Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 20.03.119. Кто путешествует, тот не одинок


20.03.119. Кто путешествует, тот не одинок

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Аннуора Сарн, Хайден Халле.

Время и место: двадцатый день месяца Холодов. Запад Империи, поблизости от Пустынных земель.

Событие: Навещавшая своего отца племянница Императора с сопровождением возвращается из Иллифина по тракту. Пути менестреля неисповедимы и пролегают везде, куда можно дойти пешком.

0

2

Аннуора не спеша ехала по Тракту. Несмотря на утренний холод, девушка откинула капюшон и позволила восходящему солнцу светить ей прямо в глаза - это было ее любимое развлечение, ее фиолетовые глаза тогда сияли как драгоценные камни - сильнейший соблазн для юных сыновей знатных иллифинцев. В Хролдаре глаза Аннуоры были холоднее сапфира, честь племянницы Императора и репутацию неприступной красавицы она блюла строго.
Девушка была одна. Отец, которого она навещала, проводил ее до ворот Иллифина, граница Пустынных Земель давно была пересечена, и вчера леди Сарн отправила охрану с повозками, везшими товары и подарки подругам, рано утром, а сама выехала после полудня. Хотелось почувствовать себя одинокой и свободной странницей. Неплохо было бы еще съехать с Тракта, но Аннуора не решалась. Возможно поближе к столице она и свернет на какую-нибудь кружную тропку. Провела ночь в придорожном трактире, хозяин которого хоть и косился подозрительно на одинокую и чересчур юную путницу, все же уступил ей свою собственную комнату (лучшую в его более чем скромном заведении), не устояв перед волшебным блеском всемогущего золота. Проснулась Аннуора затемно и выехала еще до восхода солнца, рассчитывая прибыть в столицу к ночи.
Ехать оставалось не так уж много, девушка растягивала удовольствие от путешествия, глядя вокруг себя и на небо, розово-фиолетовое, как ее глаза в лучах солнца.
А Тракт тем временем оживал, заполняясь повозками крестьян и торговцев, пешими и конными людьми, спешащими по своим делам... К обеду народу на Тракте стало больше, чем на Торговой площади в базарный день.
"Не для того я отпустила обоз с охраной, чтобы ехать в еще большей тесноте и под еще более пристальными взглядами". А смотрели на леди Сарн многие. Подбитый мехом плащ хоть и скрывал ее почти полностью, однако не мешал догадываться о ее стройности и изяществе. Прямая осанка, юное и нежное лицо, смело подставленное солнцу, не греющему, но не менее яркому, чем в теплый сезон - несомненно причина и предмет для любования. Ну или для нескромных замечаний, которых, учитывая отсутствие свиты, было множество.
Аннуора, наконец, решилась свернуть с дороги на полузаросшую тропинку, ведшую к какой-то роще. Немного поплутать между деревьев - что может быть приятнее и интереснее для девушки, выросшей в городе! Заехав подальше, так, что стало не слышно шума повозок и не видно снующих по дороге людей, Аннуора спешилась, и взяв коня под уздцы, пошла пешком. Ходьба доставляла несравненное удовольствие, ощущение живой земли под ногами и хруст веток - то, что могут понять лишь немногие. Не будь так холодно, леди Сарн разулась бы и шла босиком. "Леди - босиком!" - Аннуора улыбнулась. Это как при дворе в сорочке появиться. Хотя... Она же член Императорской семьи. Все просто тоже начнут ходить в неглиже. Представила. Фи! А вот босиком можно заставить побегать этих зануд.
Размышляя таким образом, леди не заметила одной вещи. А лошадь заметила. И встала. Причем на дыбы. Скорпион или какое-то другое опасное существо, мелкое, но противное - мы не узнаем, потому что лошадь заржала, взбрыкнула и умчалась, а Аннуора закричала от ужаса, неожиданности и досады. Тут не до причин переполоха, когда такие последствия.
Девушка осталась совершенно одна. То ли от волнения, то ли от того, что полагалась на животный инстинкт верного коня, дорогу назад она не помнила. "Роща есть роща", - в конце концов решила она, - "А раз так, то вряд ли она очень большая. Скоро выйду и посмотрю, где я". Но роща, видимо, возомнила себя настоящим лесом и даже приняла немного зловещий вид в надвигающихся сумерках. "Только этого не хватало! Заночевать в лесу! Особенно в таком, где водятся звери, способные напугать лошадь!" Польщенная такой грозной характеристикой, роща смилостивилась и расступилась, выпустив Аннуору на опушку.

+2

3

- Я видел горы под синим небом, под серым видел стальной океан.
Хайден переложил оттягивавший руку мешок с вещами с одного плеча на другой.
В своих пеших переходах, особенно долгих, он скучал по обществу собеседников и по звукам речи, а потому иногда принимался разговаривать сам с собой или намурлыкивать себе мелодии под нос. Менестрель старался петь тихо (а ночами – не петь вообще, и вообще старался на всякий случай вести себя молчаливо), но сильный голос то и дело норовил взлететь на опасную громкость. Вот и сейчас юноша, поняв, что снова забылся, поморщился и замолчал. Уже темнело, а ночной Ивеллон, помимо сладко тянущих душу тайн (обретающихся по большей части вблизи больших городов, а не в той глуши, которой проходил Хайден), таит гораздо больше опасности самого разного рода.
Городок, в который он хотел попасть, всё не показывался, и Халле начал беспокоиться, уж не пропустил ли он где незаметный поворот.
Полотно дороги в обрамлении запыленных трав вилось по более-менее открытому пространству. Слева виднелась опушка леса, разделявшего этот пустынный путь с оживлённым и безопасным иллифинским трактом, справа высились деревья тёмной чащи, за которую и заворачивала дорога и где, по надеждам Хайдена, должен находиться тот городишко, куда стремился менестрель. По его прикидкам, если до завершения часа благодарения он не увидит его неяркие огоньки, можно будет начинать бить тревогу.
А пока дорога пряма, открыта, пока беспокоиться нечего, пока наливающееся тёмной синью небо готовиться принять на себя хоровод звёзд, почему бы не попеть?
- Живое сердце рождает дрожь – иди, пока не упадёшь. Искатель правды, что видит ложь - иди, пока не упадёшь. Иди, пока не упадёшь… Тьфу.
Хайден наморщил нос, но на этот раз не по поводу своей беспечной привычки разливаться так, чтобы слышали все лесные жители окрестностей, включая опасных зверей и любителей поживиться чужим богатством. Песня, которую он затянул было, не принадлежала к написанным им самим или к богатому наследию ивеллонского творчества, из которого, как из огромного бездонного сундука, щедро черпали идеи все барды Ивеллона. Эту песню менестрель услышал в предыдущем пункте своего пребывания из уст уличного музыканта, который не преминул похвастаться авторством. Она оказалась очень прилипчивой, и Халле напевал её целый день.
Он фыркнул, вспомнив горделивость своего собрата, и заметил, что при дыхании в синий воздух врывается белые ростки пара. Месяц Холодов брал своё.
Хайден натянул на плечи тёмно-зелёный тёплый плащ, сползший было за спину. Стало уютнее.
- Иди, пока… А?
Топ-топ-топ. Треск.
Юноша повернул голову влево, уловив чутким ухом знакомые звуки: где-то впереди большое животное (лошадь, скорее всего) неслась галопом, ломая ветки. Он остановился, приготовившись при необходимости упасть пластом в придорожную траву. Если скачущий на лошади не являлся ни положительно, ни нейтрально настроенным к бродячему люду, такая предосторожность не окажется лишней.
Через несколько секунд в отдалении что-то около версты из рощи действительно вырвалась лошадь. Хайден не мог поручиться, но ему показалось, что она была одна: возможно, в сумерках низко прижавшийся к звериной спине всадник просто не был заметен. Топот удалявшегося животного затихал.
- Древние, спасибо! – менестрель перевёл дух и продолжил свой путь.
Через недолгое время неспешной ходьбы и полторы песни внимание Хайдена снова было отвлечено. Всё из того же леска между дорогой и трактом на опушку выбралась фигура, и сердце юноши остро кольнуло холодным страхом: сумеречное существо походило на приведение. Халле порывисто отшагнул назад и нерешительно остановился, не зная, что делать. Прятаться? А что, если то просто путник, которому нужна помощь? А если головорез? Но фигура наверняка его уже заметила… До неё было саженей двадцать, но менестрелю показалось, что не впечатляющей размерами комплекцией она не напоминает какого-нибудь бандита.
- Пф, - Хайден вздохнул себе под нос, решаясь, после чего громко крикнул и замахал рукой. – ЭЭЙ!

+1

4

На опушке не было ни души, но все же не так страшно, как в роще. Леди шла медленно, чтобы не споткнуться - в темноте, в густой траве даже обладающей кошачьим зрением Аннуоре было бы трудно разглядеть дорогу.
Отсутствие людей и пугало, и успокаивало одновременно. Впрочем, странное чувство это длилось недолго. Примерно в трехстах шагах впереди внезапно появился молодой человек - словно из-под земли вырос. Практичная Аннуора нашла этому мистическому явлению логичное объяснение - возможно, человек упал и теперь поднялся, а может - нагибался и распрямился. Леди даже в темноте и одиночестве не отрывалась от реальности, а реальную опасность могли сейчас представлять оружие, сила, агрессия, а не способы появления.
Все же леди мгновенно замерла, пристально глядя на траву, гнувшуюся от легкого ветерка. Ветер не нашептал опасности, напротив, что-то веселое и звенящее было в шелесте трав. Аннуора привыкла верить ветру. Молодой человек был один и явно не таился.
Заметив вновь начавшую двигаться леди, юноша закричал и замахал рукой. Жесты походили на призывные, леди Сарн обрадовалась, что не останется одна в ночи на опушке рощи-леса, и, отбросив осторожность, побежала к нему.
Добежав, остановилась и внимательно посмотрела юноше в глаза. И глаза, и лицо - добрые, веселые, а сейчас - немного удивленные.
- Сэр, - обратилась к нему Аннуора, - я заблудилась. Будьте добры, проводите меня до Тракта.

Отредактировано Аннуора Сарн (12 апреля, 2012г. 23:42:41)

0


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 20.03.119. Кто путешествует, тот не одинок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC