Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 4.10.120. Блуждающие огни


4.10.120. Блуждающие огни

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Участники: Кастиэль Дариер, в своей "ночной" ипостаси; НПЦ - Лорелея Сейнт, дочь торговца из Нортвейи.

Время и место: Глубокая ночь, где-то в переулках Хролдара.

Событие: Говорят, блуждающие огни заманивают путников, не отпуская их внимание. В топь, трясину или чащу - путники уже не могут рассказать, потому что почти никому не удается убежать от пристального взгляда этих огней.
Юная дочь торговца не думала, что на ночных улицах Хролдара может быть как-то по-другому. Не так, как она привыкла у себя дома - где тихо, спокойно и свет полной луны освещает дорогу лучше всяких фонарей. Действующие лица почти те же - девушка, полная луна. И тени, притаившиеся за поворотом.

Отредактировано Эления Пранийская (18 марта, 2012г. 01:56:53)

0

2

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Ночь мягким покрывалом окутывала улочки Хролдара, заставляя их прятаться в сумраке. Ночью - все кошки серы. Переулки столицы Империи напоминали тонкие линии гибкой кошачьей спинки - проведешь рукой, и зверь потянется, распушив шерстку. Если не знаешь повадок любимой кошки - то рискуешь быть оцарапанным.
Лорелея не думала, что может легко заблудиться. Дома она могла быть уверена, что любая ночная прогулка останется приятным воспоминанием. Девушка любила чернильное небо, с россыпью таинственных звезд на нем. И привычка прогуливаться по ночному городу уже входила в ее традицию. В родном городе размеренная жизнь кипела даже ночью. Освещенные улочки можно было найти даже в самый темный час.
Лее совсем недавно исполнилось восемнадцать. Она отчетливо помнит тот светлый праздник, который ей устроил отец. Норек обожал свою единственную дочь, не отказывая ей ни в чем. Как ни странно, девушка выросла совсем не избалованной. Ей ближе было дуновение ветра, чем блеск драгоценных камней. А запах фиалок дороже всех платьев на свете. Когда она расчесывала свои длинные волосы, цвета спелой пшеницы, отец всегда улыбался, глядя на дочь. Она не любила носить их распущенными - они были слишком длинные (примерно по колено) и мешали заниматься своими делами. Но когда случалось обратное, и ветер игриво путался в ее локонах, то уже не только отец не мог отвести взгляд от этой золотистой волны.
Когда отцу по делам нужно было отправиться в Хролдар, Лорелея не смогла остаться дома. Она всегда с интересом наблюдала, как ее папа, забавно морща нос, пересчитывал мешки с товаром. Вначале Норек был против, но потом согласился. Конечно же, в совершенно незнакомом для нее городе Лею интересовало буквально все - от местного наречия до необычной одежды. Ей казалось, что улыбаются здесь люди иначе.
Когда же наступила долгожданная ночь - любимое время суток девушки - она не смогла бороться с искушением и убежала на такие очаровывающие ее улицы города. Пусть отец строго-настрого запретил это делать, Лорелея искренне не понимала, почему она не может прогуляться по ночным улицам, которые ее так увлекли.
Необычно было видеть, что улицы так пусты и неприветливы. Девушка готова была расстроится, если бы не высокое небо, полное тайн и загадок. Здесь даже звезды, казалось, блестели ярче, чем дома. Полная луна подмигивала девушке с волосами цвета спелой пшеницы, освещая ее бледным, волшебным светом. Лея подставила маленькие ладошки, пытаясь поймать частичку этого волшебства.
Внезапно из темного переулка, в который даже лунный свет не хотел попадать, раздался хриплый смех. Девушка улыбнулась возможному прохожему, она не верила, что смех этот может быть выводом из нечистых мыслей. Из подворотни показалось три коренастых мужчины. Один прихрамывал на левую ногу, но это не мешало ему идти первым. В руке одного из них тускло блеснул нож. Лорелея шагнула назад, понимая, что эти трое вряд ли хотят просто посмотреть на звезды вместе с ней.
- Какая красивая птичка нам тут попалась сегодня, - хмыкнул тот, который хромал. - Как думаете, парни, она согласится составить компанию таким симпатичным ребятам, как мы?
Конец фразы утонул в гоготе дружков этого заводилы. Девушка не могла согласиться с их симпатичностью, но не в ее положении сейчас было возражать.
-Я спешу, увы. Вынуждена вас покинуть, - мило улыбнулась Лея, осторожно делая пару шагов назад. Один из троицы, тот, который стоял слева, резво прыгнул и оказался очень близко с девушкой. Так близко, что она чувствовала его смрадное дыхание на своей коже.
-Ну, ты же не можешь нас бросить, милашка? - холодная сталь оцарапала нежную кожу на шее девушки. Несколько алых капель сорвалось на зеленое платье. Лея напряглась, готовясь к самому худшему. Ее охватил страх, она не в силах была двинуться с места. Троицу же это позабавило, вызвав новый приступ безумного веселья. Теперь уже все трое окружили девушку, отрезав ей последний шанс избавиться от неприятностей.

+3

3

Барон уверенным шагом вошёл в свою спальню, хлопнув дверью. Где-то там, вдогонку, прозвучало «Доброй ночи, милорд». Кастиэль несколько раз прошёл по своей комнате. Мягкая кровать, застеленная серебристым покрывалом рядом с окном, стол из красного дерева с набросанными на него бумагами, стул, шкаф, распахнутое окно...
Сегодня ему совершенно не хотелось спать... Он взглянул в сторону открытого окна, ветер мягко колыхал шёлковую занавеску. Там, за надёжным укрытием стен, властвовала ночь... Помедлил пару секунд, откинул покрывало с постели и направился к столу.
Серебряную розу рода Дариеров он бережно сложил в один из ящиков, аккуратно заперев на ключ. Над столом висела картина, изображающая сцену какой-то охоты. Кастиэлю она никогда не нравилась, но... Сняв полотно со стены, он оказался перед тайником, ещё отцовским тайником. За ворохом бумаг прятался небольшой свёрток, который и понадобился барону. Вслед за свёртком появилась плоская чёрная шкатулка. Всё это мужчина бережно положил на стол.
Подойдя к другой стене, Кастиэль резко распахнул занавеску, обнажив спрятавшийся там зеркало. Он мельком взглянул на себя и приступил к переодеванию...Из свёртка были извлечены чёрные штаны, рубашка, плащ... Серебристая шёлковая рубашка барона птицей пролетела на кровать, более не интересуя своего владельца.
Несколько минут, и Кастиэль был облачён во всё чёрное, настал черёд шкатулки. Мужчина провёл пальцами по краями, словно изучая, как любимую женщину, и открыл. В его глазах отразилась сталь нескольких кинжалов. Здесь лежал его отравленный нож, который быстро нашёл своё место в голенище высокого сапога, лежало и два кинжала поменьше в ножнах, к которым были прикреплены браслеты, придуманные самим Кастом для удобства крепления на руках под рубашкой. В шкатулке лежала ещё одна шкатулка, уже меньшего размера и совсем плоская. Дариер извлёк её содержимое и направился к зеркалу.
С секунду он изучал своё лицо — чуть надменное, гордое - лицо барона. Глаза пресыщенные роскошью, скукой и вином, кто же в них мог увидеть другие глаза? Кастиэль закрыл глаза, чтобы не видеть себя, выверенным движением скрывая барона за маской. Он снова смотрел на себя в зеркало. Теперь перед ним стоял Маска, глава Серого братства. С губ слетела надменность, в них теперь была суровое спокойствие, в глазах затрепетал стальной блеск. Маска улыбнулся.
- Здравствуй, Ночь!

                     ****
Свой дом он покинул через потайной ход, скрывавшийся за безобидным шкафом. Мужчина шёл, стремясь поскорее покинуть шумные и яркие улицы столицы. Его путь шёл к другим огням, где никто не мешает любоваться звёздами и переменчивой луной. Сегодня у Маски не было планов, он просто хотел насладиться ночью и свободой, а там уже как карты лягут... Лёгкой уверенной походкой шёл по городу её ночной хозяин и король.
Несколько дорог привело его к Серому братству, где почтительно приветствовали главу, коротко докладывая о последних событиях. Маска слушал, на ходу давая указания и подправляя готовящиеся планы.
И снова ночь. И снова город. Город свободен только ночью, когда ему, наконец-то, удаётся вздохнуть, освобождаясь от шумной дневной толпы. Сейчас Хролдар был прекрасен, маня тысячами огней, которые были дороже для Кастиэля всех драгоценных камней.
Неожиданно его внимание привлёк шум. Заинтересованный происходящим, мужчина свернул на одну из тёмных улиц. Первое время он просто наблюдал за картиной, но события набирали оборот.
Совсем юная девушка, странно смотрящаяся в это время суток в это месте города, оказалась в несамой приятной компании... Неровный свет луны блеснул на появившемся оружии.
- Эй вы, отродье смрадных улиц, что тут забыли? Оставьте девчонку! - Кастиэль мягким шагом появился за спинами громил, не тратясь на эмоции, обнажая шпагу.

Отредактировано Кастиэль Дариер (18 марта, 2012г. 18:22:10)

+4

4

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Лорелея откровенно дрожала, думая, что больше ей деваться некуда. Она где-то слышала, что такие люди, как эти трое, любят, когда жертва кричит. Им это доставляет еще больше удовольствия, чем сам процесс. Девушка сжалась, зажмурилась и старалась не дрожать. Так страшно ей не было, даже когда непутевый братишка запер ее в темном чулане, полном паутины. Ей казалось, что смрадное дыхание того, кто прижал нож к ее шее, прожигает ей кожу, словно яд. Мерзкое хихиканье остальных двух она слышала, словно в тумане. Кто-то попытался залезть ей под юбку, нащупывая грубой рукой бедро.
Громкий, низкий голос ворвался в сознание Леи, разгоняя тот сумрак, который воцарился там со всем происходящим. Сейнт резко открыла глаза, с ужасом глядя на новое действующее лицо этой ситуации. От страха она не могла поверить, что этот человек не является сообщником ее насильников. Пользуясь тем, что троица отвлеклась на мужчину в маске, девушка дернулась. Это заставило того, у кого был нож, сильнее вдавить сталь в кожу. Лея скривилась от боли.
-Не волнуйся, крошка. Мы с ним быстро разберемся, - сальным взглядом прошелся по фигурке девушки мужчина, повернувшись к тому, кто их отвлек. - Что, герой, славы на свою голову ищешь? - хихикнул главарь, мягким шагом двигаясь к мужчине.
Лорелея стояла в оцепенении, не поверив, что в ее шею больше не упирается лезвие ножа, а чьи-то грязные руки не пытаются ее облапать. Она медленно подняла руку, приложив ладонь к кровоточащей ране. Так она и стояла несколько мгновений, тупо наблюдая за происходящим. Мысли в ее голове резко закончились, она не понимала, что происходит. А тем временем, внезапно появившийся на темной улочке мужчина улыбнулся и быстрым движением располосовал живот главарю этой маленькой банды. Остальные остались без поясов, удивленно поддерживая спадающие штаны. До обоняния девушки донесся запах мокрых штанов того, который поранил Лею. Это заставило ее прийти в себя. Когда тот, что в маске с ухмылкой провожал горе-насильников, девушка поняла, что не хочет еще раз испытывать удачу. От этого разбойника (а то, что благородный человек станет носить маску и просто так ее спасет она не верила) будет еще сложнее убежать. Пока у нее был шанс, внимание этого мужчины было не на ней, Лея тихо сделала пару шагов назад, проверяя, не смотрит ли он на нее. Затем бросилась вдоль улицы, надеясь, что, добравшись до дома, она, наконец, забудет об этом всем, как о страшном кошмаре.
Пробежав пару закоулков, Лорелея обернулась, проверяя, не преследует ли ее кто-нибудь. И тут же споткнулась о какой-то разбитый горшок. Эта часть города не отличалась чистоплотностью, ей повезло, что она не рухнула лицом в грязь. Девушка села, потирая ушибленное колено. Золотые волосы мешали обзору, волной закрывая ей лицо, падая на колени и пыльную землю.

+3

5

Для Кастиэля три пьяных мужлана, больше проводящих времени за сальными разговорами и выпивкой, чем в тренировках и физических упражнениях, не были проблемой. Но у него было правило - не относиться ни к одному поединку небрежно. Иная небрежность может стоить жизни, а побеждает... далеко не всегда сильнейший.
Но сейчас драка разрешилась за несколько секунд. Кастиэль презрительно сплюнул - слабаков он не любил. Несколько чёрных теней бесшумно появились рядом с ним, словно бы и правда возникли из ночного мрака.
- Разобраться, что за молодчики, - Маска коротко кивнул подошедшим.
Его глаза искали девушку... Виновница маленького происшествия благополучно сбежала, оставив в напоминание о себе лишь лёгкий цветочный аромат, чуждый этим местам. Маска недовольно поморщился, меланхолично размышляя о глупости иных нежных созданий... "Она правда думает, что это её последнее приключение на сегодня?"
Лёгкий тёплый ветерок взлохматил гриву каштановых волос, донося с собой запах фиалок. Маска недовольно накинул капюшон, слетевший с головы за время драки, и прислушался. Уйти девушка далеко не могла - она напугана, она не знает город...
Грохот с одного из переулков послужил для Каста верным признаком, что в тех краях следует посмотреть... Пара поворотов и его глазам открылась чудесная картина. Среди мрака и захолустья сидела златовласая красавица.
Шаги Маски бесшумны, он двигается, словно бесплотная тень. Пара быстрых лёгких шагов, и он уже склонился рядом с незнакомкой. Уверенным, но аккуратным движением он перехватил одной рукой её талию, помогая подняться с земли,  другой рукой плотно зажал её рот.
- Тихо... Не кричи... - Почти шёпотом произнёс Кастиэль около самого уха красавицы.
Золотые волосы ласково щекотали его ноздри, дразня тем самым цветочным ароматом. Маска убрал ладонь от рта незнакомки.

+4

6

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Шаги девушка услышала слишком поздно. Дура! Она должна была бежать дальше, а не рассиживаться здесь, как нежная птичка, которой под крыло случайно попалась неправильная струя воздуха. Впрочем, ей в голову не приходило, что даже если бы она постаралась, она бы не услышала тихих, невесомых шагов. Тот, кто по праву является королем ночного города не разменивается на звуки. Звуки опасны. Звуки ядовиты. Они могут сыграть злую шутку, не вовремя выдав врагу. Конечно, девушка и подумать не могла, кто спас ее от трех неудачливых соискателей острых ощущений. Но в ее головку закрадывалась мысль, что так легко она от этой ночи, полной ужасающих кошмаров, ей не сбежать.
Чьи-то сильные руки поставили ее на ноги, заставив поморщиться от боли в колене. На ее губах лежала рука, пахнущая сталью, горькой полынью и, почему-то, фиалками. Любимым запахом, это сбивало с мысли. От всего пережитого Лея не выдержала, и слезы солеными ручейками потекли по ее щекам. Она казалась себе слабой куклой, этот мужчина казался ей чуть ли не хуже тех троих. Хрусталь ее страха капнул на ладонь, которая в этот момент удалялась от губ.
Лорелея чувствовала невыносимую слабость в коленях и за это ненавидела себя всей душой. События этой ночи надломили ее гордость, ей хотелось только окончания кошмаров. Если бы не рука, которая все так же придерживала ее за талию, Лея упала бы на колени, в грязь.
-Прошу....- она не узнавала свой хриплый от слез и немого крика голос, подавленный и чужой. - Господин...отпустите, - она не верила в свои слова. Не верила в то, что просит ее отпустить. А еще больше не верила в то, что этот мужчина в маске отпустит ее просто так. В серых глазах она видела только лезвие ножа, кровь все еще медленной каплей стекала по нежной шее.
И никого, совсем никого. Что скажет отец? Вернется ли она, чтобы рассказать обо всем, что произошло? А если вернется, расскажет ли? Лея слишком хорошо знала Норека, чтобы точно сказать, он не оставит это просто так, если девушка посмеет рассказать правду. Он будет биться в исступлении, пока не изранится в кровь, или не найдет виновных. Нет, лучше ему не знать, она слишком любила отца.
Дрожащей рукой она убрала волнистые пряди со лба, цвета спелой пшеницы. Шелк волос лежал на плечах мужчины в черном, спадал по его рукам, путаясь с каштановой шевелюрой его самого. Лорелея не могла смотреть этому человеку в глаза, это заставляло ее дрожать, слезы, тот самый очевидный признак слабости, никак не прекращали свое победное течение по бледным щекам. О, если бы рядом был отец...Он бы обнял ее, защитив от всех невзгод. Она бы мгновенно забыла обо всем, укутавшись в его тепло и родной запах мехов и мёда, которые окружали отца. Этот же человек пах совсем иначе. Если бы Лея была в другом состоянии, эти ароматы были бы ей приятны, но сейчас она их лишь отвергала.
А губы шептали что-то тихое, невнятное.

Отредактировано Эления Пранийская (20 марта, 2012г. 21:35:40)

+2

7

Тёплая капля упала на ладонь Маски. Девушка плакала, словно бы сейчас же готовилась умереть.
- Не плачь... - Тихо прошептал Кастиэль. - Я отпущу тебя и даже до дома доведу. Неблагоразумно в это время суток гулять юной леди одной...
Мужчина отпустил златовласку, которая от страха и печали ели держалась на ногах. Поэтому ему снова пришлось подхватить девушку, чтобы та не упала в грязь.
Маска бережно взял незнакомку за плечи, разворачивая её к себе лицом. Может так ей будет проще не бояться? Пшеничные волосы её разметались, спутались, закрывая собой лицо. Едва касаясь пальцами, Каст убрал волосы, высвобождая заплаканное личико.
Слёзы продолжали медленно катиться из глаз, прокладывая себе солёную дорожку по щекам, подбородку, стекая на шею и падая вниз.
Ему было жалко её. Если девушка оказалась в это время на улице, то либо её из дома выгнали, либо она была не из этих краёв. Каст склонялся ко второму - едва уловимые нюансы в её платье, причёске...
Его руки нежно обняли лицо незнакомки, большими пальцами вытирая слёзы. Ему не хотелось пугать девушку.
- Не плачь...- Тихо повторил он.

+2

8

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Тихий шепот, обволакивающий и бархатный. Низкий голос мужчины был создан для того, чтобы очаровывать, читать сказку, заставляя в нее поверить. И Лея верила, готова была отчаянно вслушаться в любое слово. Потому что в этом незнакомце она почему-то почувствовала ту заботу, которой так не хватало. В том страхе и ужасе, который она испытывала несколько минут назад, как спасательная ветвь был этот голос, нежный, успокаивающий взгляд и сильные руки, помогающие Лорелее крепко стоять на ногах.
Словно прикосновение невесомых крыльев, касание мягких пальцев помогли освободить лицо от намокших от слез пшеничных прядей. Когда Лея была маленькой, волна золотых волос помогала ей укрыться, когда ей было страшно. Кутаясь в мягкий шелк, она чувствовала себя защищенной. Потом, конечно, это прошло, но волосы с тех пор, когда впервые испугалась, она не стригла ни разу. Почему-то Лее подумалось, что эти руки не могут принадлежать грубому работяге. И как принц из сказки он ее спасет...
Девушка тряхнула головой, заставляя золотые волосы рассыпаться по плечам. Конечно, благородство уже давно покинуло души людей. И в сказку, как не хотелось верить, не могла она вступить.
-Но почему? - тихим, все так же испуганным, голосом произнесла Сейнт. Не верилось ей, что ее просто так отпустят. И не хотелось верить, что эти нежные прикосновения просто так оборвуться...или станут предвкушением преступления, незавершенного неудачливой троицей.
-Разве господину...я не интересна? - Этот вопрос сорвался с губ против ее воли. Почти как обида. Недостаточно хороша она была? Но не так ли яро она просила ее отпустить, совсем недавно? Лея окончательно запуталась в себе, опустила вгляд в серую землю.

+2

9

Девушка больше не билась в его руках. Кастиэль бережно поддерживал её, но, при желании, она могла в любой момент освободиться.
Шёлк её золотых волос окутывал обоих, словно бы паутина. Кастиэль вдыхал их аромат, чувствуя, словно бы внезапно оказался далеко-далеко от города, в чистом поле, поросшим пшеницей и васильками. На секунду он даже закрыл глаза... Видение было соблазнительным, но мужчина чуть тряхнул головой, чтобы избавиться от наваждения.
Маска ласково провёл рукой по живому золоту. Ночь сияла своими изменчивыми огнями. Звёзды кокетливо перемигивались с огнями ночного города, которые ещё кое-где горели. Немой разговор — красноречивей многих других. Изменичивая королева ночи — светлоликая луна разглядывала свои владения, заливая серебром тёмные улицы. Золото волос и серебро луны... Каст залюбовался, как прихотливо играет свет с волосами, заставляя их светиться перламутром.
Вопрос незнакомки заставил его улыбнуться. Женщины такие непонятные создания, но может быть именно в этой непонятности их шарм? Секунду назад она плакала и просила, чтобы её отпустили, но вот в голосе уже звучат нотки обиды, что её правда отпускают. Девушка, ночь, луна... Маска запрокинул голову к небу, едва слышно засмеявшись. В его смехе не было издёвки — он был спокойный и искренний. Закончив, он обнял ладонями личико, чуть приподнимая, чтобы видеть глаза.
- Я не причиню тебе вреда, правда, - Маска заглянул в глаза девушки.
Он старался вложить во взгляд тёплую уверенность, что незнакомке ничего не грозит. С ним ей правда нечего было бояться. Он был хозяином ночного города, он был Маской. Вокруг были его люди, невидимые в ночи, но видящие ночь. Она не знала. Но он знал это.
Он нашёл её ладонь своей рукой. Маленькая узенькая ладошка... Маска поднёс её к губам, словно приветствуя леди на балу, не отрывая взгляда от её глаз.

Отредактировано Кастиэль Дариер (23 марта, 2012г. 18:40:22)

+2

10

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Лорелея уже двадцать раз прокляла себя за опрометчивую фразу. Почему-то именно сейчас не хотелось быть брошенной, или чтобы этот таинственный человек ее отпустил. Эти совершенно неправильные и непривычные мысли заставили бледные щеки покрыться румянцем смущения. Действительно, совсем недавно она бежала, сломя голову, лишь бы быть подальше от этих улиц и этих людей. А сейчас готова с удовольствием чувствовать тепло изящных рук.
Он смеялся, как будто звон любимого колокольчика звенел этот смех. Проказница-луна нежно касалась серебристыми лучиками его волос, лица, черной маски, скрывавшей половину лица. Он был прекрасен, как будто только что сошел с картинки какой-нибудь сказки. Второй раз за ночь Лею посетила мысль, что он и есть тот самый принц, о котором любила рассказывать няня. Вот только сказка закончилась отнюдь не добрым концом. Невесту принца заставили танцевать на углях, а сам принц умер от горя...
- Я верю, - тихо, на грани слышимости, прошептала девушка с волосами цвета пшеницы. Она хотела поверить еще и в то, что ее сказка не закончится грустно. Не могла.
Этот взгляд был уверен в себе, в своих силах и в своих намереньях. И эта уверенность покорила все недовольство и страх, оставив их в прошлом. Лорелея слабо улыбнулась, чувствуя теплое дыхание мужчины на своей руке. Блеск ночи запутался в его волосах, превращая копну каштановых волос почти в драгоценную материю. Девушка протянула свободную руку, желая коснуться этого волшебства. На мгновение замерла, будто ожидая услышать осуждающие слова. Его волосы были мягкими, они пахли любимой фиалкой. Или Лее так казалось.
Девушка накрутила на пальчик каштановый локон, любуясь игрой серебристого света в сплетениях локонов. Ей так хотелось предложить этому незнакомцу проводить ее  в сказку, обязательно со счастливым концом. Но боялась разрушить этот миг своими детскими мечтаниями. Несмотря ни на что, она в свои восемнадцать никогда не теряла искусства мечтать.

0

11

Кастиэль почувствовал, что девушка более не боится его. По её лицу утренней зарёй разливался румянец, делая девушку краше. Он едва касался шёлка руки губами, ведь он не мог оскорбить даму грязным поцелуем. Он любовался ей, такой изменчивой... Она менялась, как меняется серебряная луна, завораживая, заманивая.
Маска почувствовал нежное прикосновение девушки, играющей с его волосами. Пусть играет. Мужчина чуть тряхнул головой, давая свободу каштановым кудрям. Тонкая и нежная она стояла перед ним, чуточку ещё напуганная, но уже верящая, готовая мечтать о чуде. Что хотела она найти в этой ночной прогулке?
Кастиэль поднялся в полный рост, вставая близко к златовласке. Сейчас сложно было сказать, он стоит неприлично близко или недопустимо далеко от девушки. Он просто стоял рядом, гладя нежное лицо, проникнутое надежой на сказку. Сказочная девушка и сказочная ночь. Маска молчал, ему не хотелось говорить, да он и не знал, надо ли... Он гладил её волосы, переливающиеся под луной, он отдыхал.
Наконец, он понял, что не устраивает его в ситуации.
- Пойдём отсюда? - Он скользнул пальцами по её руке, отыскивая на ощупь ладонь.
Кастиэль не сводил с неё глаз, словно от этого зависело, не исчезнет ли всё это. Мужчина слегка потянул руку девушки, обозначая направление. Он вёл её за собой, петляя по улицами, держа руку лишь кончиками пальцей. Одно движение — и она была бы свободна, она могла пойти куда угодно. Он вывел её на пустынную улицу, залитую луной. Отсюда был виден весь город.

0

12

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Лорелея не могла понять, почему ее так завораживает этот мужчина. Лунного света не хватало в этом узеньком проулке. Но если куда-то не достигал свет изменчивой дамы, можно было придумать, помечтать. Фантазия спасала очень. Мысли Леи рисовали блеск в каштановых локонах, которые обнимали шелком тонкие пальчики.
Мужчина выпрямился, рядом с ним маленькая и хрупкая Лорелея чувствовала себя куклой в руках опытного кукловода. Девушка вглядывалась в лицо, спрятанное под маской. Ей казалось, что этот мужчина прекрасен. Не может такой изящный изгиб губ принадлежать тому, кто далек от сказки. Но, впрочем, именно сейчас девушке было все равно, как он выглядит. Она все равно этого не узнает.
Теплая ладонь сжала холодные пальчики девушки, заставив ее вздрогнуть. На вопрос она и лишь улыбнулась уголками губ, не зная, нужен ли ответ. Тишина была хорошей соседкой, совсем недавно. И Лея не хотела ее портить. Девушка шла за своим спасителем, гадая, куда же он хочет привести ее. Конечно, вряд ли в такой же грязный переулок. Но все же. Он петлял средь маленьких улочек, как будто он сам их строил. А для Лорелеи они казались сложным лабиринтом. Она сомневалась, что без помощи этого мужчины сможет найти дорогу домой. Но домой она не хотела.
Аккуратно, словно боясь потревожить, Сейнт вступила в лунный свет и замерла в немом восхищении. Весь город был как на ладони, залитый серебристыми отблесками. Где-то еще попадалось пламя свечи, трепещущее за окном. Тот, что был облачен в черный шелк, стоял близко, она почти ощущала тепло его тела. Почему-то захотелось прижаться к нему, почувствовать это тепло, услышать стук сердца... Понять, о чем думает ее сказочный принц. Но сама зарделась от этих мыслей. Негоже ей так делать, незнакомый человек, да и... Но в конце концов, это же ее сказка!
Лорелея боком прижалась к руке мужчины, чувствуя, как нежный шелк и его тепло соприкасаются с ее кожей. Робко, нерешительно, она положила ладонь на его плечо, проводя чуть вниз, по изгибам мускулов. Не решалась что-то сказать, чтобы не портить ту тишину, лукаво поселившуюся еще в темном переулке.

+1

13

Кастиэль любовался городом. Лунный свет делал его таким же светлым, как днём. Таким же, только сказочным. Сегодня он, пожалуй, был слишком лиричен, слишком мягок, но почему бы и нет? Может же и Маска иногда залюбоваться красотой?
Он молча смотрел, когда почувствовал прикосновение девушки. Лёгкое, трепетное - Кастиэль ощущал её волнение. Златовласка едва ощутимо касалась его плеча. Лёгкая ткань не скрывала тепла.
Мужчина обернулся, ловя её взгляд. Тёплые глаза, медовые глаза... В них было столько надежды... В этот момент ему было жаль, что он не маг и не может осыпать её лепестками цветов или сотворить что-то красивое. Он мог лишь обнять. Бережно, боясь испугать или обидеть грубостью. Он провёл ладонями по плечам, тонкой шее, по лицу... Он почувствовал, как  участился пульс девушки, приложив пальцы к вискам.
Подарить незнакомке сказку? Можно или нет? Такой сложный вопрос... Может быть она завтра уедет и они больше не встретятся, а они не встретятся, и будет долго горевать. Может быть горевать она будет о рассыпавшейся мечте и посчитает эту зыбкую ночь сказочным сном... Может быть...
Кастиэль привлёк девушку к себе мягким кошачьим движением. Она стояла совсем рядом... Такая хрупкая... Он чувствовал её дыхание...
- Можно? - Он коснулся её губ мимолётным поцелуем.

+1

14

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Танец лунных бликов на лице мужчины завораживал взгляд. Как будто он был сотворен из лунного света. Казалось, если попытаться согнать с его лица этот блеск, мужчина осыпется звездной пылью, с легким ароматом фиалок. Тогда бы Лорелея собрала горстку светящейся от лунных безумств пыли, нежно подула бы на ладонь, помогая затейливому ветру развеять серебристую дорожку над ночным Хролдаром. И тогда тем, кому посчастливится вдохнуть волшебства, увидят во сне прекрасных существ, воздушных и невесомых, как сегодняшний спаситель Леи.
Она чувствовала его прикосновения, рассеянно улыбаясь. Кажется, сказочные существа не могут быть настолько теплыми и ласковыми. Она протянула руку, почти касаясь его щеки. Боялась напугать это тепло своими холодными пальчиками.
Таинственный незнакомец притянул девушку к себе. Мягко, почти по-кошачьи. Она чувствовала, как бьется его сердце. Совсем рядом, две жизни сплелись в эту ночь, в этот час, в тяжелый, запутанный клубочек. Лорелея положила маленькую ладошку ему на плечо, чтобы чувствовать, что ее сказочный мужчина не сбежит сегодня. И эта ночь все больше напоминала порождение волшебства. Не магии, а волшебства, которое в последнее время стало совсем редким явлением в нашем мире.
Поцелуй был совсем легким, как взмах крыла бабочки. Лея почти касалась его губами, чувствуя его дыхание, обжигающее кожу. Лукаво прищурилась, проводя ладонью по плечу, будто стряхивая невидимые пылинки.
-А если нет?

0

15

Страх девушки сменился трепетом. Казалось сейчас она будет плакать, если внезапно откроет глаза и не увидит залитой лунным светом улицы. Её прикосновения были едва уловимы, глаза её светились. Так светятся глаза детей, которые затаив дыхание слушают сказки старой няни. Так светятся глаза юношей, впервые ощутивших радость скачки. Так светятся глаза дев, чьи сердца внезапно начинают биться быстрее.
Девушка ему верила. Кастиэль ощущал тонкое прикосновение сквозь рубашку, чувствовал как пронзительно бьётся девичье сердце. Совсем рядом, совсем близко...
Луна щедро заливала светом улицу. Что ж, у неё этого добра немеренно... Она может позволить себе посеребрить улицу, дома, людей... Она может, он делает, она улыбается неровным сиянием.
«А если нет?» Мелодичный голосок девушки тоже показался посеребрённым. Но в нём не было обиды, в нём было женское кокетсво, желание узнать, на что ради неё способны.
Маска рассмеялся, отпустив девушку из объятий.
- Что ж, тогда мне остаётся лишь принести свои глубочайшие извинения... - Он сделал элегантный поклон, словно прощаясь. И в ту же секунду снова подхватил девушку в объятья. - А если нет — отдай мой поцелуй обратно!
Кастиэль почти шёпотом произнёс последнюю фразу, припав к губам своей леди.

+1

16

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Лорелее подумалось, что она, кажется, вопрос озвучила слишком поздно. Что уже сделать, если разрешение было не нужно? Видно было, как она поддалась чарам незнакомца, покрытого лунным светом, как той самой волшебной пыльцой.
Мужчина отстранился, делая вид, что собирается ее покинуть. Губы девушки дрогнули, она непонимающе глядела на незнакомца, склонившегося в поклоне. Неужели он сейчас уйдет? Просто уйдет, оставив разбитую сказку на тысячу кровоточащих осколков? Перед ней, такой же разбитой?
Но это была всего лишь шутка. Доля мгновения - и Лея уже в объятиях, крепких и теплых. Рассеянно улыбаясь тому, кто наполнил ее сердце такой лирикой и теплом. Горячее дыхание мужчины на коже, девушка пару мгновений отдавалась его властности, но потом отстранилась, хитро посмотрев на него.
- Я даже не знаю, как я могу называть моего спасителя, - эта фраза прозвучала как обвинение. Но она действительно считала это странным. Пусть некая доля таинственности и придавала некоторого шарма, но в своих воспоминаниях она не могла потом называть его просто незнакомцем.

0

17

Имена... Имена, имена, имена... У ночи их тысячи, миллионы, миллиарды... Сейчас каждый волен себе взять то имя, которое хочет, и это не будет неправдой. Ночью вообще не бывает лжи. Луна всё оборачивает в вуаль сказок и тайн, сглаживая острые края, об которые мы так часто режемся при дневном светиле.
И всё-таки, девушка просила имя. Она хотела название для своей сказки. Ей не нужна была правда. Нет, не так... Ей не нужна была прямая и банальная правда, в которую входят титулы и фамилии. Ей нужна была блистательная оправа для её чудесной ночи. Имена... Такие важные днём, без которых не сделать шага и не вымолвить слова, куда девается их значимость в темноте?
Лунный свет запутался в пшеничных волосах, торопливо пробегая по ним и не возвращаясь. Девушка чуть отстранилась, купаясь в живом серебре, словно только что сотворённая из звёздной россыпи.
- Зовите меня Маской, Леди, - Мужчина поклонился светящейся красавице.
Он снова привлёк её к себе, бережно, но настойчиво... Хотела бы девушка — в любой момент могла стряхнуть его руки со своей талии. Но пока она это не делала, а мужчина ласково гладил, перебирая густые волосы. Мимолётными поцелуями покрывая шею, создавая иллюзию зыбкости. Где правда, а где сказка? Кто сможет сейчас различить? Кто поймёт, кажется ли ей тепло губ на нежной коже, или это лунный свет озорно щекочет её?

0

18

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Вдох-выдох, грудь вздымалась почти ровно, почти не выказывая девичьего волнения, поселившегося в неярком румянце на щеках и запутавшегося в волосах цвета спелой пшеницы. Пальчики Лорелеи цепко схватили черный шелк, окутывавший фигуру мужчины. Чтобы ее сказочный принц не растворился так внезапно, чтобы не проснуться в холодной постели, лишь только лунный, серебряный свет мог бы напомнить о теплом дыхании, о сильных руках...
- Маска, - коротко выдохнула Лея, словно пробуя это на вкус. - Я так и думала, - она улыбнулась, прикрыв глаза и коснувшись ткани маски, скрывающей лицо. Нет, ей не хотелось ее снять. Эта тайна - право того, кто носил черный шелк. Мягкая ткань, согретая теплом кожи. Лорелея улыбалась, так нежно и открыто, как никогда.
Она отдавалась действиям Маски, ей хотелось, чтобы ощущение горячего дыхания на коже все так же будоражило кровь, а руки сжимали хрупкую девушку, как и сейчас. Почему-то лунный свет, делавший мужчину покрытым вороненым серебром, создавал ощущение иллюзии. Что сейчас, еще чуть-чуть, солнце тронет ее волосы робким восходным касанием, и Сейнт проснется, забыв свой прекрасный сон.
Кажется, она прошептала что-то про сон вслух, и тут же зарделась от смущения, надеясь, что Маска не услышал этого детского вопроса.

+2

19

Он берёг её. Он заботился о ней. Он создавал её сказку... А она создавала его. Пронзительное прикосновение тонких пальцев красноречиво показало, что она боится. Но боится лишь того, что всё это окажется лишь сказкой, что пробьют часы и сказка превратится в пыль.
Он чувствовал её тепло. Тонкие ткани не скрывали жизнь, они её лишь оборачивали в прекрасную обёртку.
- Я не исчезну, не бойся... - Маска ласково погладил девушку по щеке.
Он любовался своим отражение в её звёздных глазах, он ловил её трепетное дыхание. Бережно, словно бы она была из фарфора...
Ночь томно лила своё волшебство на улицы. Почему все спят? Почему никто не чувствует этой магии? Живая сказка, трепетное чудо. Так рядом, так близко...
Кастиэль обнял девушку за талию, лаская нежными прикосновениями ладоней спину. Лбом дотронулся до лба, вдыхая аромат юности.
- Сказка никогда не исчезает, если в неё верить... - Маска прильнул в долгом поцелуе к златовласке, вкладывая в него трепет ветра и прозрачность лунного света.

0

20

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Нежность и мягкость ночи смешались с трепетом девушки, прижавшейся к подтянутому телу Маски. Тепло рук, тепло глаз, тепло мягких губ... Дыхание уже не обжигало, ласковые руки вызывали только приятную дрожь. Коротко выдохнув, Лорелея отстранилась от своей воплощенной сказки, чувствуя как прохладный ветер обнимает ее плечи, заставляя дрожать уже не от прикосновений. Тонкое платье не могло защитить девушку от ночи.
- Отец будет волноваться, - тихо прошептала Лея, виновато улыбаясь. Она подумать не могла, что сама захочет прервать свою сказку, эту волшебную ночь... Но так было нужно. Всякой сказке приходит конец, а волнение отца может выйти боком.
Она уже чувствовала, как недавний поцелуй начал горчить предстоящей разлукой. Девушка опустила взгляд, не в силах смотреть на своего спасителя. Ей казалось, что если она не будет на него смотреть, то ей будет легче оставить лишь воспоминанием эту ночь.
- Вы обещали меня проводить, - подводя черту своим сомнениям, чуть более решительно напомнила девушка. Руки Маски все еще обнимали ее, не отдавая холоду ночи насовсем. И она была за это благодарна.
- Мы остановились у сэра Тайлара, - насколько помнила девушка, имя этого мужчины было известно многим. Почему-то она не сомневалась, что Маска точно был в курсе, где находится дом этого хорошего вояки, преданного Императору Ивеллона всем сердцем.

Отредактировано Эления Пранийская (7 апреля, 2012г. 00:09:47)

+1

21

Внезапное отстранение девушки заставило Маску подумать, что чем-то обидел её. Но нет, всё оказалось гораздо хуже. Отец ждал свою дочь, которая, ясное дело, сбежала без разрешения прогуляться по ночной столице. Такая глупая храбрость...
Кастиэль скользнул пальцами по спине своей Леди, не желая расставаться так быстро. Но, вздохнув, выпустил, оставив себе лишь её маленькую ладошку.
- Пойдёмте, Златовласка, я проведу Вас... - Голос мужчины звучал тихо.
Он видел, как переживает его красавица, как её глаза вновь наполнились грустью. Такое было тяжело видеть мужчине. Вроде бы так легко это исправить... Почему-то он не сомневался, что стоит лишь немного настоять... И отец уйдёт  на второй план. Но завтра же он уйдёт на второй план, а девушке ещё каждый день встречать законные упрёки родителя.
Паутиной улиц, переплетающихся в таинственном узоре, выбирая самые ясные и живописные в этот лунный час, Кастиэль вёл девушку к тому дому, о котором она сказала. Маленькая прощальная экскурсия по столице... Именно то, ради чего эта лапочка вышла из дома.
Вот он дом... Небольшое двухэтажное строение, крепенькое, лишённое всякой эстетики, но зато упрямо твердившее о своей надёжности. Массивная деревянная дверь, за которую владелец, без сомнения, отдал кругленькую сумму и которой, скорее всего, гордился и всякий раз рассказывал гостям долгую историю, как появился деревянный страж на границе его дома.
Незнакомка понуро молчала, явно прощаясь со сказкой. Около дома она застыла в нерешительности, не в силах сделать шаг ни к нему, ни к дому. Кастиэль мог лишь догадываться, какая борьба сейчас шла в душе у красавицы. Он привлёк снова её к себе, оставляя на губах куда более весомый поцелуй, чем были до этого, словно ставя печать, что он действительно был, что он существует и не миф.
Девушка выскользнула из его объятий, тенью метнувшись к двери. Тёмное чрево дома поглотило хрупкую фигурку, оставляя Каста лишь вздыхать. Маска собрался уходить, когда в его голову пришла интересная мысль. Чем дальше, тем больше она ему нравилась. Пусть дерзкая. Ну и пусть. Да он и не ангел, чтобы вести себя прилично... Тем более ночь... Какое уж тут приличие, когда на улицах царствует романтика и жестокость?
Оглядев окна, он заметил одно открытое, чуть скрываемое лёгкой шёлковой занавеской, колыхаемой ветром. Он не сомневался, что именно в этой комнате обитает его златовласка. Другие были слишком разумны, чтобы спать с открытыми окнами, она - слишком жаждала свободы. Он отсчитал четверть часа, наблюдая за окном. Там действительно вскоре вспыхнул робкий огонёк свечи, сиротливо качающийся под ветерком. Сочтя, что времени прошло достаточно, чтобы всё выяснить, Кастиэль легко взобрался к открытому окну, благо крупные рефлёные камни прямо таки были созданы для таких приключений.  Тихо подтянувшись за карниз, он перемахнул подоконник, оказываясь внутри дома.
Девушка стояла у зеркала, о чём то размышляя. Маска бесшумно подошёл к ней, обнимая за талию и касаясь губами шеи.
- Может быть сказка не закончилась?

+1

22

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Ночь казалась колючей и совсем не могла так же мягко укутать худые плечи. Луна будто насмехалась над девушкой, хитро блестя звездной, холодной пылью в темном небе. Лорелея смотрела в серые глаза своего спасителя, утопая в них и думая о том, что больше она его не увидит. Самая волшебная ночь в ее жизни. Но почему же так печально с ней расставаться? Несколько часов назад девушка дрожала от страха, ненавидя саму себя за истерику и слезы на глазах у незнакомого мужчины. Чудом избежав самого ужасного, что могла подарить ей тайна ночи, Лея с головой окунулась в посеребренную лунным светом сказку.
Бесенята, поселившиеся в серых глазах, не могли развеселить девушку, понуро стоявшую возле знакомой двери. Все те же руки, мягкая черная ткань под девичьей ладошкой. Она стояла невыносимо близко к нему и не могла согреться. Даже почти не почувствовала его поцелуй, подаренный на прощанье. Оглянувшись напоследок, шагнула во мрак дома.

Нежный шелк камизы очерчивал тонкую фигурку, почти ничего не скрывая. Волна золотых волос достигала колен, тускло поблескивая в свете одинокой свечи, трепещущем на ветру у открытого окна. Мягкая щетка плавно очерчивала длинную прядь, перекинутую на грудь.
В комнате царила ночь, даже луна не смела сюда заглянуть и потревожить грусть, патокой завязнувшую вокруг Лорелеи. Ей казалось, что все приснилось. И сказка, ее рыцарь, ее ночной герой... Всего лишь мечты. Как и многие девушки, Лея одно время мечтала о принцах и романтике. Но, живя рядом с практичным торговцем, сама постепенно заражалась этим. И была очень удивлена, что так легко поддалась на чары Маски.
Тихий шорох за спиной, тепло знакомых до боли рук... Девушка боялась шевельнуться, чтобы не испугать наваждение. Он снова здесь, снова рядом с ней расцвела сказка.
Она ощущала его горячее дыхание на шее, позволив себе рассеянно улыбнуться. Он почти не отражался в зеркале, будто оставаясь на грани мечтаний. Ярким белым пятном выделялась бледная кожа и ткань камизы. И рядом сгусток тени, покрытый черным шелком. И улыбка на тонких губах, не прикрытая маской.
- Если ты позволишь мне ее не закончить сейчас, - почему-то переход на "ты" прозвучал сейчас как-то естественно. Грусть девушки исчезла, уступив место отражению бесенят в серых глазах мужчины. Она улыбалась - мягко и тепло. Эту улыбку даже отец не видел, наверное. Ее видели только сны, те самые герои из сказок.
Поддаваясь наитию, она подняла руку, касаясь тонкими пальцами резко очерченных скул Маски. Робко прикоснулась к теплой коже, проникая под границу черной ткани. Не снять маску, нет. Просто быть ближе к его теплу.

0

23

Она не испугалась его. Умница. Был риск, что она закричит, что вырвется. А был шанс, что златовласка ещё во власти серебряной сказки. Обаяние ночи сделало своё дело, там, где ещё прошлым вечером был бы испуг, сейчас мерцала улыбка. Она была рада ему, его прикосновениям, его теплу.
Тонкий шёлк струился в пальцах Кастиэля. Мерцал, переливался, то холодя пальцы, то согревая их, подобно живому. Мужчина наслаждался этим трепетом, этой магией  тишины и ночи. Ладони оплетали тонкий девичий стан, словно бы были таким же шёлком, такой же тканью, свободно очерчивающей тело. Он откинул живое золото волос, так игриво щекотавших ноздри, припадая губами к бархатистому белому плечу. В сознание ворвался нежный запах персиков, чуть сладковатый, душистый и нежный. Кастиэль поглубже вдохнул чудесный аромат, раздувая ноздри, вбирая в себя бархат.
Короткий взгляд в зеркало. Маска улыбнулся. Сказка оставалась сказкой. В тёмной комнате его практически не было видно, там отражалась лишь его красавица, белея серебром кожи и золотом волос. А его тут не было, он был порождением ночи, девичьей фантазией, призраком. Он не был, но он был.
Девушка обернулась, на миг укутав его в свои волосы. Каст чуть зажмурился, не переставая улыбаться, словно бы мартовский кот. Он ещё не открыл глаза, когда почувствовал прохладное и лёгкое прикосновение пальчиков в к лицу. Быть может, она сама считала его призраком и ей хотелось дотронуться, убедиться в его реальности. «Убедись, моя хорошая.» Он оторвал одну руку с неохотой от тонкой талии, накрывая ею ладонь на своём лице. Тонкие пальчики дерзко оказалась под чёрным шёлком маски. Мужчина на долю секунды напрягся, но понял, что она не будет снимать, всего лишь прикосновение. Перехватив её ладонь, он принялся покрывать кожу поцелуями. То мимолётными и быстрыми, то долгими и томными. И снова руки на талию, привлекая к себе ближе, снова трепетная шейка, снова он чувствовал, как под губами трепещет вена. Теперь он целовал длинно и ощутимо, скользнув пальцами с талии на изгиб бёдер, чувствуя, как разгорается кожа под тонкой тканью.
Маска отвлёкся от шеи, любуясь златовлаской, и снова целовал, прижимая к себе, словно бы укрывая от чьего-то взгляда. Губы скользнули выше, чуть прихватывая мочку уха, шепча какие-то глупости и нежности.

+1

24

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Лорелея еще несколько часов назад не могла и думать о том, что же ей может подарить эта ночь. Всего лишь прогулка? Возможно, это было бы только прогулкой... И она бы никогда не стала благодарить судьбу за ту троицу, пожелавшую развлечения. И тот страх, который она испытала - стал лучшей почвой для радости, которую она испытывала сейчас.
И теплые руки, гибкое тело, черный шелк, блеск глаз, словно стали... Море ощущений, сливающихся в один бурный поток, захлестывающий с головой. Только бы не заканчивалась эта сказка, так глупо прервавшаяся недавно... Как она могла расстаться с ее собственным героем из волшебной истории? Подумаешь, отец бы ее искал. Сейчас-то все спят, она даже почти слышит храп хозяина дома. Будучи могучим воином, храпом он обладал тоже могучим. Девушка улыбнулась своим мыслям, отдаваясь крепким объятиям Маски.
Она удивлялась сама себе - ее совсем не интересовала личность ее таинственного спасителя. До такой степени романтиком она не была никогда, неуемное любопытство все же было сильнее. Но он бы все равно не ответил, Лея это чувствовала.
Сильные руки скользнули по ее бедрам, по телу золотоволосой проскользнула дрожь, оставшись где-то в коленках. Что же делал он с ней, этот Маска? Она хотела чувствовать его тепло всегда, чтобы он был рядом.
Она целовала его там, где заканчивалась маска, обожженная его горячим дыханием. Рукой гладила по каштановым волосам, которые казались мягче шелка. Другой рукой упиралась в грудь мужчине, словно удерживая себя от чего-то.

+1

25

Он поймал её руку и целовал ладонь. Долго, нежно, расцеловывая каждый пальчик. И снова к шее, целуя предплечья, которые не скрывала тонкая ткань. Он не спешил. Он не хотел рушить сказку. Ах... Что такое сказка? Ведь не дети уже, давно уже не дети, а в сказки продолжаем верить, упорно отрицая это, критикуя и смеясь над дивными историями. Но стоит лишь чуду поманить, и ты уже забываешь про свою уверенную язвительность, а только искренне молишься, чтобы волшебство не обернулось обычным обманом. Маска не хотел обманывать, хотя и понимал, что эту девушку вряд ли когда ещё увидит. Но... Но пусть в ней останется вера в мечту, в возможность невозможного. Пусть верит в прекрасных героев и бесконечную нежность. Он не знал, что ждёт златовласку в будущем. Скорее всего, отец пристроит её выгодно замуж. Если ей повезёт, то мужа будет уважать, если нет... Если нет, то радость её останется в детях и нежности к ним. Мог быть и другой сценарий, разумеется... А мог и не быть. Ему внезапно захотелось, чтобы она запомнила эту ночь. Пусть через год уже будет считать это сном, но сном, от которого сладко замирает душа, и чаще начинает биться сердце.
Каст мягко касался губами её губ, словно давая привыкнуть к ощущению, самой решить, чего же она хочет от своей сказки. Не обрывая поцелуя он скользнул по плечам, по талии... И подхватил её на руки, бережно неся своё сокровище на кровать. Маска опустился на колени, чтобы положить девушку. Золотые волосы разметались по подушке и простыни. Мужчина так и остался на коленях перед кроватью, склоняя голову в поклоне и поцелуе. Поцелуй стал настойчивей, показывающий, что за нежностью может быть огонь. Ладони гладили плечи, шею...

0

26

<< Лорелея Сейнт, дочь торговца >>

Где все те сомнения, не покидающие ее с момента приезда в Хролдар? Отец наказал сидеть дома, смотреть в окошко. Скорее всего, он боялся, что Лорелея наткнется на каких-нибудь разбойников, от которых ее спас сказочный рыцарь... В маске. Девушка вздрогнула, осознав, что не только сказку принес ей мужчина в черном шелке. Она могла больше и не вернуться, никогда не увидеть отца...
Маска поднял ее на руки, прерывая терзания девушки, сам того не осознавая. Лея прижалась к нему, обхватив одной рукой за шею. Не боялась того, что ее не удержат. Слишком аккуратно мужчина нес ее. К кровати, как оказалось. Ну конечно, разве не этим должна закончиться ночь? Волшебная, мистическая ночь.
Нет, не этим. Лорелея боялась. Боялась того самого неизвестного, что требовали страстные поцелуи. Она не была замужем и слышала лишь отдаленные разговоры. Конечно, уверенность в том, что Маска не сделает ей плохого была сильна, но страха это не умаляло. Глупая девчонка, она думала, что он ограничится только поцелуями? Он взрослый мужчина, в конце концов, а не соседский мальчишка.
Впрочем, это должно стать финальными аккордами ее сказки. Уж лучше так, чем с хмурым мужем, которого ей сосватает отец по "доброте". То, что лучше для него, не лучше для романтичной Лорелеи.
Рука девушки дрогнула, когда она потянулась, чтобы откинуть непослушный каштановый локон, падающий ей на лицо. Она надеялась, что Маска не заметит этого глупого жеста, который открывал весь ее страх, как на ладони.

+1

27

Девушка боялась. Маска с горечью осознал, что она боялась его. Движение руки, потянувшейся поправить его волосы скорее было попыткой найти свободу. Глупенькая маленькая девочка. Он даже и не думал ничего плохого ей делать. В конце концов, она ещё юна и невинна, она не как эти прожжённые аристократки, которые прекрасно знали, чего хотели.
- Всё хорошо... - Кастиэль поцеловал руку златовласки.
И снова нежностью, мимолётностью прикосновений, словно бы их и нет. Он гладил её лицо, волосы, едва касаясь губами щёк и губ, словно баюкая ребёнка.
- Спи... Уже поздно... - Шелестом ветра звучали слова мужчины.
Он убаюкивал её, пока не почувствовал то зыбкое состояние, когда сон граничит с явью, когда снится реальность и живут сны. Волшебное мгновение между жизнью и сказкой. Без оков, без ограничений - несколько минут свободы ото всего.
Он поцеловал её на прощание, вдохнув аромат разлившихся по подушки золотых волос, и встал с коленей. Ему было пора. Ночь, как бы она не была прекрасна, не бесконечна. И даже его власть заканчивается. Заканчивается тогда, когда начинает просыпаться город. Пора духам ночным снова скрыться. Он сделал шаг к окну и оглянулся. Лёгкая и добрая улыбка скользнула по его губам. Кастиэль опёрся ладонью о подоконник и перемахнул через окно на улицу. Обратный путь был не так витиеват. Он шёл короткой дорогой. Где-то там далеко позади ласково трепетала шёлковая занавеска на незакрытом окне...

***
Он снова стоял у зеркала. Он был снова бароном. Был, но не совсем. Лицо всё ещё закрывал чёрный шёлк. Он медлил, пристально вглядываясь в своё отражение. Острый цепкий взгляд стальных глаз постепенно сменялся пресыщенным и надменным. Вздохнув, он закрыл глаза и снял маску. Вся одежда снова была бережно сложена и спрятана в тайник. Дариер мельком глянул в зеркало и усмехнулся тому чужому человеку, так не похожему на ночного, которого он сейчас там видел. Так когда же он был Маской? Ночью или Днём?..

Начинался новый день.
***
День барон Дариер встретил в наисквернейшем расположении духа. Сегодня его бесило буквально всё. За малейшую оплошность он готов был накричать.
А в дверь двухэтажного домика, где гостил торговец Сейнт со своей дочерью, кто-то настойчиво стучал. Открывшей прислуге предстал юнец достаточно задорного вида с охапкой золотых тюльпанов.
- Просили передать для госпожи Сейнт, - Передав цветы мальчишка в мгновение ока исчез, оставив служанку на пороге одну гадать, что же это было.

Отредактировано Кастиэль Дариер (27 апреля, 2012г. 15:42:57)

+1


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 4.10.120. Блуждающие огни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC