искренне не понимала, что толкнуло ее на подобное издевательство. Наверное, лишь уважение к старому наставнику...

...Два дня назад, Хролдар. Постоялый двор.
Ингрид не любила получать письма. Они практически никогда не сулили ничего хорошего - сплошные траты, заботы или проблемы. Тем не менее, игнорировать послание от Мерсера, что вот уже пять минут лежало перед ней на столе, как-то не хотелось. Вздохнув, девушка сломала печать, вскрыла конверт и развернула плотную желтоватую бумагу.
Ее наставник был, как всегда, цветист в описаниях и подробен в новостях. Уже в первых строках сообщалось, что товар, привезенный с прошлой сделки, успешно продан и принес неплохую прибыль; что цены на соль в очередной раз упали и, того и гляди, скоро придется заниматься "очень выгодной" торговлей с Орсимером; что посевы ржи близ Хролдара в этом году особенно ужасны - весь урожай болен бурой ржавчиной, будто выращивали именно ее, а никак не хлеб, а, следовательно, покупать в Хролдаре рожь ныне не стоит; что в Дамон Шире возвели очередное монументальное строение (напрочь угробив при этом два соседних)... и многое, многое другое.
И... "ах, да". Все самое информативное Мерсер, как всегда, приберег под конец. В Хролдаре Ингрид ждало очередное дело. Даже нет, Дело. За которое уже был уплачен немаленький задаток (вот только сама Ингрид его, к сожалению, не видела. По словам Мерсера, конечно, ее доля была уже отложена и сохранена до ее возвращения в Дамон Шир). Требовалось всего-то ничего: доставить из Хролдара в Морвейн небольшую посылку. Срочно, то есть в течение ближайших двух недель. Забрать эту посылку ("Ни в коем случае не открывай! Это будут проверять особо!") она должна была у старого делового партнера на улице Гиацинтов, а доставить - господину Абхайну Трепетному, богатому помещику. Поскольку во времени Ингрид ограничена, было бы неплохо, если бы за выполнение этого Дела она взялась как можно скорее - "на кону очень большие деньги".
На этом моменте Ингрид возвела очи к потолку и тяжело вздохнула. В этом весь ее наставник. Дело, мол. А то, что она только-только до Хролдара добралась, ничего?
Впрочем, на этом письмо все еще не заканчивалось. Поскольку прибиться хоть к какому-нибудь каравану Ингрид не успевала (да и караван существенно затормозил бы ее), Мерсер уже договорился о найме для нее охранника на это путешествие. До столицы сей охранник добраться не успевал, и должен был встретить ее по пути, "у того холма, что похож на пирог госпожи Миренны, ну помнишь, да?". Прилагалось и краткое описание человека: высокий, длинные темные волосы, карие глаза.
"Мда. Встретить такого человека в Империи шанс явно один на миллион. Ну никак не ошибешься" - раздраженно подумала Ингрид, пробегая глазами последние строки.
Могло бы помочь имя. Но то ли Мерсера в этот момент скрутил приступ ревматизма, то ли чернила оказались некачественные - именно эта, весьма немаловажная деталь, была написана настолько размыто и неразборчиво, что угадывалось лишь несколько букв - "Ри...н...а...рэ..." Что ж, Ингрид оставалось лишь надеяться на то, что обладатель имени откликнется на этот загадочный шифр...

...К реальности Ингрид вернула вредная кобыла, почувствовавшая-таки слабину и решившая устроить себе внеплановый отдых. Судя по состоянию тропы, отдыхала Дубинка уже достаточно давно, со вкусом и удовольствием.
Ингрид устало потерла глаза, в очередной раз взглянула на заветный сверток-посылку, за время ее "ухода из мира" с места не сдвинувшуюся, и не без злорадства призвала лошадь к порядку.
Холм, "похожий на пирог госпожи Миренны" как раз должен был быть где-то неподалеку.

Отредактировано Ингрид Мерсери (15 декабря, 2011г. 22:14:18)

+2

3

Несмотря на чудесную погоду, настроение зашкаливало на отметке «хуже некуда». И все из-за попусту потраченного времени, как будто самым любимым делом Риана было мотаться по дорогам империи из сплошного альтруизма. Заказ был простым: доставить письмо к празднику в один из мелких городков - Энтир, находящихся по пути к Морвейну. Неделя - туда, неделя - обратно. Однако из такой поездки, как оказалось, вытекала куча неприятностей. Во-первых, неудобством являлось то, что, когда нормальные люди садились за стол праздновать наступление Нового года, Риан находился в пути. Во-вторых, когда он прибыл на место, оказалось, что адресат месяц назад умудрился скончаться от простуды, посему  выходило, что тащился Дайрэ в Энтир почем зря. Аванс он, конечно, получил, но вот оставшуюся часть должен был выплатить господин Анхель, тот самый, который отправился в мир иной. Жена покойного ничего про письмо не слышала, и человека, отправившего его, не знала. В итоге, Риан, убедившись, что не выбьет из женщины ни шелли, плюнул на все и развернулся в обратный путь, решив потребовать деньги с того, кто его в Энтир отправил.
До столицы оставалось полдня пути, когда Дайрэ и по привычке завернул в «Седьмую версту». Трактир относился к разряду вполне приличных заведений на тракте между Хролдаром и Морвейном: там можно было и перекусить, не отравившись, и переночевать без соседства насекомых в постели, и все это удовольствие стоило вполне по божески. Риану не нравилось лишь одно: господа инквизиторы, как и простые обыватели, тоже заприметили это место и любили частенько здесь останавливаться. Впрочем, в лицо мага никто не знал, вел он себя в трактире тише мыши, соблюдая все правила и приличия, поэтому и персоной его никто до сих пор не заинтересовался.
В "Версте" было как всегда людно. Риан уже сделал заказ, как вдруг внезапно обнаружил источник  непредвиденного дохода. Пусть не совсем законного, зато быстрого! Группа мужчин играла в кости. Азарт, шум и пиво сопровождали сие действо. Дайрэ мысленно усмехнулся: раз не получилось заработать в Энтире, он наверстает это сейчас. Что стоит магу воздуха немножко перевернуть кубик? Сущий пустяк! Риан пристально осмотрел зал и, не приметив никого из служителей закона, присоединился к подвыпившей компании. Время летело незаметно, желающих сыграть оставалось все меньше, зато Дайрэ обогатился вполне прилично. Последним он развел здоровенного темноволосого верзилу, подрабатывающего наемником. За язык мужчину никто не тянул, сам сказал, кто он есть. Еще что-то плел про встречу с девушкой, но Риан его особо не слушал – чужие девушки его не интересовали.
Играл брюнет хорошо, удача была явно к нему благосклонна, да и за противником следил больно уж пристально. Не нравился магу этот взгляд, ой, как не нравился… И Риан заказал выпивку за свой счет. Раз, второй, третий… С учетом того, сколько он выиграл, это была сущая мелочь. Мужчина постепенно пьянел, а Дайрэ забирал его денежки. В итоге, выбив все, что возможно, он оставил верзилу спать в обнимку со столом, заплатил трактирщику и двинулся дальше в Хролдар с чувством выполненного долга и надеждами, что его не обчистят по дороге, только что проигравшие неудачники.
  Вот теперь настроение стало совсем даже ничего – и солнышко светит ярче, и птички поют.  Заметив впереди фургон, Риан натянул поводья и направил жеребца ближе к обочине, уступая дорогу.

+1

4

Мерсер не ошибся: уже на подходе к памятным холмам на обочине замаячила чья-то фигура, терпеливо стоявшая и, судя по всему, ждавшая чего-то. Или кого-то. Ну что ж, зато искать долго не пришлось.
Ингрид натянула вожжи, останавливая фургон, и Дубинушка любопытно потянулась мордой к незнакомцу. Или, скорее, к его коню, задумчиво оглядывая его с головы до копыт и явно оценивая достоинства и недостатки потенциального спутника ее лошадиной жизни, периодически кокетливо опуская глазки.
В это же время торговка хмуро окинула человека придирчивым взглядом, подумала, достала письмо Мерсера, педантично сверяясь по пунктам. Подумала снова, свернула обратно, и, наконец, обратилась к потенциальному охраннику напрямую:
- День добрый. Так полагаю, ты и есть... - Ингрид мучительно попыталась выговорить искомый шифр, данный Мерсером, - Ри... Ринэ... Рарэ...
На лице парня отразилось явное недоумение.
Ингрид тяжело вздохнула. По описанию вроде бы, конечно, совпадает - темные волосы, высокий рост, карие глаза, крепкое телосложение... Но, во имя Единого, как же его именуют-то?!
"Попробуем снова".
- ...в общем, ты и есть охранник, которого наняли встретить меня на этом тракте, и имя которого я, хоть убей, не прочту? - сумела все же сформировать свою мысль девушка. - Я Ингрид Мерсери, торговец из Дамон Шира.
Возможно, она могла и ошибаться - правда, в такие ошибки Ингрид сейчас не слишком-то хотелось верить. Честно говоря, хотелось ей только одного: поскорее добраться до Морвейна и сдать эту подозрительную посылку. Если парню уже уплачен задаток (а, зная Мерсера, Ингрид в этом не сомневалась), то в его интересах также поскорее сопроводить работодательницу до нужного города и получить остальные деньги.

Отредактировано Ингрид Мерсери (17 декабря, 2011г. 00:52:31)

+1

5

Сначала Риан был просто удивлен, когда фургон остановился рядом, и сидящая на козлах девица без зазрения совести стала его рассматривать, изредка заглядывая в листок, который держала в руках. Впрочем, бывает, люди останавливаются спросить дорогу, так что…
Но последовало нечто совсем неожиданное. Дайрэ чуть не поперхнулся, когда девушка попыталась произнести его имя. Настоящее имя, которое вряд ли хоть кто-нибудь знал в Хролдаре, если не брать в расчет Инквизицию. Или ему все-таки показалось? Риан настолько растерялся, что не сразу нашелся, что ответить, кроме «День добрый». Впрочем, девушке видимо этого хватило, потому что она продолжила нести бред про наемников.
- Уж не знаю, кто сказал вам мое имя, обычно я работаю под другим, - осторожно начал диалог Дайрэ, выйдя из ступора, - Но в том, что я наемник, вы не ошиблись, - он с сомнением рассматривал собеседницу. Ингрид? Хмм…  За всю свою жизнь никого с таким именем он не знал. Маленькая, щупленькая…  Зато как гордо представляется - «Торговец из Дамон Шира»! Может, ее господа инквизиторы подослали, или с головой у бедной не совсем в порядке? Опять не то. В первом случае, она вряд ли бы ехала одна (вообще, девушка, да еще торговка, в одиночестве на такой малоприятной дороге – это как-то странно), во втором… Откуда она, ради Единого, знает его имя? Пытаясь что-либо сопоставить, Риан только еще больше запутался. - Вы должны были меня встретить на этом тракте? Точно? И как же вас занесло сюда? Позвольте заметить, довольно далеко от Дамон Шира…
Нет, не так. Риан остановил себя на середине фразы. Наехав на эту пигалицу с фургоном, он ничего не узнает. Попробуем по-другому – мягче, тактичнее:
- Впрочем, извиняюсь, Ингрид, если был слишком груб, - Риан выдал самую милую улыбку, на которую был способен. – Я не знаю деталей. Может, просветите меня? Вы должны были встретить наемника, а дальше? Куда вы направляетесь? - в голове вертелись какие-то смутные образы, но в целую картинку пока не складывались.

+1

6

Хороший же у них выходил диалог: оба то запинаются, то по листку читают (то, что по письму сверялась только сама Ингрид, ее не очень-то волновало), то слова подбирают, пока час солнца не сменится...
"Ага, значит, имя я почти что расшифровала!" - мысленно возликовала торговка, пряча письмо во внутренний карман жилета. - "Осталось-то всего ничего - доугадывать еще букв десять..."
Пока уже-почти-что-знакомый незнакомец говорил, она присматривалась к нему внимательнее, пытаясь понять, что за птицу на сей раз нанял Мерсер, и где он этакую раскопал. У него, конечно, талант отыскивать странных личностей - она сама только чего стоит...
"Странный какой... Поразительно учтивый для наемника. Даже подозрительно учтивый" - впрочем, мало ли обедневших благородных, умеющих махать мечом, оказались ныне на дорогах, зарабатывая себе на хлеб как могут?
- Ваше имя было указано в письме, - то, что на самом деле в письме было указано лишь нечто, что за имя вообще можно было принять лишь с большой натяжкой, знать Р.И.Н.А.Р.у... или как его там... было необязательно. - Но я могу называть вас так, как вам больше захочется, - пожала плечами Ингрид, неосознанно меняя тон ему в подражание. "Хоть красноухим чижиком, лишь бы до места довел".
А вот дальнейшие его слова заставили девушку недоуменно приподнять бровь. Дубинушка, пользуясь отвлеченностью хозяйки, тут же радостно и целеустремленно сделала еще пару шагов вперед, оказываясь практически нос к носу с конем наемника. Ингрид одернула деловую лошадь, пока та не стащила на обочину весь фургон, и с недоумением покосилась на телохранителя.
"Я должна была встретить? Как занесло? Может, ему еще куда ехать подсказать?.."
И точно. Не успела она оформить эти мысли в слова, как парень поторопился задать именно этот вопрос.
"Похоже, из следующей поездки Мерсеру нужно будет привезти ильфийское снадобье от забывчивости..."
Физиономия парня так и лучилась доброжелательностью и миролюбием, прямо как начищенный до блеска лоскуток под утренним солнцем.
- Разве мой наставник - ваш наниматель - не посвятил вас в детали, давая задаток? - выделив голосом последние два слова, поинтересовалась Ингрид. "Это вроде не в его стиле". - Хотя с него станется... Мы направимся в Морвейн. Это на востоке, - на всякий случай уточнила она. - "Он, наверное, проверяет. На дорогах легко ошибиться". Хотя с кем еще можно спутать крохотную девицу с большим фургоном и еще большим самомнением? - Попасть туда нужно за две недели. По прибытии меня и моего фургона в Морвейн в целости и невредимости, я выплачиваю вам остаток, - она помолчала, склонив голову набок и разглядывая наемника под другим углом. - Я ничего не забыла?

Отредактировано Ингрид Мерсери (18 декабря, 2011г. 23:57:15)

+2

7

Север был породистым вороным жеребцом, купленным Рианом несколько месяцев назад в Эллате. Довольно странная, к слову, кличка для животного черного окраса, по крайней мере, у Дайрэ север ассоциировался с чем-то белым – снежными пустынями, метелями, обледенелыми зеркалами озер, но что есть, то есть. В конце концов не имя красит коня… Или что-то в этом роде.
Заприметив внимание к собственной персоне со стороны встреченной лошадки, Север довольно шевельнул ушами, фыркнул, нетерпеливо переступил с ноги на ногу и потянулся  в ее сторону, явно выказывая желание познакомиться поближе.
«Эй-ей, стоп», - Риан натянул поводья, явно пресекая лошадиный флирт. – Угомонись, - он слегка похлопал жеребца по шее. 
- Зовут меня Терренс Блейк, - представился Дайрэ девушке, уловив свободное мгновение в ее монологе, - Можете звать просто Терренсом.
Риан был на сто процентов уверен, что его с кем-то спутали, но Ингрид не разуверял: внимательно слушал, кивал, сопоставлял в уме полученную информацию. Выводы получались следующими: девушка едет в Морвейн, куда ее должен сопроводить наемник, получивший задаток от какого-то третьего лица. Причем, наемника этого она в глаза не видела, но должна с ним встретиться где-то здесь, и, что самое главное, по прибытии в Морвейн ему заплатят. Интересно сколько? И каков задаток? Деньги у Риана были, но жадность не одну мышь сгубила, поэтому парень начал серьезно подумывать, не развернуться ли ему обратно на восток.
В голове неожиданно всплыли воспоминания о здоровяке, обчищенном в «Версте», который сейчас, скорее всего, мирно посапывал и думать не думал о работе. А ведь он что-то бормотал о встрече с девушкой…  Так вот как! Получается, задаток за работу уже отдыхал в сумке Риана, так почему бы не забрать остальное? И вряд ли эта Ингрид сегодня дождется на этой дороге кого-то еще.
- Теперь все более-менее встало на свои места. Вы встретили именно того, кто вам нужен, - самоуверенно заявил Дайрэ. – Я провожу вас в Морвейн, без проблем. Я надеюсь, ваш наставник просветил, сколько будут стоить все услуги по сопровождению? На всякий случай напомню… - торговаться так торговаться: парень, ни капли не смущаясь, вывалил на Ингрид поток информации о "расценках на сегодняшний день". – Это если не случиться каких-нибудь совсем уж чрезвычайных ситуаций, - завершил он свою речь. - Если все устраивает, то вперед!

Отредактировано Риан Дайрэ (19 декабря, 2011г. 20:08:11)

+2

8

Похоже, Ингрид не ошиблась - этот парень и впрямь был именно тем наемником, которого она должна была встретить. К такому выводу она пришла по одной простой причине: какими бы ни были курс империала в Ивеллоне, расположение солнца относительно Номата, состояние дорог в Приграничье или предсказания безумцев о конце света... словом, при каких бы то ни было условиях представители этой братии не откажутся от возможности подзаработать. По крайней мере, других наемников ей встречать не доводилось. Порой выгоду они чуяли не хуже ее коллег-торговцев.
Поэтому когда Терренс, как представился ее попутчик, завел торг, Ингрид не была удивлена. Даже наоборот, мысленно довольно потирала руки: если торгуется - значит, знает, о чем говорит и привык просчитывать варианты. Это хорошо. К тому же торг давал дополнительные возможности самой Ингрид - недаром же целых девять лет без малого она посвятила ремеслу, в котором умение поднять или сбавить цену является одним из основных...
Словом, следующие четверть часа она и Терренс целиком посвятили оживленной дискуссии, в которой обговорили, кажется, все возможные происшествия не только в дороге до Морвейна но и в мире вообще, вплоть до потопа, огненного дождя с небес и нападения стаи взбесившихся белок, пока не сошлись на цене, которая устраивала обоих.
Когда они наконец сдвинулись с места, морда Дубинушки выражала несказанную радость: вся трава, до которой она могла дотянуться во время торга хозяйки была уже съедена, да и лошадь успела отдохнуть и теперь спешила наверстать минуты вынужденного безделья.
Хотела бы и Ингрид разделять ее энтузиазм.
Впрочем, начало пути обещало быть спокойным. Терренс на своем коне ехал чуть впереди, Ингрид, начавшая вновь сползать в дремоту, направляла повозку вслед за ним. До вечера Ингрид рассчитывала заглянуть еще в расположенный неподалеку трактир - "Седьмую версту", который она смутно помнила по одному (и единственному) своему путешествию от Хролдара до Энтира, совершенному еще с Мерсером несколько лет назад. И была несколько удивлена, когда примерно через час неспешной езды наемник вдруг свернул с тракта вбок, на какую-то неприметную сельскую дорогу.
- Разве мы не едем через трактир? - поинтересовалась она, слегка натянув вожжи. В общем-то заезжать туда было вовсе не обязательно, припасов на первое время хватало. Но зачем съезжать с дороги?

Отредактировано Ингрид Мерсери (20 декабря, 2011г. 21:30:08)

+1

9

Торг со стороны Риана – мера вынужденная: только  так он мог выяснить, сколько ему причитается, когда девица прибудет в Морвейн. Оказалось, вполне сносная сумма, даже после того, как торговка урезала ее почти вдвое, чем первоначально завернул Дайрэ. В итоге все остались довольны, и фургон Ингрид покатил на восток, пока ее законный провожатый видел сладкие (а может и не очень) сны в «Седьмой версте». Впрочем, меньше надо спать.
Совесть Риана не мучила – с этой дамой он распрощался еще год назад, когда сбежал из дома, поэтому настроение продолжало держаться на высоте. Для желания стать независимым требовались деньги. И немалые. Так что плевать на усталость, если требуется выживать. Увы, ничего другого, кроме как орудовать мечом, да еще применять запрещенную магию, Риан не умел.
- Немного срежем путь, - не моргнув глазом, соврал Дайрэ в очередной раз, сворачивая на проселочную дорожку, когда девушка вдруг спросила о трактире.
На самом деле дорога была ничуть не короче, и даже менее удобная – узкая, заросшая по краям молодым кустарником, испещренная выбоинами от колес – в дожди не проходимая, но сейчас – в сухую погоду -  все же вполне сносная для проезда. Ехать прямо по тракту до «Версты» Риан опасался: что если перепивший охранник опомнится? С виду он парень крепкий - долго в отключке не пробудет. И если  с ним встретиться…  Нет, раз уж Риан взялся за работу, то терять ее не хотел, а посему необходимо было позаботиться заранее, чтобы Ингрид избежала ненужных знакомств.
«Немного срежем» затянулось часа на четыре, и когда фургон вынырнул на привычный тракт на Морвейн, день уже плавно клонился к вечеру. Миновав еще версту, Риан снова свернул на малозаметную дорожку, но, почти тут же, остановился, упершись в массивные деревянные ворота. Высокий частокол скрывал от любопытных глаз все, что находилось по ту сторону заграждения. 
- Переночевать не дороже, чем в "Версте", - прокомментировал Риан, ударив кулаком по воротам. По ту сторону шум подхватил собачий лай в несколько глоток, чуть позже послышались шаги и голоса.
- Кого еще несет? – еще мгновение спустя совсем недружелюбно поинтересовались из-за ворот. – Сейчас собак спущу, мало не покажется.
- Блейт, это Терренс, - отозвался Риан. - Надо переночевать.
Снова послышалась возня, скрежет отворяемых запоров, и ворота наконец-то распахнулись.

Отредактировано Риан Дайрэ (28 декабря, 2011г. 23:33:32)

0

10

...Совершенно непонятно, что именно Терренс хотел "срезать" этим действием, но уж точно не дорогу.
По лесу они петляли почище зайцев, Ингрид даже думала заподозрить, что ее проводник нарочно путает следы (или же она переоценила его способность находить путь). Однако к тому моменту, как она, замучившись трястись по колдобинам, всерьез уже собиралась попридержать лошадь и в коротких, но донельзя понятных выражениях высказать все, что думает относительно коротких путей в целом и некоторых "потайных дорогах" в частности, впереди замаячил высокий забор. Неприметное место, если точно не знать, куда идти, хорошо скрытый от посторонних глаз дом.
Ингрид оценила массивные брусья частокола, крепкие ворота, послушала собачий лай и обмен репликами со стороны Терренса и хозяина дома - и передумала ругаться. И в самом деле, в "Версте" и скученность народа, и цены наверняка подскочили, и пускают непонятно кого, и время, в самом деле, потерять можно, а тут... Живущие на отшибе крестьяне (лесник? охотник?), да еще и знакомые ее проводника. Уж всяко выгоднее, как-никак.
Пока она об этом размышляла, заскрежетал засов (да еще и не один!), сердитый окрик отогнал от ворот собак, и перед путниками предстал сам хозяин дома: здоровенный, немолодой уже мужик с всклокоченной рыжеватой бородой и громадными ладонями. Он несколько подозрительным взглядом окинул саму Ингрид, ее фургон и лошадь (Дубинушка недовольно фыркнула и смущенно переступила копытами), перевел его на Терренса и мохнатые брови наконец-то расползлись в стороны от переносицы.
- Ба, Терренс! Не видел тебя... дай-ка подумать... Не вспомню уже... с того самого случая? А это кто с тобой?
Не дожидаясь, пока Терренс представит ее, Ингрид спрыгнула с облучка, попридержав юбку, приветливо улыбнулась и протянула хозяину ладонь для пожатия:
- Мир вашему дому, господин Блейт. Я Ингрид Мерсери, торговец. Надеюсь, мы не слишком стесним вас?
Несколько растерянный, хозяин пожал ее руку - узкая ладошка Ингрид скрылась в его лапище едва ли не по самое запястье - и выдавил из себя ответную улыбку:
- Да не то чтоб мы кого-то сегодня ждали, так что уж не обессудь...те... госпожа торговец, - он снова посмотрел на Терренса и неуклюжий оскал превратился в гораздо более искреннюю улыбку. - Но, что уж там, Терренсу мы рады. А значит, и вы не стесните, - добавил он, подумав, и посторонился, пошире открывая ворота и пропуская внутрь лошадей и фургон. - На одну ночь, говорите?
- Да, - кивнула Ингрид, оглядывая добротный деревянный дом с несколькими пристроями и просторный двор, поросший наполовину вытоптанной травой. В углу за амбаром сонно квохтали куры, из собачьих будок настороженно выглядывали носы их обладателей, а где-то даже пофыркивала лошадь. Хорошо устроились. И несуетно, и надежно - относительно, разумеется. - Сколько возьмете за постой?
- За лоскуток-другой сторгуемся, - пожал медвежими плечами хозяин. - Лошадей вон туда поставьте и ступайте в дом. Осторожней только, милсдарыня, псы у меня - звери.
Ингрид кивнула и отвела помахивающую хвостом Дубинушку к конюшне. Перед этим запрыгнула в фургон, аккуратно закрыла дверцу изнутри (небольшой, но хитрый замочек давно уже верно сторожил ее передвижной дом) и огляделась.
Большой ларь со сменной и теплой одеждой, служивший Ингрид одновременно и дорожной кроватью, походно-кухонная утварь, тщательно запакованные продукты, запас зерна для Дубинки, веревки и прочие важные в пути вещи... и таинственная посылка, перевязанная несколько раз и обмотанная тканью. Девушка задумчиво повертела ее в руках, пытаясь вообразить ее загадочное содержимое, пожала плечами и наконец убрала сверток в ларь, на самое дно, под свернутый в несколько раз теплый плащ. После чего вылезла наружу, заперла дверцу ключом, который носила на шее, под одеждой, и отправилась распрягать Дубинушку.
В амбаре, гордо именуемом конюшней, уже с относительным удобством разместились черный конь наемника и незнакомая лошадка, чью породу и возраст Ингрид определить затруднялась. Не слишком задумываясь по этому поводу, торговка отвела Дубинку в последнее незанятое стойло, где та и застыла немым укором, ожидая, пока ее покормят и почистят.
- Ты давно знаешь этих людей? - обратилась Ингрид к Терренсу, тоже занятому своим конем.
Почему-то прозвучало это как "можно ли им доверять?", хотя на самом деле Ингрид спросила больше просто для поддержания беседы.

Отредактировано Ингрид Мерсери (24 декабря, 2011г. 02:30:54)

+1

11

- Не так давно, но раза четыре здесь останавливался, - ответил Дайрэ,  уже успевший распрячь жеребца. - Не плохие люди. Со своими тараканами, но в целом – довольно простые и доброжелательные. Блейд охотой занимается. Его сыновья тоже. Жена – Ханна – дома по хозяйству хлопочет. Дочку замуж выдали... В общем, все как у всех.
В ответ на его слова в дверях появилась пышнотелая уже не молодая женщина, вполне приятная на лицо. Густые черные волосы, заплетенные в косы, были аккуратно уложены вокруг головы, домотканое платье подпоясано длинным передником.
- Куда вы пропали? Мы уж гостей потеряли! Идите за стол, мои ребята сейчас здесь управятся, - низким грудным голосом произнесла женщина и добавила, глядя на Ингрид: - Меня Ханной звать.
Во взгляде на миниатюрную девушку читались явное сожаление и сочувствие. Риан даже испугался, что сейчас хозяйка заведет свою любимую песню «Что ж тебя не кормит никто, отощала, оттого и в росте не удалась», но Ханна пока сдержалась, видимо, решив наверстать упущенное за столом.
«Ребята» – два верзилы под стать родителям – утвердительно кивнули и, отстранив «гостей», тут же принялись за дело. Дайрэ совсем не возражал против такой помощи: местным он доверял, в отличие от Ингрид, явно с сожалением расставшейся со своей лошадкой.

Блейт перехватил Риана в сенях, отвел в сторону, пропуская вперед женщин, и, когда дверь за ними закрылась, начал тихо, шепотом:
- Совсем ничего?
- Нет. Если что-нибудь попадется, я обязательно вам привезу. Или сообщу, если найду человека… - Дайрэ чувствовал, что начинает оправдываться, хоть оправдываться было не в чем.
Блейт тяжело вздохнул, потер рыжую бороду и махнул рукой:
- Что ж поделать… Может, хоть проведаешь?
- Да, я… без подарков… Вообще-то не думал, что заеду, так неожиданно вышло… - Риан совсем растерялся.
- Фиг с ними, с подарками, - в голосе проскользнули просящие нотки. -  Знаешь, гости ведь у нас так редко…Ща  курицу поймаю, и делов-то!
- Хорошо, пойдем проведаем,  - согласился Риан, не в силах отказать в таком пустяке. – Только быстро, я ведь с девушкой.
- Не беспокойся, Ханна ее чем-нибудь займет, - пообещал явно обрадованный мужчина, доставая из кармана связку ключей.

Когда Риан с Блейтом присоединились к Ингрид, хозяйские сынки уже успели управиться с лошадьми, а стол был полностью накрыт. В центре красовался тушеный с грибами заяц, какая-то жареная птица (по запеченному виду сходу не определить какая), пироги всех мастей, соления, вареные овощи, сыр и домашняя колбаса.
- Мы гостей-то не ждали, так уж извините, если что. Как говорится, чем богаты, тем и рады, - выслуживалась перед Ингрид Ханна, ставя увесистый горшок с супом. – У нас все по-простому. Мы еще тоже не ужинали, вот и покушаем все вместе, что Единый послал.
В довершение монолога к прочей снеди присоединился кувшин с вином. Женщина критически оглядела стол, довольно крякнула и вытерла руки о передник.
- Что встали? Садитесь. Или вам отдельное приглашение? – скомандовала вошедшему мужу и Риану.
Дайре не замедлил воспользоваться приглашением, с радостью усевшись на скамью, и вытянув под стол ноги. Только сейчас он ощутил, что порядком устал. Блейт занял место во главе стола, быстро отчеканил благодарственную молитву Единому (скорее, по привычке, чем  большому желанию), и семейство дружно приступило к трапезе.
Риан, не упуская случая хорошо перекусить и проигнорировав суп, который не особо любил с детства, навалил себе в тарелку всего, до чего смог дотянуться. И тут же получил от Ханны:
- Вот скажи мне, Терри, как ты умудряешься столько жрать и оставаться таким дохляком?
Дайрэ аж поперхнулся. Пусть до упитанных хозяйских сыновей ему было несомненно далеко, но к  дохлякам он себя тоже как-то не относил.
- Ну, не знаю, - он неопределенно пожал плечами. – Не уродился, видимо, - что ответить, чтобы не обидеть простодушную хозяйку и не прослыть идиотом перед Ингрид, Риан не сообразил, поэтому решил не вестись на подобные подколки и скромно уставился в собственную тарелку.
- Эх, тебя бы здесь на месяц оставить, я бы из тебя настоящего мужика сделала, - мечтательно протянула Ханна.
Риан поперхнулся второй раз. Кто-то из сыночков-переростков не удержался - гоготнул.
– В смысле, откормила бы… - продолжала женщина, гневно стрельнув взглядом в сторону собственных отпрысков. – Что смешного-то?
- Да отстань ты от парня со всякой ерундой, - вступился Блейт, осадив жену.
- А что я? – взвилась Ханна. - Я про воспитание. Если бы в детстве кормили правильно… - взгляд обежал присутствующих и уперся в Ингрид. – Милая, вы кушайте-кушайте. Может, еще добавочки? Пирожки пододвинуть?

Отредактировано Риан Дайрэ (25 декабря, 2011г. 02:04:25)

+2

12

- Как у всех... - задумчиво повторила Ингрид, поглаживая Дубинку по крупу.
Ей прежде доводилось останавливаться в частных домах, и не раз - за определенную плату жители придорожных деревень в охотку пускали постояльцев. Но нигде еще ей не случалось видеть такого уюта и дружелюбия, как в этом странном, спрятанном почти что в лесу, доме. Ее изначальная решимость держаться вежливо, но подчеркнуто отчужденно, дала некоторую трещину уже при появлении хозяйки дома - такого доброжелательного и спокойного отношения к, в общем-то, совершенно чужой девушке Ингрид давно не встречала. Она конечно понимала, что этим дружелюбием в корне своем обязана Терренсу, который явно был в этой семье кем-то вроде старого друга. Но, тем не менее, даже это было странно и неожиданно приятно.
Дубинушка печально вздохнула, выдернув Ингрид из странных, не свойственных ей обычно размышлений, и потянулась к хозяйке мордой, когда Ханна, продолжая ворковать что-то о дальней дороге и усталых гостях, уверенно увлекла девушку за собой к дому. Лошадь с заметной неохотой подпускала к себе посторонних. Иногда торговка даже думала, что будь на то ее (лошади) воля, она бы и ей (торговке) тоже не позволила бы собой командовать. Но печальная участь есть печальная участь, что уж тут.
Большая дружная семья, хозяйство, домашний ужин... Нет. Не как у всех. Да и дело тут было вовсе не в доме и не в ужине, а в чем-то ином, чему Ингрид не могла (а точнее, не хотела) подбирать названия. Не за этим она девять лет перековывала себя. И не ради этого.

Ингрид поняла, что продолжает машинально кивать Ханне лишь тогда, когда за ними закрылась дверь сеней, и заставила себя отвлечься от вызванных усталостью мыслей и перевести вопросительный взгляд на хозяйку.
- Едете, говорю, издалека, милочка? Устали, наверное? - повторно спросила хозяйка, зачем-то кинув быстрый взгляд на закрывшуюся дверь.
- Из Дамон Шира, - ответила Ингрид, улыбнувшись. - По торговым делам в Морвейн, - к этому моменту они как раз вошли в большую опрятную комнату с уютно потрескивающим в печи огнем. Почти весь центр комнаты занимал массивный деревянный стол, застеленный скатертью, вкруг которого располагались разномастные стулья.
- Далеко, - констатировала Ханна, припечатывая скатерть громадным блюдом с пирогами. - Лили вот, дочка наша, тоже... замуж как вышла, так и уехала в соседнюю деревню. За четыре версты, чай, и не навидаешься с ней теперь, нечасто поездишь. Да и не дело женщине по трактам туда-сюда колесить, пыль глотать да неприятностей выискивать, - при этих словах она покосилась на разместившуюся на лавке Ингрид, но та сделала вид, будто не заметила этих слов. - Впрочем, о чем это я? Накрывать же надо, сейчас налетят, живо все проглотят! Так что вы не стесняйтесь, кушайте на здоровье... нет-нет, не надо мне помогать, сама сделаю!
С этими словами Ханна участливо положила руку девушке на плечо, опекающим движением усаживая ее обратно. Однако от этого прикосновения Ингрид невольно, сама того не желая, напряглась, машинально отстраняясь и прижимая руку к телу. И тут же почувствовала себя страшно неловко - она не хотела обижать Ханну, движение вышло, скорее, непроизвольным. Обычно она не позволяла людям ни лезть в ее жизнь, ни приближаться к себе больше, нежели она сама, Ингрид, хотела того допускать. Поэтому даже заботливая опека хозяйки казалась ей чем-то настораживающим. Впрочем, и Ханна, словно почувствовав, что затронула определенно лишнюю тему, не стала ее развивать и быстро убрала ладонь с плеча Ингрид.
Так что, к тому моменту, когда Терренс и Блейт с сыновьями вернулись в дом, обе женщины уже сидели за столом и оживленно беседовали. Ингрид немало интересного могла порассказать людям, столь редко выбиравшимся из своего уединенного жилища, и рассказывала, причем с немалым удовольствием - благо, забавных историй на такое вот застолье могла подобрать бесконечное количество. Поэтому разговор за столом быстро скатился на обсуждение различных "дальних городов" (дальних, разумеется, с точки зрения Блейта и его семьи).
Периодически Ханна возвращала внимание слишком уж заговорившихся к еде, неустанно подкладывая в тарелки Терренсу и Ингрид все новые кушанья. Наемник самым трогательнейшим образом смущался, опуская взгляд куда-то в стол. Ингрид не успевала любезно благодарить, про себя посмеиваясь: при своем миниатюрном телосложении она обладала просто чудовищным аппетитом (что частенько служило поводом для различных шуток со стороны Мерсера). Поэтому, когда она поймала себя на том, что уминает уже четвертый пирожок (при том, что две тарелки супа и немаленькая ножка птицы были давным-давно уже съедены), было уже поздно: Ханна окончательно утвердилась в мысли, что "бедную гостью" не кормили в детстве.
Ужин затянулся до полной темноты, когда хозяева, наконец, спохватились о необходимости сна и, наскоро убрав остатки снеди со стола, сопроводили гостей на ночлег. Ингрид заботливая хозяйка позволила расположиться в пустующей комнате дочери и, забрав лучину, вышла. Какое-то время девушка лежала без сна, глядя на полосы света, пробивающиеся сквозь щели в ставнях и слушая фырканье лошадей. Постепенно теснившиеся в голове мысли соблаговолили ее оставить, и она провалилась в сон.

Впрочем, сон ее был недолгим.
...Разбудило ее легкое, еле ощутимое прикосновение к высунувшейся из-под одеяла ноге. Не желая выбираться из упоительно затягивающих сновидений, Ингрид недовольно втянула ногу обратно, сонно подумав о любопытных кошках, коих положено иметь каждому уважающему себя дому. "Кошка", тем не менее, не ушла. В тишине комнаты раздался тихий смешок и тонкий неразборчивый лепет. После чего что-то тяжелое внезапно целеустремленно взобралось на кровать, уместившись в ногах. Ингрид вздрогнула, окончательно просыпаясь, и резко села.
В заливающем комнату лунном свете (кто раскрыл ставни? она же точно помнила их закрытыми!) она ясно увидела темный силуэт, сидящий на ее кровати.
Маленький... детский.
Детский? Но все "дети" этого дома, по рассказам и Терренса и родителей, были уже достаточно взрослыми... Откуда?..
Глаза, наконец, смогли различить детали. На кровати действительно пыталась свернуться калачиком маленькая девочка, лет девяти или десяти, худая, с длинными растрепанными волосами, в простой белой рубашонке и вся перемазанная чем-то темным. Заметив, что Ингрид проснулась, она завозилась, поднимая голову и... принюхиваясь.
...по спине Ингрид пробежали мурашки...
...А девочка, окончательно убедившись в том, что гостья больше не спит, радостно улыбнулась. Во весь рот. Во все три десятка длинных, острых, хищно оскаленных зубов. Большие круглые глаза блеснули безумной звериной желтизной.
После чего выудила откуда-то из-за пазухи куриную ногу с остатками мяса.
И с аппетитом в нее вгрызлась.
На одеяло упало несколько кровавых капель - мясо было сырым. Ингрид оторопело перевела взгляд с темных пятен на кровати на выпачканную мордашку ребенка... выпачканную кровью. Которую... это существо с удовольствием поглощало...
...И наконец-то испуганно завопила, скатываясь с кровати и отбегая от девочки-чудовища в самый дальний угол комнаты.

Отредактировано Ингрид Мерсери (27 декабря, 2011г. 12:01:43)

+2

13

- Терри, подъем! Лу сбежала...
От неожиданного окрика Риан чуть не скатился с лавки. Успел заметить лишь рыжую голову Ральфа – старшего из сыновей Блейта, мелькнувшую в дверном проеме. В доме лесника Дайрэ по привычке расслабился, не ожидая никакого подвоха, и вот тебе на – выспался спокойно! Спросонья он не сразу сообразил, кто куда сбежал, но встревоженный голос Ральфа не предвещал ничего хорошего.  Быстро натянув сапоги и прихватив пояс с оружием (хорошо еще по привычке спал, не раздеваясь!), Риан пулей вылетел во двор, откуда доносились мужские голоса.
Ральф дожидался его, держа в руке зажженный факел и настороженно озираясь вокруг.
- Объясни толком, в чем дело, - тихо осведомился Риан, застегивая пояс.
- Луиза сбежала, - шепотом ответил тот, вглядываясь во тьму, окружающую дом со всех сторон. – Дом мы обыскали – нет нигде. Ворота ей не открыть, через частокол вряд ли перелезет, так что где-то во дворе… Надеюсь, - получилось совсем не обнадеживающе. Уверенности в голосе парня явно не хватало. – Отец с Йоханом с той стороны пошли, - он махнул рукой в сторону амбара. – А мы с этой… Прячется где-то…
- Всего-то? Я думал на вас, по меньшей мере, отряд Инквизиции напал!  – до Риана наконец-то дошел весь смысл происходящего переполоха. – Как она могла сбежать? Вы ведь ее запираете… - вслед за Ральфом он свернул за угол дома.
- Достала уже! – недовольно проворчал тот, быстрым шагом огибая грядки с капустой и направляясь к темной полосе кустарника, ягоды с которого были давно собраны, а вот листва еще даже не думала опадать. – Представь, оторвала доску в стене и выползла! Давно, видно, ее ковыряла, а мы не заметили… В прошлом месяце, удрала – до соседей добралась! Перелезла через забор по яблоне, пришлось потом все деревья вдоль частокола вырубить. Хорошо еще не видел никто - решили, что кур зверье потаскало.
- Ингрид точно ничего не услышит? - Риан обернулся на дом, на душе было как-то не особо спокойно.
- Да, не волнуйся, спит твоя торговка. Йохан заглядывал – все тихо.
- А если проснется?
- Мы дверь в ее комнату заперли, так что никуда не выйдет, придется посидеть и подождать до утра… Вернее, пока мы здесь все уладим. Так что ничего с ней не случится, не боись.
В кустарнике тьма казалась еще непрогляднее. Минут пятнадцать ушло на ползание среди спутанных ветвей в тщетных попытках отыскать маленькое создание, которое долгое время у Риана язык не поворачивался назвать девочкой. Никого. Разве что стайка испуганных ежей разбежалась в стороны, подальше от назойливых, шастающих по ночам, людей. Свет факела неожиданно выхватил темное пятно на земле. Ральф посветил ближе. Курица. С оторванной головой и вырванными крыльями. Рядом еще две такие же растерзанные тушки.
- А она не голодна… - Риан задумчиво присел рядом с трупиками.
- Нет, - хрипло ответил рыжий, вытирая пот со лба и выпрямляясь. – Она играет… Лу, ответь мне? Ты здесь? – громко спросил он, оглядываясь по сторонам.
Ответом ему стал женский визг со стороны дома. Ингрид! Дайрэ вскочил на ноги и, не оборачиваясь на Ральфа, бросился к крыльцу. Без разницы, что там произошло, но сомнительно, чтобы торговка издавала такие вопли из-за сущей ерунды… Нет, конечно, есть вероятность, что у нее просто мышь в кровать забралась, но пусть тогда уж лучше это будет мышь, чем маленький зубастый монстр.
Ворвавшись в дом, Риан взбежал по лестнице на второй этаж, чуть не врезавшись в Ханну, копошившуюся у дверей комнаты.
- Ключа нет, - простонала она. – Я ж мужикам отдала всю связку, когда они дом проверяли…
- Хрен с ним, - рыкнул Дайрэ, с разлета вынося плечом дверь. Сменят потом и замок, и петли, не обеднеют. – Ингрид… – он быстро окинул взглядом комнату. Никого, кроме торговки, с чего-то забившейся в угол. - В чем дело? Ты в порядке?
Ханна замерла на пороге. За ее спиной маячила рыжая голова Ральфа.

Отредактировано Риан Дайрэ (26 декабря, 2011г. 23:15:51)

+1

14

Сказать по правде, Ингрид и сама не ожидала от себя столь громкого визга. Существо, по всей видимости, тоже. Оно выронило мясо на одеяло, зажало уши руками и с коротким тонким воплем нырнуло под кровать.
"Слава Единому... пока оно там..."
С этой неоконченной мыслью Ингрид кинулась к двери, схватилась за ручку, толкнула... и с размаху врезалась в дверь всем телом.
Закрыто?!
Как?!
Ингрид снова панически подергала-потолкала дверь. Бесполезно.
Под кроватью зашебуршали и тонко, обиженно заурчали. Из-под свисавшего почти до пола одеяла высунулась всклокоченная голова с огромными, сверкнувшими в темноте глазами. Отчаянно пытаясь взять себя в руки (что достаточно проблематично сделать, когда под твоей кроватью сидит неведомый зубастый монстр), Ингрид быстро оглядела комнату. Ничего... совсем ничего, даже защититься нечем... Стул разве что. Осторожно, по стеночке, девушка двинулась в сторону единственного предмета мебели, не сводя глаз с настороженного ребенка (ребенка ли?), и едва не споткнулась о собственный башмак, стоящий в углу.
Дверь требовательно дернули с той стороны, приглушенный толстым деревом голос Ханны что-то спрашивал. Существо под кроватью мявкнуло что-то в ответ, и Ингрид машинально, с испугу, пнула ботинок в сторону кровати. Тонкая рука тут же сцапала его и затащила к себе.
Снаружи послышался топот, потом голос Терренса, а затем дверь с грохотом распахнулась, повиснув на одной петле, и в комнату влетели сам наемник, Ханна и ее старший сын - все всклокоченные со сна и встревоженные.
- Ингрид... - взгляд Терренса быстро, по-деловому обежал комнату и остановился на торговке. - В чем дело? Ты в порядке?
- Да... - ответ Ингрид прозвучал слабо и не слишком уверенно. Глубоко вздохнув, она прочистила горло. - Я... там... - слова давались с трудом, поэтому девушка заменила их указывающим в сторону кровати жестом. - Она залезла ко мне и... с этой курицей...  - из-под кровати подтверждающе чем-то захрустели. Очевидно ботинком. - Осторожно! - предупреждающе вскрикнула Ингрид, заметив, как хозяйский сын, вздохнув, наклоняется около кровати, - вдруг она...
Ингрид не закончила, увидев прижатые к груди кулаки Ханны. В этом жесте было нечто другое, нежели просто страх перед чем-то зубастым, что врывается в комнату посреди ночи.
Они знали. Это существо было здесь чем-то естественным.
- Лу, - подтверждая ее догадку, сын Ханны приподнял край одеяла, побарабанил пальцами по полу. В ответ из-под кровати вылетел слегка пожеванный башмак Ингрид и шмякнулся посреди комнаты. - Лу, вылезай. Не бойся... смотри, ты сама тут всех напугала... ну? - пошарив рукой по одеялу, он подцепил брошенную кость и помахал ею перед кроватью. - Никто тебя не обидит, давай, иди сюда.
Голос у него был как у укротителя диких зверей, которых Ингрид доводилось видеть на ярмарках в Хролдаре.
Наконец из-под кровати осторожно, медленно показались голова и плечо ночной гостьи. Теперь, когда не видно было острых зубов, она казалась просто маленьким испуганным ребенком с большими печальными глазами. Потянувшись за рукой охотника, она выползла на середину комнаты и издала странный негромкий звук. Словно проснувшись, Ханна тут же кинулась к ней и подхватила на руки. Ребенок-чудовище прижался к ней и что-то быстро, неразборчиво заурчал-залопотал, то и дело поводя глазами в сторону Ингрид.
- Унеси ее отсюда, - велел парень матери и та быстро, не глядя ни на кого, вышла из комнаты.
Какое-то время все просто молчали.
- Что это было? - наконец обрела голос Ингрид, только сейчас обнаружившая, как дрожат коленки и как холодно стоять босиком и в одной только длинной нижней рубашке. - Кто она такая... что она такое?
Она перевела взгляд на опустившего глаза охотника и Терренса.

Отредактировано Ингрид Мерсери (27 декабря, 2011г. 00:15:19)

+1

15

Риан молчал. Только сейчас до него дошла вся сложность ситуации, и дело тут было даже не в маленьком монстре. Кто ж думал, что так может случиться? Это или он сам такой невезучий, или Ингрид утром не с той ноги встала. Даже скорее второе, потому как и провожатого перепутала, и в такой переплет попала. Ему-то все равно: не получит лишних денег, так не его и были.
Дайрэ взглянул на девушку. Стоять перед чужими людьми в одной рубашке и дрожать – вряд ли это очень приятно. Он сдернул с кровати одеяло, подошел  к торговке, и, набросив его ей на плечи, замотал как куклу.
- Держи. Здесь прохладно ночью… - улыбнулся и сразу же развернулся лицом к Ральфу. Но с места не сошел, оставшись рядом со своей подопечной.
Зато Блейт отодвинул сыновей и прошел вперед. В правой руке здоровенный охотничий нож, левая - нервно теребит рыжую бороду.
- Я попробую вам все объяснить, - он вскользь глянул на Риана и перевел взгляд на Ингрид. – Это наша младшая дочь – Луиза. Она немного… - мужчина замялся, подбирая слова. – Странная. Не такая как все, но это не ее вина, - он опустил глаза на тканый половик, с усердием принимаясь его рассматривать, словно чудную диковинку. - Ханна долго не могла разродиться, повитуха только руками махала… Не мог же я смотреть, как моя жена мучается? Вот и позвал ее… Полоумная была старуха, но лечила хорошо. Я и думал, что поможет. Она каким-то зельем все Ханну поила и песни пела – не иначе, с нечистью советовалась, да я тогда внимания не обращал. Потом Луиза родилась. Сначала рады все были: и ребенок и жена живы-здоровы. Разве это не счастье? А как Лу год исполнился, тут все и началось… Зубы выросли, глаза из темных стали совсем звериные. С едой капризничать начала… Кошек всех передушила, мышей, птиц караулила. Позже до кур добралась. Говорить так и не научили. Она все понимает, а ответить не может. Мы к ведьме, чтобы исправляла, что наделала! А она только головой качает: мол, ничего не знаю. Ну, мы ее того… - резкий взмах ножом рассек пустой воздух, заставив Риана напрячься и выжидательно положить руку на рукоять ятагана. - На вилы подняли, а потом в болото выкинули, чтобы больше никого не загубила.
Блейт помолчал, собираясь с духом, затем вновь поднял глаза на девушку. Раскаяния в них не было, также как жалости и сочувствия, только решимость и уверенность в своих действиях.
- Ты уж нас извини, Ингрид, но сама понимаешь, не можем мы рисковать… - в голосе прозвучал металл. - Луиза не виновата, что такая родилась, и потом, глядишь, найдем еще лекаря или кого другого, кто поможет ее нормальной сделать. Мы любим Лу такой, какая есть, и видеть ее в руках инквизиции не желаем. Они ведь уничтожат ребенка, как зверя! Да и нам, за то, что скрывали столько времени, не поздоровится… Так что выхода, получается, другого нет…  - он сделал шаг вперед.
- Стой, Блейт, - видя, к чему идет дело, Дайрэ полностью загородил собой Ингрид от охотника. – Я ведь ее телохранитель, ты не забыл?
- Помню… Я заплачу тебе столько, сколько она должна, - твердо ответил тот, не собираясь отступать. Парни за его спиной тоже зашевелились, выйдя из ступора. Риан был уверен, что они поддержат отца в любом случае, даже если тот ломанется с ножом на бывших гостей, в одно мгновение превратившихся во врагов.
- Блейт, я дал девушке слово, но и вред твоей семье тоже не хочу причинять, - совесть начала гаденько копошиться в душе: сам привел девчонку в этот дом, а теперь отступишь и бросишь? Но и с Блейтом складывалось не так все просто. Дайрэ, конечно, был бы рад, если бы семья охотника вдруг вот так вот чисто из симпатии стала ему доверять и принимать как своего, но на самом деле все обстояло немного по-другому – он знал про Лу, а в этом доме знали про его способности. Все связано – они хранили тайны друг друга.
- У меня нет выбора. Я прошу тебя, не вмешивайся, - решимость охотника немного дрогнула. Риан в его глазах был всего лишь мальчишкой, ровней его собственным сыновьям, но он боялся магов и знал, на что этот мальчишка  способен.
- Подожди… - Дайрэ лихорадочно соображал, как избежать скандала и намечающейся бойни. - А если я за нее поручусь? У нас ведь с тобой договор, ты знаешь. Я ручаюсь за нее, как за себя. Ингрид вас не предаст, и ничего не донесет инквизиторам, - он старался говорить как можно убедительнее.
- Ты так хорошо ее знаешь? – охотник все еще сомневался, зато Йохан и Ральф вроде бы вздохнули с облегчением, видя, что мордобой откладывается.
- Да, - солгал Риан. В конце концов, путь до Морвейна долог: есть время узнать человека и понять, способен он донести, предать или подставить. Достаточно, чтобы решить, стоит ли рисковать своей шкурой перед инквизицией… и для того, чтобы в случае чего избавиться от лишнего свидетеля.

+2

16

Все-таки внезапное пробуждение посреди ночи играет с людьми злую шутку. Рефлекторно вцепившаяся в заботливо поданное одеяло Ингрид даже не сразу сообразила, насколько злую, и кого здесь надо было бояться на самом деле.
Она просто стояла и отрешенно слушала, как неторопливо, собирая силы для каждой новой фразы, рассказывает охотник свою невеселую историю. И думала. О девочке, обреченной жить монстром. О семье, вынужденной мириться с ее безумием. О том, не лучше ли было бы этому ребенку умереть при рождении. И о том, как бы поступила она сама на месте несчастной Ханны, будь у нее выбор...
Только вот она однажды уже сделала подобный выбор.
По спине, несмотря на одеяло, пробежали мурашки.
- Ты уж нас извини, Ингрид, но сама понимаешь, не можем мы рисковать.
Голос Блейта вклинился в ее мысли, и Ингрид, очнувшись, только сейчас заметила блеснувший в руке хозяина нож. Почти одновременно с этим Терренс сместился чуть вбок, заслоняя ее от охотника и положив руку на рукоять клинка.
Что?!
- ...выхода, получается, другого нет...
Ее просто-напросто собирались убить. И в бездну все законы гостеприимства - она увидела то, что ей не предназначалось.
- Постойте, - хрипло произнесла Ингрид, пытаясь прийти в себя и заставить свой голос звучать убедительно, но слушать ее, похоже, не собирались. Мысли заметались, как ошпаренные - пожалуй, впервые за девять лет торговка была ошеломлена и растеряна настолько, что не могла подобрать нужных слов. Бежать? Окно? Выбитая дверь? Уговорить? Подписать договор? Заплатить? Как доказать, что она не собирается вредить семье охотника? Что ей сделать для того, чтобы выбраться из гостеприимного дома, за несколько минут превратившегося в ловушку?
А она почти поверила в эту идиллию. Дура. И даже самострел оставила в фургоне. Вдвойне дура! Втройне - раз позволила заманить себя сюда...
– Я ведь ее телохранитель, ты не забыл?
А вот об этом она забыла. И Блейт, похоже, тоже не ожидал от своего знакомого подобной верности нанимателю. Но даже если так - их трое, а у Терренса только ятаган. Сыновья охотника слаженно переместились по комнате. Один даже выбитую дверь приподнял и аккуратно приставил на место - дабы не пугать звуками боя (бойни?) ушедшую вниз мать и безумного ребенка. Заботливый, сволочь!
...Только защищать свою жизнь. Да, глупо, без оружия, посреди ночи и в одной рубашке - но уж хотя бы до конца.
Но Терренс явно собирался поступить по-другому.
- Я ручаюсь за нее, как за себя. Ингрид вас не предаст, и ничего не донесет инквизиторам.
Он?! Который ее сюда же и привел? Ставит на кон свою жизнь? Ради чего?
Взгляд охотника переместился на Ингрид. Блейт все еще сомневался, но руку с ножом чуть опустил. Девушка глубоко вздохнула и заставила себя посмотреть ему в глаза.
- Я даю слово, - четко произнесла она, сама поражаясь тому, как ровно звучит ее голос (кто бы знал, что сейчас она боялась так, как, пожалуй, никогда прежде - ведь никогда прежде ее и не собирались убивать столь целенаправленно и хладнокровно), - что не выдам церкви вашу дочь, ни словом, ни делом. Я чту законы гостеприимства и не желаю зла хозяевам этого дома, - старший сын Блейта на миг поднял глаза, словно хотел что-то сказать, но тут же опустил их, промолчав.
Им оставалось либо поверить ей и наемнику, либо убить их. Руки Ингрид, придерживавшие одеяло на плечах, почти закостенели от напряжения.
- Хорошо, - наконец произнес охотник. - Но ты знаешь, Терренс, - Блейт пристально взглянул в лицо наемника, - чем это грозит тебе. Договор, - он перевел взгляд на Ингрид, - есть договор.
И, не говоря больше ничего, грузно повернулся и вышел из комнаты. Сыновья, немного поколебавшись, последовали за ним. Терренс задержался, подождав, пока не стихнут их шаги вниз по лестнице и бесшумно вышел следом.

- ...! - с чувством проговорила Ингрид в пространство, глядя на прикрытую дверь. - Да чтоб ... и ... через ... ... ...! ...! - подумав, завершила она свою неблагозвучную тираду, выдыхая весь скопившийся страх и нервно запуская пальцы в растрепанные волосы. Прошлась по комнате, пиная злосчастный ботинок. Села на кровать, наткнулась на остатки растерзанной курицы, вскрикнув, снова вскочила на ноги и продолжила шествие туда-сюда - тело требовало движения. О том, чтобы заснуть не могло быть и речи.
"Думай, Ингрид, чем все это обернется?"
А ничем. До утра она все равно не сможет уехать, поэтому если бы ее все же захотели убить...
За дверью тихо скрипнула половица, и Ингрид на миг замерла, прислушиваясь. Терренс. Очевидно, наемник не стал далеко отходить, оставшись где-то поблизости. Откуда бы такая самоотверженность?
Терренс... Быть может, он солгал? Есть ли возможность разорвать с ним договор или сбежать?
"Думай!" По сути, поручившись за нее, он и себе взвалил немаленький камень на шею. А значит, точно не выпустит ее из поля зрения. Чего от него ожидать?
"Мысли трезво. Если, конечно, еще можешь". Если наемник вернется в город без нее, при этом предварительно заключив договор - на нем можно ставить крест: взял аванс, встретил в пути, завел в лес... и преспокойно вышел один. Даже если он убьет ее по дороге, слухи разносятся быстро, да и Мерсер не из тех, кто оставит их без внимания. Особенно если учесть, что он лично знает этого самого Терренса. Следовательно, живая и молчащая Ингрид - залог его если не лишенной проблем, то уж, как минимум, менее хлопотной жизни. Что утешает.
Что не утешает - ей самой без него не выйти даже за порог. И до Морвейна не добраться. Какая странная ирония - зависеть от человека, навлекшего на тебя беду и вынужденного от нее же и защищать. Ингрид нервно усмехнулась: похоже, теперь ее с Терренсом связывал куда более прочный договор, нежели торговый. Взаимная обязанность.
С этой не слишком обнадеживающей, но все-таки жизненной мыслью Ингрид покосилась в сторону окна, где уже начал пробиваться мутно-зеленый рассвет, и принялась одеваться. Если она не права в своих выводах - ее убьют в течение следующего же дня. Но тут уж ничего не попишешь...

К тому моменту, как окончательно посветлело, торговка привела себя в порядок и успела нарезать по комнате, в общей сложности, несколько миль. Наконец Терренс коротко стукнул в дверь, и Ингрид, натянув башмаки, спустилась вниз.
Лошади, уже выведенные из конюшен, сонно фыркали. Дубинушка переступила копытами и обрадованно потянулась мордой к хозяйке. Все домочадцы Блейта, бледные и хмурые, стояли во дворе. Ингрид невольно обвела взглядом сараи, но Лу не увидела. Вероятнее всего, ее снова где-то заперли, пряча от мира.
Охотник, стоя в воротах, о чем-то тихо беседовал с Терренсом, прервавшись при виде нежеланной гостьи. Ингрид кивнула ему, стараясь держаться спокойно и непринужденно, и молча принялась запрягать лошадь. На душе было на редкость паршиво. Ей нечего было сказать людям, которым накануне так хотелось поверить. Даже при том, что на самом деле она бы не...
Взгляд упал на Ханну, стоявшую в углу двора. Женщина взглянула Ингрид в лицо - и тут же опустила глаза. На козлах Ингрид обнаружила небольшую корзину, пахнущую пирожками. Ханна. Заботливая хозяйка, добрая, любящая мать, вполне способная...
Ингрид вздохнула, устраиваясь поудобнее на привычном месте и беря в руки вожжи.
Не объяснять же этой доброй и заботливой женщине, что она все равно не выдала бы ее тайны. И причиной тому не только - и не столько - данное слово, и даже не страх быть убитой.
Просто Ингрид никогда и никому не пожелала бы такой судьбы. Ей не нужно было объяснять, что такое мертвый ребенок.
Но об этом она промолчала.

Отредактировано Ингрид Мерсери (29 декабря, 2011г. 04:56:50)

+3

17

С Блейтом сам Риан познакомился довольно странно: помог Ханне вытолкать телегу, завязшую в грязи на размытой дождями дороге, за что женщина из благодарности пригласила его к себе домой. Дайрэ, конечно же, согласился: предложение помыться и перекусить после нескольких дней по непогоде казалось довольно заманчивым, но стоило открыться воротам, как маленькая зубастая тварь юрко скакнула под ноги его жеребцу, заставив взвиться того на дыбы. Риан едва удержался в седле, и с перепуга шарахнул по существу огненным шаром. Монстр, на его счастье, увернулся, зато все присутствующие сразу поняли, с кем имеют дело. В итоге с Блейтом удалось договориться о сохранении чужих тайн, а отношения с его семьей, как ни странно, переросли в дружеские.
Вот только на Ингрид эта дружба не распространялась, поэтому весь остаток ночи Риан провел у ее дверей. Возможно, Блейт и обиделся проявлением такого недоверия, но все же намного лучше самому убедиться в безопасности подопечной, чем полагаться на местных обитателей. Пообещать чужому человеку (а Мерсери была здесь абсолютно чужой) можно все, что угодно, и это не будет значить ровным счетом ничего. Риан уже убедился в правильности данного постулата, поэтому пришлось дремать, сидя на полу возле комнаты девушки, и мысленно поносить весь идиотизм ситуации. Впрочем, перед рассветом наемник не выдержал и растянулся на коврике перед дверью (в любом случае, через него пришлось бы перешагивать, так что пробраться незаметно к торговке никто бы не смог), но заснуть не получилось, как ни старался – в голову лез всякий бред  то об Ингрид, то об охотнике с его младшенькой, то о собственной семье (да, наверное, в глазах своего отца он был не меньшим уродом, чем бедняга Луиза в представлении торговки). В итоге за Риан еще раз мысленно обругал себя последними словами за непредусмотрительность  и пошел завтракать: сторожить уже не имело смысла – рассвело, и все семейство собралось за столом.
Ингрид на завтрак не явилась, и это почему-то не удивило. Ночные события никто не вспоминал, словно все случившееся – дурной сон, а совсем даже не реальность. Блейт рассказывал что-то про охоту, сыновья ему поддакивали, Риан кивал, изображая заинтересованность, но на самом деле даже не слушал.  Ханна, как ни в чем не бывало, собрала корзинку с провизией и отнесла ее торговке в фургон, сообщив, что денег за постой не возьмет, раз уж такое несчастье приключилось. Семейная идиллия вновь набирала силу, и хотелось верить, что о ночном происшествии на самом деле все позабыли.

Следующие два дня после «радушного» приема в доме Блейта прошли вполне спокойно: ни монстров, ни разбойников, ни дикого зверья на пути не встретилось. Ингрид продолжала держаться настороженно, Риан со своей стороны, как мог, пытался разрядить ситуацию, рассказывая то забавные случаи, о которых ему доводилось слышать, то местные легенды. Вероятность провести почти четыре недели с хмурой и совершенно не доверяющей ему девушкой совсем не радовала: он уж  успел представить, что путешествие пройдет гладко и довольно непринужденно, а тут такое разочарование. Что ж, не стоит загадывать наперед, тем более с его-то работой.  Одно хорошо – с погодой все было в порядке: дождей не намечалось, ветер лениво чуть шевелил листву, а солнышко пригревало совсем по-летнему. Вдоль дороги тянулись маленькие безымянные деревеньки, где можно было закупить провизии или остановиться пообедать, но Риан торопился убраться подальше от жилища охотника, поэтому, не теряя времени, наматывал версты: чем быстрее Ингрид обо всем забудет, тем скорее перестанет смотреть на него волком.
Ночевали на небольших постоялых дворах. Обслуживание не особо хорошее, но вполне сносное и не дорогое, да и внимания на проезжающих здесь никто никогда не обращал, поэтому Дайрэ не особо боялся, что встретит каких-то знакомых, способных его узнать.
На рассвете четвертого дня добрались и до Гнилого Болота. Жилья здесь почти не встречалось: кому в здравом рассудке захочется жить с постоянной угрозой нападения нечисти или переродившейся в монстров живности? Возможно, это были сплошные слухи и небылицы, но ведь в каждой сказке есть доля истины, оттого и недолюбливал Риан этот отрезок пути - сколько раз вполне благополучно его преодолевал, но все равно оставалось навязчивое чувство тревоги.

+2

18

Фургон Ингрид катился по дороге, чавкая по размокшей земле и периодически увязая в оной колесами. Уже несколько раз торговка задумывалась о том, как ей доставать свою тележку, если та всерьез застрянет. А еще о том, что задержка, буде таковая случится на этих проклятых болотах, может обернуться потерей времени, наверстать которое будет весьма проблематично. Хотя, следует отдать должное проводнику, пока что шли они довольно быстро, и даже посещение дома охотника только придало путешественникам... некоторое ускорение. Примерно такое же, как если бы кто-то добрый настойчиво подгонял их немаленьких размеров шилом. Под седлом.
За два дня они проехали, таким образом, порядочное расстояние. Все со старательно непринужденным видом и дружелюбно-невинными улыбками - как со стороны Ингрид, так и со стороны Терренса. Похоже, оба усиленно делали вид, что ни-че-го не произошло. Ну, подумаешь, ребенок-монстр, с кем не бывает-то? Да какая, в сущности, разница, что добрые милые люди попытались убить тебя посреди ночи - в первый раз что ли? По крайней мере, по поведению Терренса можно было сделать именно такие выводы. У Ингрид же, судя по всему, получалось далеко не так хорошо.
В общем-то, страх ее окончательно прошел уже через несколько миль после отъезда из дома Блейта, когда уже стало ясно, что никто не собирается передумывать и гнаться за ними. Теперь можно было хотя бы спокойно поразмыслить и, возможно, прийти к какому-то решению относительно того, какую стратегию поведения лучше выбрать и не лучше ли вообще обсудить все начистоту...
То есть можно было бы, если бы Терренс не почел за благо попытаться ее отвлечь. Нет, с одной стороны, Ингрид его прекрасно понимала - ей и самой не улыбалось путешествовать в компании человека, подозревающего ее в том, что она подозревает его, особенно - если он подозревает ее в том, что она догадывается о его подозрениях... Уф. Одним словом, да, лучше было бы попытаться все забыть и спокойно доехать до Морвейна.
Вот только зачем, путешествуя в сумерках по лесу, рассказывать местную легенду о том, как полторы сотни лет назад здешний монстр проглотил пять десятков человек и троих коров? Или же пытаться разрядить обстановку повествованием о таинственном убийце, обитавшем на Гнилых болотах (куда они, к слову, совершенно случайно и направлялись) и до сих пор не пойманном? От происшествия в доме Блейта отвлекало и впрямь неплохо, но спокойнее не становилось. После очередной красочно описанной истории о какой-то побежденной заковыристой дряни, Ингрид начинала всерьез верить, что в скором времени даже самое простое слово или фраза Терренса будет параноидально восприниматься ею как начало очередной страшилки на ночь, а шарахаться она будет не только от наемника, но еще и от близлежащих кустов.
И вовсе она не суеверна! Не надо вот тут...
По счастью скоро начались болота, и уже стало не до надуманных страхов одной и не до "забавных" историй другого. Благо, эти земли особой проходимостью не славились, а размышлять о мистическом и ужасненьком, когда вокруг тебя толпами вьется мошкара, а лошадь старательно вытаскивает копыта из грязи довольно проблемно.

Это был первый вечер из тех, когда останавливаться им пришлось под открытым небом - поблизости не найдешь нормального человеческого жилья. Терренс, поплутав, выбрал более-менее удобный и сухой участок, на котором разместились обе лошади и фургон, быстренько соорудил костерок; Ингрид извлекла походный котелок и продукты, и вскоре маленький лагерь был разбит с максимальным уютом, который только они могли создать.
Разговор что-то не клеился. Ингрид ворошила обгорелой палкой угли, Терренс размышлял о чем-то своем (и наверняка придумывал очередную историю!), в маленьком бочажке неподалеку шуршали камыши, на болотах, подхватывая крики ночных птиц, кто-то печально взвыл...
Стоп.
Взвыл?
Ингрид подняла голову и прислушалась снова. Странный звук повторился, приглушенный спускающимся ночным туманом, но слышимый достаточно отчетливо. Причем, судя по нервно передернувшей ушами Дубинушке и насторожившемуся наемнику, на сей раз он не был плодом больного воображения торговки.
- Ты это слышал? - рискнула все же уточнить девушка.
Словно отвечая ей, некто в реденьком болотном подлеске снова печально взвыл.
- Как ты там, говоришь, называется та болотная тварь, что пожрала пол-деревни?

Отредактировано Ингрид Мерсери (3 января, 2012г. 01:07:31)

+2

19

Лошадь опасна спереди, сзади и коварна посередине.
(с) Шерлок Холмс. Игра теней

Предзакатное небо особенно прекрасно.
Особенно когда ты сидишь на дереве посреди болота и печально прижимаешь к груди меч, наблюдая за беснующимся внизу конём, видимо, позабывшим про своих и чужих. Кажется, будь на то воля природы, Россинант бы радостно встал копытами на дерево, пытаясь добраться до "врага". При этом он абсолютно душераздирающе ржал. Столь безумного звука Хродберт, пожалуй, не слыхал никогда...

А как всё мирно начиналось! Всего-навсего решил юноша сократить путь по болоту. Всего-навсего отвлёкся, в результате чего некоторое время Россинант был предоставлен сам себе. Что этот подлый скот и употребил для собственного комфорта - полез дегустировать отчего-то приглянувшийся кустарник. 
Похоже, куст был не так-то прост - удовлетворивший аппетит конь вдруг взвился на дыбы, старательно пытаясь вынудить Хродберта срочно ретироваться со столь долго и часто отсиженного,  что ставшего уже будто частью непутёвого воина, седла. Самое странное, что конь был весьма настойчив в своём желании избавиться от наездника. Особенно удивляло то, что обычно вялая скотина нынче оказалась бодра, сильна и неутомима.
В результате данного импровизированного родео, юный Берт оказался менее упорен, чем внезапно ставший диким человеконенавистником Россинант. Несколько секунд перемещений по полю, в которые вложились и некоторые рассуждения юноши на тему того, что ему полезнее - бешеный конь или свежее мясо (ответ, прямо скажем, не радовал - варианты были одинаково бесполезны и печальны), -  и вот мальчишка оказывается там, где он сейчас есть.

На дереве.
С мечом.
В раздумьях.

Сколько времени он провёл так? Наверное, не больше часа. Хотя...  Прямо скажем, нахождение на дереве не способствует точному счёту времени. Кажется, что несколько минут в таких условиях уже идут за час. Правда, к сожалению, эти минуты размышлений так и не привели к решению проблемы взбесившегося коня. Пусть пыл Россинанта стал убывать, но рисковать своей шкурой для проверки лошадиного отношения как-то не хотелось.
С края поляны донёсся звук шагов. И голоса. Ну... если это не галлюцинация, то это, должно быть люди. Или говорящие волки - после "предательства" коня Хродберт бы и этому не удивился. Правда, говорящие волки бы тоже не были помехой - тогда бы им с конём было не до выяснения отношений друг с другом.
-Эй! Люди-и-и!.. Вы ведь люди? - задумчиво вопросил Хрод у предположительно человекосодержащего района леса.

Отредактировано Хродберт Тапетулум (3 января, 2012г. 01:26:17)

+2

20

- Что за тварь, сожравшая полдеревни? – удивился Риан на вопрос девушки, он уже успел столько баек рассказать, что запутаться в них было не мудрено. - Шипохвост? Да причем здесь он? Брось, обычная детская сказка. Вряд ли что-то похожее вообще существует, – он тоже прислушался. Странный какой-то звук. Что-то напоминающий, но вот что конкретно… 
Впрочем, он бы и думать забыл о каким-то подвывании  (у костра сухо и тепло, никто не трогает, да и редкая тварь вообще на огонь выйдет, так что можно особо не беспокоиться, пока звук не приблизится), но Ингрид выглядела слишком уж испуганной и взволнованной.
- Хорошо, я сейчас быстро гляну, что там, и вернусь, - он поднялся на ноги, доставая из ножен ятаган. – Смотри за ужином и никуда не отходи, - готовить он доверял торговке: женщине как-то и сподручнее, да и продукты были лично ее (охотиться на Болоте  страшновато – съешь какую-нибудь мерзость, прикинувшуюся нормальной зверушкой, потом мучайся).
Пройдя немного на звук через редколесье, Риан с недоумением отметил, что странный звук - не что иное, как лошадиное ржание. Только уж больно не обычное и истеричное (если, конечно, допустить, что у лошадей бывают истерики). Первое, что пришло в голову, дурная кобыла где-нибудь застряла или провалилась, но чуть погодя добавились и иные звуки, вполне человеческие и явно людей призывающие.
Риан прибавил шаг, и вскоре взгляду открылась небольшая полянка, заросшая наполовину пожелтевший травой, с высохшам, узловатым, одиноко возвышающимся деревом посредине. У подножия дерева, изредка задирая морду вверх и издавая странное ржание-подвывание, топтался старый тощеватый конь, а на дереве в обнимку с мечом сидел мальчишка. Вот тебе и все монстры Гнилого Болота. Хоть смейся, хоть плачь.
Позади Риана хрустнула ветка, он обернулся. Ингрид. Дайрэ хотел было поворчать, что она его не слушает и лезет не в свои дела (которые могут оказаться и опасными), но комичность ситуации быстро подняла настроение. Он жестом подозвал девушку к себе, чтобы и она смогла насладиться прекрасной картиной на полянке, сопровождающейся музыкальным  лошадиным аккомпанементом.
- Эй, на дереве! – Риан убрал меч в ножны и, еле сдерживая смех, подошел ближе. Конь перестал ржать, подозрительно покосился на незнакомого человека, но особо не сопротивлялся, когда тот взял его под уздцы. – Что ты там забыл? До периода гнездования вроде еще долго.

Отредактировано Риан Дайрэ (3 января, 2012г. 01:33:06)

+2

21

В ответ на вполне обычный и, в общем-то, не побуждающий к решительным действиям вопрос Ингрид, Терренс повел себя как истинный рыцарь. То есть тот, из сказок, что на дракона с голыми руками. А именно - взял меч и, как ни в чем не бывало, отправился разбираться с таинственным болотным завывателем, оставив неблагодарных зрителей за спиной. Герой, чтоб его...
Стоп. Что это он там нес про шипохвостов и веру в детские сказки?
Еще б сказал, что он всю дорогу специально ее пугал?!
И после всего этого преспокойно ушел бить кого-то несчастного, оставив ее сторожить костер и ужин. Хорош, нечего сказать!
А если бы (ну а вдруг?) в этот самый момент к костру вышел бы кто-нибудь с другой стороны? И тоже бы завыл?
Ингрид еще раз покосилась в ту сторону, где скрылся Терренс и откуда продолжали доноситься таинственные звуки. Подавила в себе горячее желание прямо сейчас направиться к фургону, извлечь самострел и превратить наемника в реально существующего шипоза... то есть, шипохвоста. Проигнорировала укоризненный взгляд Дубинушки и не менее намекающее бульканье неведомой субстанции в котелке, что, по ее расчетам, должна была через некоторое время превратиться в ужин. И осторожно направилась следом за Терренсом. Что она, ребенок что ли, оставаться у костра (каша и так сама сварится, что там за ней следить!), когда там происходит что-то... просто происходит?
По счастью, идти пришлось недалеко, и уже через несколько минут прыганья по кочкам Ингрид догнала отчего-то остановившегося Терренса. Тот, услышав ее шаги, обернулся, и Ингрид уже всерьез собиралась высказать ему свое мнение о героях, но наемник, судя по странному взгляду, увидел нечто крайне интересное, чем был бы не прочь поделиться и с ней.
- Что там? - полюбопытствовала девушка, подходя к нему.
И глазам ее предстала удивительная картина.
Начать с того, что таинственным завывающим "шипохвостом" оказалась самая что ни на есть прозаичная лошадь - видимо, туман и расстояние скрадывали и искажали звуки, издаваемые несчастным животным. Причем, не только несчастным, но и очень озлобленным, если принять во внимание нервно косящие в сторону единственного на поляне дерева глаза.
А предмет злоключений коня, спасающийся от его недовольства, обнаружился на дереве - из-за ветвей толком не видимый, но, скорее всего, не слишком-то хороший наездник. Как раз в этот момент Терренс изловил мрачно щелкнувшего зубами коня и обратился к неведомому чему-то (кому-то?) на дереве:
- Что ты там забыл? До периода гнездования вроде еще долго.
Охваченная любопытством, Ингрид осторожно обошла подозрительного коня, вглядываясь в сидящую на ветвях проблему.
Интересно, что же он такое сотворил с этим животным?

+2

22

Глаза Россинанта будто бы начали яснеть. По крайней мере, появление новых личностей внесло некоторое непонимание в конскую голову. До этого коню всё было ясно: вот последний человек на свете, он - враг всего лошадиного рода. Теперь же человек оказался не единственным, и  дремучие рефлексы, воспитанные десятилетиями службы, упрямо начали стучаться в Россинантскую голову. Судя по происходящим трансформациям выражений, стучались явно через морду. И сильно.
- Эй, на дереве! Что ты там забыл? До периода гнездования вроде еще долго.
Увидев успокоившегося коня, пришедшего в себя настолько, что позовлил себе привычно огрызаться на чужих, Хродберт позволил себе облегчённо  вздохнуть и рассеянно произнести:
-И правда.
После чего он спустился на одну ветку и радостно спрыгнул на землю.
-Чавк! - оптимистично ответило болото, приняв в свои распростёртые объятия ноги Хродберта до уровня колен.
Несколько вздохов длилось недоумённое молчание, прерываемое лишь нервным покашливанием.Первым не выдержал вернувшийся в себя Россинант. Вскоре провинившегося, но родного коня поддержал и бывший оруженосец. Хродберт смеялся заливисто, прикрыв глаза и скулы правой рукой. На секунду юноше показалось, что к нему присоединились все присутствовавшие (даже в отдалении почудилось дополнительное лошадиное ржание).
Опустив руку, Хрод внимательно оглядел масштабы болотного бедствия. Провалился он не так чтобы серьёзно, однако, уже начал увязать глубже. Пришлось призвать помощь в лице (а, скорее, в коре) древесного ствола. Изгиб последнего сослужил надёжной опороу воину-неудачнику.
-Ой, - с усмешкой произнёс недорыцарь, после чего не без робости протянул руку за поводьями собственного коня.

Отредактировано Хродберт Тапетулум (3 января, 2012г. 23:23:20)

+1

23

Дайрэ с улыбкой наблюдал, как юноша спускается с дерева, а затем выбирается из болота. По колено в воде – очень, наверное, приятно. Как его вообще сюда занесло? Болото – отнюдь не место для распрекрасного времяпровождения! Он обернулся к Ингрид, которая слишком уж сердобольно поглядывала на мальчика, и понял, что теперь придется тащить этого юнца к костру, чтобы обогреть, обсушить и покормить... Покормить! Сожри всех Бездна, что там вообще с этой готовкой? Мерсери ведь спокойно гуляет здесь, вместо того, чтобы следить за своим варевом там!
- Ингрид,  ты ничего не забыла? – поинтересовался Риан, впервые задаваясь вопросом, что, может, слишком поспешно доверил заняться  ужином девушке. Но разве женщины не обязаны в таких вопросах разбираться лучше мужчин? Как-то до этого он наивно полагал, что так все и должно быть, но теперь подозревал, что мог очень даже жестоко просчитаться. Зрелища для торговки, похоже, были куда важнее хлеба, а кушать, не смотря ни на что, хотелось, и наемник не собирался забывать про потребности собственного желудка в угоду какому-то сопливому мальчишке с завывающей, вопреки всей логике, лошадью.
Рассудив таким образом, Риан быстро вручил повод «музыкального» жеребца мальчишке: 
- Забирай, - и, добавив для Ингрид: «этот «шипохвост» на твоем попечении», быстрым шагом направился обратно (шестое чувство подсказывало, что надо поторопиться). Нянькаться он не хотел и не умел, к тому же был уверен, что торговка в этом вопросе справится намного лучше ( и с чего он вдруг снова так на нее понадеялся?).
Вернувшись на  поляну, Дайрэ обомлел - предчувствия, как оказалось, не обманули: в котелке что-то жутко булькало, вздымалось шапкой пены вверх, а затем капало прямо в пламя костра, вызывая шипение и густой дым.
-И-ингрид, - взвыл Риан, спешно убирая котелок вместе с перекладиной, на которой тот висел, подальше от огня. – Объяснишь, что это? – Дайрэ поставил «ужин» на землю, присел рядом на корточки  и откинул уже ненужную палку в сторону. Втянув носом запах горелой крупы, поморщился: – Точно съедобно? - он ткнул веточкой в вязкую коричневатую массу, с сомнением проследил, как субстанция тянется за веткой из котелка. На ум сами собой приходили сравнения между стряпней Ингрид  и живностью на болоте, которую можно пустить на шашлык, и наемник все больше склонялся к тому, что второе съесть явно сбудет безопасней.

+1

24

Овсянка, сэр! (с)
Неведомое существо, сидевшее на дереве, немного подумав, приземлилось-таки. Несколько неудачно, но без жертв - не считать же таковыми сапоги...
Странный и прозаичный конь, столь замечательно развеявший все мысли о чудовищах одним своим присутствием, ехидно косился на выбарахтывающегося хозяина, и весь вид его (равно как и ржание, бывшее выразительнее всяких слов), вызывал лишь желание присоединиться к его немудреному лошадиному веселью. Что Ингрид и сделала - тихо, но старательно.
Мучитель животных, выбравшись на берег, оказался мальчишкой-подростком, высоким, смазливым и ладным. Наверное, такой к двадцати годам станет "первым парнем на деревне"... если, конечно, справится с неуклюжестью и найдет общий язык со своим же конем, мда...
Эту забавную мысль Ингрид додумать не успела, отвлеченная неожиданной реакцией Терренса, на лице которого внезапно появилось весьма скорбное выражение.
Забыла? Она? О чем таком важном она могла забыть? Что? Ужин? Да что ему сделается?!
Наемник ее уверенности в сохранности еды не разделял и, пробормотав что-то о шипохвостах и попечении, ломанулся к их стоянке через заросли.
Ингрид и безымянный пока парнишка проводили его взглядами и посмотрели друг на друга.
- Шипохвост? - недоуменно поинтересовался парень.
Торговка только вздохнула:
- Он тебе потом все про него расскажет, - и, придерживая юбку, направилась вслед за Терренсом назад. Спасенный с дерева юнец еще немного помедлил, держа под узду своего коня-недоразумение и, наконец, с пренебрежительным "А! Так то ж бабкины сказки!"  последовал за ней.
Похоже, они все здесь сговорились!

На поляне их ждал новый сюрприз: Терренс Блейк с гримасой крайнего отвращения на лице вглядывался в котелок, в котором, судя по виду (и запаху!) нечто все же взорвалось. Наверное, крупа попалась некачественная...
– Объяснишь, что это? - грозно поинтересовался телохранитель (почему-то у Ингрид), рассматривая нечто так старательно, словно надеялся обнаружить внутри золото. Торговка непонимающе пожала плечами:
- Каша, конечно, - подумала, посмотрела, обошла котелок кругом и добавила, - овсяная, кажется.
– Точно съедобно? - безнадежно спросил Терренс, проверяя "кашу" на сей раз палкой.
- Ну подгорела немножко, - буркнула в ответ Ингрид. С кем не бывает? Можно подумать, крупы больше нет...
Распрямившись, она поймала взгляд новоприбывшего паренька, в котором читался почти что суеверный трепет. Вот ведь привередливые! Отравит это их что ли?
Наклонившись, торговка подобрала отброшенную ложку и вручила ее Блейку:
- Не нравится - сам готовь!
Ответный взгляд был выразительнее всяких слов. Ингрид еще раз покосилась на склизкий котелок и вздохнула. Вина все же была ее - не уследила...
- Ладно, - она забрала котелок у воина. - Пойду хотя бы помою.
Глаза мальчишки-с-дерева медленно расширились от ужаса... Ну что опять?!

Отредактировано Ингрид Мерсери (6 января, 2012г. 00:26:12)

+2

25

Стоило внимательнее рассмотреть своих спасителей - на дереве тому мешали ветки, в трясине... ну... Как бы это сказать... Если по правде, то рассмотреть по спуску мешала Хродбертовская дурость. Что ж, пришла пора исправлять собственные ошибки.
Итак.
Мужчина. Выше Хродберта на ладонь, тёмноволос. Патлы длинные... Удобно что ли? Тяжёлые, вездесущие, непрактичные. Нет, таких людей оруженосец понять не мог. Мужчина должен быть мужчиной,  а не... носить хвостики. Хотя... Похоже, мужчина остроух. То есть ильф. Или не ильф? Суть одно. Не человек, так что ничто человеческое ему, небось, и не близко.
А этот ещё и улыбается. Вроде по-доброму, да будто надсмехается. Правда, есть над чем, но всё равно он это делает обидно как-то. Будто весь из себя уже такой умный, сильный и всепонимающий.
Вот этот ещё и нахмурился, перевёл взгляд на собеседницу и...
Собеседницу.
Нет, этого просто не могло быть!!! Это галлюцинации, сны и  вообще что угодно, но не правда!!
-Ингрид...
…!
Правда. Собеседница была смуглой низкорослой женщиной, до боли знакомой юной Хильде. Привет из прошлого. Мерсери. Ингрид. Змеиный потрох...
Мужчина вдруг пробормотал что-то про шипохвоста, наконец-то отдал поводья "верного" коня Хродберта и унёсся в сторону леса. И что это было?
Оставаться в тишине рядом с приветом из прошлого было довольно странно. Да и, сказать по правде, не очень-то уютно. Даже несмотря на то, что воспоминания были скорее светлые и пример, поданный когда-то торговкой был, прямо сказать, спасительным.
-Шипохвост?
-Он тебе потом все про него расскажет.
После чего компактная дама прошествовала за мужчиной. Подставной Тапетулум на некоторое время задумался, может ли он последовать за ней. И хочет ли. По всему выходило, что хочет. Во-первых, желание узнать о судьбе женщины, казавшейся когда-то недостижимым идеалом, во-вторых, любопытство, в-третьих, нежелание оставаться наедине с предателем-Россинантом... Дабы кому бы то ни было (да хоть и лесу, если слышать больше некому!) не показалось, что юноша нерешителен, Хрод произнёс «Да это ж бабкины сказки» - пусть все думают, что он просто вспоминал про шипохвоста, каковым порой запугивали детей Ивеллона.

На стоянки странной парочки царила полная разруха, внесённая в один отдельно взятый котелок. Неужели Ингрид готовила? Бывший оруженосец скорбно окинул взглядом путников. Когда-то Хильда немало удивлялась «умению» торговки готовить. Правда, даже больше поражалась Брун тому, что от еды Ингрид Мерсери так никто не только не умер, но даже просто не пострадал. Наверное, слабые телом просто не рисковали к этому прикасаться.
Почему-то подопечной Мерсера вообще не везло с домашними делами. По крайней мере весь тот год, что дороги двух торговок пересекались, Ин ни разу не смогла похвастать успехами в данном деле. Потому, когда она предложила помыть котелок, глаза Хильды расширились от ужаса, а фантазия рисовала живописные полотнища, в которых то тонул котелок, то сама Ингрид, то и вовсе выползали мстительные подводные чудовища под предводительством Шипохвоста, гонимые жаждой мести за травмы, нанесённые им этим орудием быта.
Не особо осознавая свои действия, Брунхильда-Хродберт судорожно выхватил у Ингрид из рук котелок и принялся приводить оный в порядок.
Первоначально следовало удалить... субстанцию, ошибкой природы названную кашей. Болото с хлюпом приняло жертву. Теперь следовало убрать остатки со стенок. Для этого хватило и болотной воды. Далее уже было не справиться без помощи доселе безмолвствовавших путников — нужен был ручей.
Казавшийся юноше странным мужчина без колебаний указал место и даже предоставил свой котёл для кипячения воды для следующей стадии отмывания котла. Хм. А может он и нормальный. Правда, оставалось странным отсутствие какой бы то ни было реакции у парочки на действия Хродберта. Кстати, а ведь никто из них даже не озаботился представиться. Хороши путнички...
-Я, кстати, Хродберт. Оруже... то есть странствующий во... кхм... наёмник. А вы кто будете, лю...  добрые путники?

+2


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 5.1.120. Пара слов о дорогах, случайных сделках и буднях путников


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC