Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 2.11. Cherchez la femme


2.11. Cherchez la femme

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Хингв I, Ариллон Тиариан, Маска, Эления Пранийская, нпц (похитители, солдаты).

Время и место: вечер 2 числа месяца Трав (и несколько дней после), Императорский дворец, далее – дорога из Хролдара в Иллифин.

Событие: пранийская Княжна похищена неизвестными лицами прямо в присутствии Императора Ивеллона, и он не собирается терпеть подобную наглость. Когда посланные в погоню гвардейцы возвращаются ни с чем, Хингв привлекает к делу армию в лице императорского рыцаря и легата Лорда Тиариана.

0

2

Похищение женщин – в какой-то мере культурная традиция. Их крадут, чтобы жениться, чтобы не жениться, чтобы произвести впечатление или получить выкуп, просто для развлечения или потому, что кто-то кому-то пообещал награду (что потом заканчивается десятилетней осадой, тысячами жертв и деревянными лошадями). Кое-где похищение невесты является обязательной частью свадебного ритуала. Правда, не в столь культурных местах, как столица Светлой Ивеллонской Империи. Однако и в Хролдаре истории подобного толка периодически будоражат умы светских сплетниц.
Но всему должен быть предел. Похищать гостью дворца прямо на глазах у Императора – это уже откровенное хамство, а хамства Хингв I не терпел. Ладно, хоть выяснилось, что по крайней мере его племянницу никто не крал: она просто благоразумно покинула место событий. Но то, что Элениррит Пранийская была похищена, являлось неоспоримым фактом, и этот факт вызывал высочайшее императорское недовольство (и даже не будем упоминать о реакции советника Княжны – она не из тех, что можно изящно описать в литературном тексте). А уж когда вернулись посланные в погоню гвардейцы и вместо Княжны привезли только информацию – недовольство достаточно близко подошло к гневу. Впрочем, ни один гвардеец не пострадал.
Ситуация требовала более радикальных действий и средств, чем хоть и хорошо подготовленная, но небольшая числом Императорская гвардия (в обязанности которой, к тому же, совершенно не входило спасение иностранных аристократок), и во дворец был вызван легат Имперской армии сэр Ариллон Тиариан….

Это не было аудиенцией, - вот еще чего не хватало, - так что Хингв ожидал прибытия легата в своем кабинете. Кое-кто, конечно, может сказать, что не к лицу государю ожидать прибытия подчиненного, но игры со временем вроде «опоздание на несколько минут для подчеркивания значимости своей особы» он всегда полагал донельзя глупыми. Тем более, что ожидание сопровождалось хоть и скучным, но необходимым процессом работы с бумагами. Бумаги, впрочем, на столе в кабинете не переводились никогда, сколько с ними ни работай.
Когда Лорд Тиариан появился в кабинете, Император поприветствовал его вежливым кивком, предложил (с равным успехом можно сказать «приказал») присесть – и сразу перешел к делу.
- Думаю, ваших ушей уже достигли, по меньшей мере, слухи о произошедшем сегодня нападении. Насколько мне известно, по двору уже ходит четыре разных версии о том, в чем была его причина, - на губах мужчины мелькнула тень саркастической усмешки. - Или, точнее, цель. Однако гадать нет необходимости. Цель известна, и нападающие ее достигли. Была похищена пранийская Княжна Элениррит. И я поручаю вам, Лорд Тиариан, организовать погоню и вернуть ее. Живой. И, желательно, относительно невредимой. Гвардейцы, начавшие погоню сразу после нападения, не настигли похитителя, однако сообщили некоторые сведения. Они видели, как он встретился со своими сообщниками на дороге, ведущей на юг от города. Весьма вероятно, их цель – Иллифинский тракт и далее, собственно, Прания. Их не больше десяти человек, однако, среди них могут быть маги. Думаю, вы понимаете, что лучше настигнуть их до того, как они доберутся до Пустынных Земель. Так что я не буду вас больше задерживать. Да пребудет с вами Творец, Лорд Тиариан.
Последняя фраза – весьма распространенное напутствие тому, кто собирается приступить к серьезному делу. Правда, Хингв подозревал, что ильфу Единый Творец также безразличен, как ему самому. Но таковы правила игры. Государь Светлой Ивеллонской Империи не имеет права быть безбожником, даже если хочется.

Отредактировано Хингв I (27 марта, 2012г. 00:32:16)

+4

3

Государь, бесспорно, прав всегда. Тем не менее для внесения ясности стоит начать издалека.
Гонец с донесением нашел легата в лазарете. Смрад паленого тела вмиг заставил вытянувшегося в "смирно" легионера сбиться на приглушенно-хриплые ноты, но тот, по привычке скорее, нежели по велению здравого смысла, продолжил доклад - никто из присутствующих и не думал, что командующий поднимется и велит "обмундирование по уставу мне, бегом" - никто, даже сам Ари. И дело было вовсе не в геройстве или набивании себе цены, как решили бы человеки, дело было в долге и ответственности - имперский рыцарь не мог не прийти по зову сюзерена.
Не будем расписывать минуты, проведенные в кабинете Хингва, начнем с того момента, как легат сбежал по дворцовым ступеням на задний двор.

Легат торопливо спускался по ступеням на задний двор. Его пальцы свирепо сжимали ножны, придерживая те на месте у бедра, не позволяя путаться в ногах или своевольно стучать по ноге при каждом шаге. Нездорово-бледное лицо ильфа покрывала испарина, и даже прохладный вечерний ветер не приносил облегчения, заставляя лишь морщиться, плотнее сжимать губы и еще яростнее смыкать и без того побелевшие пальцы на оружии. Но голос солдата был крепок и резок, как и полагалось голосу командующего.
- Гонец! - рявкнул легат, от чего его крик заметался по заднему двору испуганным эхом. Ариллон даже не взглянул на подбежавшего легионера. Закрыв глаза, стиснув до боли зубы, ильф чеканил слова, наполняя каждое пылавшим в теле огнем: Приказ легиону. Шесть контуберний легионной конницы в седло, три оставить неседланными, но готовыми! Легион построить по тревоге! Ждать прибытия старшего центуриона для дальнейших распоряжений! Выполнять!
Хотелось прислониться лбом к холодному камню ступеней, впрочем, вряд ли это бы помогло. А плавить камень - до крика раздражающая процедура, приносящая вместо блаженства истомы и облегчения неудержимую злость и желание орать в голос от бешенства и неспособности потушить пожар.
Нет, не время давать себе поблажки. Тем более стоявшая все это время рядом Найра напряженно и внимательно всматривалась в его лицо - даже не открывая глаз, Ари знал, что это так. Она всегда рядом, она слишком хорошо его знает, чтобы предложить помощь, но если Лорд пошатнется, подхватит первая.
- Найра, - тихо, сдерживаясь, позвал легат стоявшую рядом ильфу, - Слушай, у них более шести часов опережения, я сильно сомневаюсь, что вы догоните их до наших земель. Потому возьмешь три неседланных контубернии и ильфов. На лошадей только ильфов, слышишь?! С собой берете мечи, арбалеты, щиты - и никаких доспехов. Поведешь их сама, через лес, на тракт не выходить. Ваш путь напрямик к Верхнему Зубу. Еще три контубернии в полном снаряжении отправишь к Нижнему Зубу. Тоже напрямик. Пошлешь трибуна, скажешь, я велел. Оставшихся - по тракту. Ваша цель - Пранийская княжна. Живая. Невредимая. Остальных - в расход. И да. Вероятнее всего, там будут маги, потому... ну ты знаешь.
Чуть помедлив, вспоминая, все ли он сказал или надо добавить еще что-то, Ариллон кивнул головой в направлении выхода. Тотчас же шаркнули сапоги старшего центуриона, и девчонка побежала исполнять приказ. Она сделает все, как надо - это знал и легат, и Лорд, и ильф...
Буйвол осел на ступени, сползая по каменистым перилам лестницы спиной. Он пообещал себе, что посидит всего три минуты, а после пойдет в караулку и напишет на клочке примерно следующее:

Любезный сотоварищ, мне необходима твоя помощь. О твоем благородстве уже слагают легенды, а дело касается прекрасной госпожи. Возьми птица. Две лошади вам хватит, чтобы нагнать похитителей, но выступайте налегке. И как можно быстрее. Они идут по иллифинскому тракту к Прании. Ориентировочно, десять тел. Вероятно, есть маги.
Тебе не составит труда узнать похищенную: дворцовых барышень не спутаешь с иными. Имперские легионеры будут искать у Верхнего и Нижнего Зубов. Советую сдать товар им. В остальном полагаюсь на твою смекалку.
И да, если благородство - не веская причина отправиться в путь, то назови меня должником - это будет платой.

Присмотри за мальчишкой.

А после, перемотав свернутую записку красной нитью, он отнесет ее в условленное место и бросит нищему вместе с тремя империалами. Послание достигнет адресата еще до того, как конница покинет город: так будет.
И потом можно будет полежать. Совсем недолго, самую малость... впереди еще допрос у Исы - если упоминали магов, то непременно приглашали на допрос. Будет и это. А пока у него осталась еще минута отдыха...

Отредактировано Ариллон Тиариан (28 марта, 2012г. 20:18:09)

+2

4

Знаете, быть похищенной не входило в мечты Элениррит Пранийской. В последнее время в моде у придворных дам были рассказы о похитителях, благородных и бесспорно влюбленных в свою жертву. Под сенью ароматного леса, в глуши, под пение птиц...Он признается в любви прекрасной пленнице и получит только отказ, потому что по закону жанра она другому отдана. И никак иначе. Эти розовые пузыри, пущенные глупыми куклами, вгоняли Княжну в невыносимую тоску. Она понимала, что вряд ли такая сказка имеет место быть в реалиях настоящего похищения. Дай Единый, если не воспользуются девичьей честью и будут регулярно кормить.
К слову, похитители Элении оказались подданными Прании большей своей частью. И то ли им было наказано обращаться с девушкой, как и положено ей по статусу, то ли они не смели доставить особых неудобств (насколько это было возможно) своей несостоявшейся Княгине... Но результат был на лицо - как только она пришла в себя, ее сразу пересадили нормально, что ее обрадовало. Ехать, как мешок с овсом, не являлось любимым развлечением рыжеволосой.
Часа через три, когда Эления охрипла от попытки узнать, как они планируют пробираться в Пранию (ее откровенно нервировало грозное молчание похитителей, поэтому, несмотря на то, что на все свои вопросы она могла ответить и сама, она пыталась докричаться до их угрюмых тел), они постепенно перешли на более медленный ритм, коротко сообщив, что гвардейцы отстали. Княжна вздохнула, помахав надежде избавиться от этой ситуации быстро. Она рационально понимала, что попытка бегства без помощи извне окончится плачевно, поэтому смирно сидела перед бородатым мужчиной, изредка, будто случайно, попадая тому локтем под ребро и с удовлетворением отмечая шипение сзади.
Наконец еще через несколько часов, всадники спешились, остановившись на привал. Лошадям нужно было дать отдых, а людям поесть. Они были уверенны, что их дело удалось, погоня отстала и можно на несколько часов передохнуть.
- Есть хотите, Ваше Высочество? - угрюмо прохрипел один из банды, вытерев пыльное лицо не менее грязным рукавом. В его руке была миска с вяленым мясом, сыром и сухофруктами. Последний пункт рациона заставил Княжну удивиться. Такой деликатес в походе был припасен специально для нее, судя по всему. Ни у кого другого из мужчин она не видела в мисках этого, да и стоили сухофрукты слишком дорого, чтобы брать их в дорогу.
- Нет конечно, я воздухом питаюсь, - огрызнулась Эления, но миску все же взяла. Руки ей связывать не стали, почему-то решив, что без верного фальчиона она не сможет постоять за себя. Это было ошибочно, тем более, что под рукой, если поискать, можно найти что-нибудь увесистое и способствующее отключке какого-нибудь самого несчастливого из похитителей. Но, опять же, вырубив одного, с остальными она справится банально не успеет. Так что приходилось сосредоточенно жевать походную пищу, хмуро поглядывая на десяток мужчин, возвращающих ее к ненавистному кузену. И девушке что-то подсказывало, что новый Князь вряд ли послал за родственницей, чтобы просто поздороваться или посмотреть на ее прекрасное, вымазанное в дорожной пыли, лицо.
Чтобы как-то отвлечься от мечтаний о расправе над Яригорром, Эления задумалась о том, что же стало с ее любимым Ветром. Теперь она понимала, что конь почувствовал беду раньше, чем все люди. И если бы она поступила, как леди Сарн... Не было бы этих проблем. Она подумала, что Император не захочет оставить просто так то, что у него из-под носа украли гостью. Вот только если погоня достигнет их на территории Прании, вызволить Княжну обратно, из цепких лап кузена, будет ох как непросто. Почти невозможно. Ну не войной же идти, ради какой-то рыжеволосой девицы, в конце концов! У Пранийской был не настолько высокий статус при дворе Императора, чтобы на ее возвращение бросили целое войско.

Отредактировано Эления Пранийская (29 марта, 2012г. 14:27:21)

+3

5

Сумерки принесли тени и вести. Маска ходил крупными широкими шагами по деревянному полу комнатки в таверне. Тяжёлые мысли, тяжёлые шаги. Кастиэль внимательно перечитал записку, которую ему недавно принесли. Время Маски - ночь. Но беда не ждёт ночи. Вот он, клочок бумаги с красной нитью - знак тревоги, символ срочности, на который некогда они договорились с Лордом.
О приезде Пранийской княжны при дворе он слышал. Слышал и про то, что причины её приезда странные. Внешность в данном деле не играла роли - маг прав, среди похитителей одну девицу вполне можно найти.
Кастиэль ещё раз измерил комнату шагами. Комната был слишком мала для полёта мыслей Маски. Тихий стук в дверь заставил его обернуться. На пороге появился безликий человек в чёрном, принесший ему бумагу и перо.
Свеча неровно горела, подрагивая и извиваясь от собственного жара. Воск лениво стекал в плошку янтарной смолой. Простой деревянный стакан, бутыль с вином - вот и всё, что было на столе.
Кастиэль склонился над бумагой, задумавшись, как записать указания. Сейчас надо было отдать приказы о действиях в своё отсутствие. Сколько его не будет? Если всё сложится благополучно... Дня четыре его не будет. Надо как то ещё объяснить отсутствие барона... Через некоторое время перед Маской выросла гора исписанной бумаги. Человек безмолвной тенью стоял за его спиной, ожидая дальнейших указаний. Каст закончил последнюю записку, отложив её отдельно.
- Разнести письма адресатам, - Маска коротко указал на послания. - Это отдать Ворону. Пошли кого-то из уличной детворы с этим письмом. Пусть не опаздывает.
Человек молча принял поручение. Кастиэль даже не обернулся. Пришло время сборов. Мужчина проверил всё оружие, внимательно осмотрел клинки. Единым махом допил оставшееся в бокале вино, затушил пальцами свечу и покинул комнату.

Кастиэль выбирался к месту встречи с Дайре подземным ходом. Мужчина шёл медленно, придерживая коня и поглядывая под ноги. В каждой столице есть потайные ходы. Об этом знают все, но все ходы не знает никто. Было темно и сыро. В свободной от повода рукой он нёс факел. Маска был напряжён. Здесь можно было ожидать чего угодно. На стенах поблёскивали известняковые наросты. Где-то журчала вода.
После этих катакомб воздух за стенами Хролдара показался сладким. Кастиэль отдышался, поглаживая жеребца, успокаивая нервничающее животное. Пора было явиться и Ворону. Мужчина огляделся в поисках мальчишки.

0

6

Была ночь. Усталое солнце уже опустилось за горизонт, оставив мир без присмотра, а темнота все не торопилась укутать звездным покрывалом сиротливо нахохлившиеся владения. Серое время, пограничное, суровое как и весь тот люд, что пробуждался этим часом от дневной спячки.
Оживал и постоялый двор со странным названием "Прожорливый мертвец" - единственное место в окрестностях готовящейся ко сну столицы, где можно в тепле и сытости скоротать грядущую ночь. К слову сказать, готовили тут весьма недурственно, радуя усталых приключенцев расторопностью обслуживания, вежливым вниманием обслуги и, что немало важно, весьма умеренной платой за радушие и уют.
Нижняя зала уже была полна собравшимися переждать ночь путниками, наполняющими помещение неровным гулом многоголосой, на разные тембры, беседой - местами вялой и ленивой, как уставшая в засуху речушка, местами, шумной, ревущей мощным водопадом. Стучали кружки, плескались вина, глухим шелестом-перестуком терлись "спинками" ложки о края посуды, чиркали ножи, чавкали, смеялись, напевали, спорили и просто разговаривали, силясь побороть весь этот гул подвыпившими голосами, собравшиеся посетители - и все это, мешаясь с ароматами разнообразной готовящейся (или уже вкушаемой) снеди, тяжелым и неповоротливым, словно болотный дух, тошнотворным винным смрадом да с ехидно-едким табачным маревом, белесой дымкой кутающим зал, - все это создавало неповторимую атмосферу, которую мечтатели бы назвали "азартом и духом приключенства".
Впрочем, не все наслаждались этим сомнительным очарованием. Были в "Прожорливом мертвеце" и такие постояльцы, кого можно было бы, по достоинству, назвать "жемчужиной" заведения: платили исправно и наперед, проблем от них не было - чего еще желать Эрту Иоро, хозяину сего двора.
Тот, кого называли Ворон, был из таких завсегдатаев. От него не то что проблем - его самого было видно нечасто. В этот вечер он также, по своему обыкновению, спустился лишь для того, чтобы забрать ужин в свою комнатушку.
Для самого же Ворона это было сродни засухе. Огонь в душе разгорался ярче и радостнее, горделиво танцуя изменчивый танец страсти и требуя воли. Ворона раздражало все, до физически ощутимого зуда в теле, до плотно сжатых губ и болевших от напряжения пальцев, сжатых в верхних фалангах на манер кошачьей лапы - даже душа и та металась, требуя зайтись яростным рыком. А Дайре молчал и улыбался, но как-то нехорошо, недобро, что редкие собеседники торопились отвести взгляд и спрятать глаза, невольно ежась от коснувшихся спины мурашек. Лишь полумрак комнатушки, счастливым водопоем, помогал забыться в усталой, но чуткой полудреме.
Пронзительно-громкий, дребезжащий рвущий в клочья тишину гром упавшего ведра - открываемая чужими дверь комнаты Ворона неизбежно заставляла его упасть со стула - прокатился по темноте, как эхо по гроту.
- Я стучал, но... - донеслось лепетание, а после показался и сам визитер - невысокий мальчуган старался держаться свободно и не показывать страха: - эй, Ворон тут обитает?
Полумрак насмешливо промолчал. Чуть поодаль, на столе плясал огонек свечи, но его света было слишком мало, чтобы темнота отступила, преклонившись перед гордо-прямым, пусть и дрожащим, пламенем. Небольшой стол с еще недоеденным ужином, стул, боком прижатый к стене, а спинкой подпирающий шкаф - вот и все убранство, которое позволяла в деталях рассмотреть свеча, в остальном лишь намеки и размытые контуры. Привыкшие к освещению глаза угадывают очертания, рука тянется коснуться плеча сгорбленной фигуры - в следующий миг гость был на полу. Он не смел не то что говорить - дышать было больно, из зажмуренных глаз невольно текли слезы, а рука, пойманная чужим захватом, казалось вот-вот хрустнет, от одного неверного движения весь огромный крошечный мир (а был он в ту минуту размером с болевший сустав) грозился обрушиться небосводом.
- Расслабься. Отвечай. Кто прислал, - темнота упиралась коленом в лопатку и нещадно выворачивала запястье и локоть, но в голосе не было злости. Спрашивали тихо, даже ласково. Можно было решить, что это просьба.
- Не... Не зна-ю... Мне да-ли-де... нег... ве... ле-ли-от-не... нес-ти-пи... пи... пись-мо... - пацаненок торопился говорить. Он выплевывал куски слов и замирал, собираясь с силами и борясь с мешающими говорить слезами и болью, а после торопился закончить начатую мысль: - Во... Вор...
- Я Ворон. Письмо, - Дайре оборвал рваную речь, не дождавшись окончания. - Письмо читал? Слова передать просили? Как выглядел тип?
Живой огонь ликовал, Ворон был сдержан и тих, Дайре сосредоточен и внимателен. Он выспросил у пришедшего все, что ему надо было знать, повторив вопросы два раза. В искренности сомневаться тоже не приходилось - никто не врет, когда мир сужается до больного места.
На сборы ушло менее четверти часа: собрать, проверить и перебрать вещи, оставить хозяину плату на неделю вперед, купить (там же на кухне) ломоть солонины и хлеба, за империал попросить хозяина прочитать письмо и оставить еще два, чтобы он забыл об этом, набрать свежей воды в флягу, забрать коня, "обув" тому ноги в набитые сеном мешочки - и в путь.
- Ненавижу письма, - это вместо приветствия ожидающему. Да, Ворон опоздал, делая крюк и подбираясь к месту встречи с подветренной стороны. - Что звал? Куда путь? Кого... провожать?

Кастиэль поморщился. Мальчишка ему нравился, но иногда его хочется убить. Например, сейчас. Конь беспокойно толкнул головой мужчину в плечо.
- Спасаем важную особу, - Маска протянул письмо лорда и взлетел в седло. - Время дорого.

Ворон поморщился, взглядом скользнув по руке, смерил компаньона, но предложенную бумагу так и не взял.
- Не ем такого. Есть солонина, - мальчишка мягко тронул коня и, поравнявшись с Маской таки спросил: - Чего там?
- Похитили Пранийскую Княжну из-под носа Императора, - в голосе собеседника слышалась насмешка. - МС просит помочь вернуть.
- Ты зря пил. Бормотуха в дорогу... - Дайре помолчал и добавил. - вороны у тракта видели всадников. Но те шли за пару верст севернее. Не так людно.
- Мы идем другим путем, расчет на нашу скорость, - Маска погладил коня. - Надо трогаться в путь.

Полтора дня они провели верхом, почти не разговаривая. Скупые слова, отмеренные жесты, редкие остановки по нужде. Порой Ворон отставал послушать о чем трещат сороки и каркают птицы, порой уходил вперед, выискивая и высматривая, а после возвращался. И они снова молчали, но в этом молчании было много больше чем в словах: решимость, уверенность, надежность.

Отредактировано Дайре Ветер (2 апреля, 2012г. 22:28:51)

+2

7

Дайре всегда был дерзок. Но всегда был надёжен. Каст ценил его за это, за умение не задавать лишние вопросы, а просто брать и делать, когда это требовалось. Вот и сейчас, мальчишка явно не горел желанием мчаться неведомо куда за какой-то придворной девицей, но его просили, он пришёл.
Конь мчал Маску подобно чёрному ветру. Мужчина слился со своим скакуном, давая тому, наконец-то, долгожданную свободу и скорость. Тот благодарил его восторженным полётом. Дайре берёг коня, а потому летел Вороном. Кастиэль не проверял никогда, летит ли птица за ним - в этом не было смысла. Парень мог чуть задержаться, мог чуть улететь вперёд, но всегда бы вернулся. Иногда, чтобы дать крыльям отдых, тот садился на плечо Маски. Лорд ночи же менял Света на Каприза, стараясь не загнать лошадей, но не снижать темпа.
Они выбирали пути в дали от жилья. На это не было времени и желания. Да и чёрная маска вполне комфортно жила на лице своего хозяина. Снимать её не хотелось.
Пару раз они останавливались около ручьёв, чтобы дать лошадям возможности напиться и чуть передохнуть, да и самим стоило перекусить.
Расчёт был на то, что ночью похитители не будут продолжать путь, довольствуясь дневным временем. Но даже днём они скакали куда медленнее, чем Маска и Ворон. К закату второго дня они нагнали беглецов, о чём можно было судить по количеству мужчин и находящейся среди них огненной девушке. Кастиэль умерил прыть коня. Теперь торопиться было некуда, теперь надо было спокойно проводить процессию до ночлега. Мужчина наблюдал за противниками, прикидывая и рассчитывая предстоящее сражение.
Наконец, солнце прощально залило кровавым светом местность, оставив всех наслаждаться покоем сумерек, на смену которым, вместе с зыбкими тенями ворвалась ночь. Маска и Ворон ждали, наблюдая как лагерь устраивается на ночлег. Уверенные в своей безопасности, они оставили лишь одного дозорного, который тоже явно собирался задремать.
Девушку предупредить возможности не было, да и смысла особого тоже. Если она не дура, то во время стычки отползёт чуть в сторонку, но не рванёт в ближайший лес, где ей,  безусловно, очень порадуются волки и прочие дикие и невоспитанные звери.
- Дайре, - Маска тихо позвал товарища. - Ты знаешь, что делать. Сначала надо избавиться от часового. Его то, как раз, можно и оставить в живых, оглушив до конца мероприятия.

Отредактировано Кастиэль Дариер (7 апреля, 2012г. 10:44:40)

0

8

Ворон сидел обнаженный у костра. Поджав под себя колени, закрыв глаза, он расчерчивал собственное тело замысловатыми изорами, более ни на что не отвлекаясь. Глядя на безмятежное лицо, на отданные во власть ветра волосы, лишенные сейчас удерживающих их в узде лент, на мягкие уверенно-неспешные движения сложенных вместе пальцев, скупым движением собирающие со сложенного листа ягодный сок и торопящиеся продолжить ленивое плетение узора, сложно было сказать, боится ли Дайре, нервничает ли, понимает ли, что этот бой может стать последним.
- Дайре, - тихий голос Маски был едва слышен, ладонь касалась плеча. - Ты знаешь, что делать. Сначала надо избавиться от часового. Его то, как раз, можно и оставить в живых, оглушив до конца мероприятия.
Парень, казалось, не услышал. Он продолжал свое занятие, пока незатейливый, но завораживающий своим незамысловато-простым очарованием, рисунок не покрыл всю грудь, спустившись почти до бедер.
- Я похож на грязного пустынника... - Ворон беззлобно огрызнулся, поднимаясь на ноги. Он деловито проверил поленья в выкопанной под костер ямке, поправил некоторые, ткнув концами в радостно полыхавшее пламя, и принялся одеваться - подвязал волосы, одел колючего вида ожерелье.
- Послушай, - Дайре был тих и необычайно серьезен. Он говорил, не глядя на Маску, занимаясь последними приготовлениями перед делом: продемонстрировал сотоварищу, где он хранит еду и чистую одежду, которую даже демонстративно понюхал, предложив удостовериться и Маске в ее приятном запахе. - Тебе надо будет вставить кляп и связать руки. Я сам не смогу. А после бери девчонку и бегите. Не стоит тебе пачкаться в крови спящих - духи сердятся за это, потом три дня нельзя есть со всеми и разговаривать. Тебе нельзя. Тебе надо ее заговорить, она напугана. Моя одежда ей должна подойти. Она чистая. Пусть переоденется. Еда вам на двоих. На камнях и золе, если надо, можете потом погреться или сготовить еды. Эй!
Ворон рассерженно подхватил из костра ветку и ткнул хищно оскалившимся рыжиной концом в сторону Маски.
- Я не шучу! - выразительно устремленный "карающий меч" ожил, рисуя дымный контур, незамедлительно таящий, растворяющийся в окружающем мире. Дайре обошел вокруг мужчины, невнятно бормоча себе под нос, окуривая-обрисовывая. И только после этого подобрал свое оружие, устраивая саадак у бедра. - Идем. Пора.
Они шли молча, огибая лагерь с подветренной стороны, подбираясь ближе - пара верст осторожного марша, даже дыша украдкой - и вот последние метры до часового и спящих.
Ворон оставил оружие у дерева, протянул Маске веревку, кивнул в сторону стоявшего к ним спиной дозорного и пополз. Очень медленно, очень осторожно, шепотом, чтобы потом метнуться ползучим гадом, душа, мешая кричать, опрокидывая на колени и после наземь. Лишь бы остальные не проснулись по нужде...

+2

9

Дни тянулись как переваренная карамель. Конечно, Эления была не знакома с процессом готовки этой сладости, но вполне представляла как выглядит и как даже полагается быть карамели на вкус. Элению все раздражало здесь - от вяленого мяса до наглых морд похитителей. Конечно, она не отказывалась от еды, это было бы глупым. В конце концов, умереть от голода - это не то, как она должна закончить свое существование. Она не знала, почему похитители решили отказаться от более быстрого пути морем, но возражать не стала - она всегда плохо переносила морскую качку.  Может, они боялись, что девушке кто-то поможет освободиться? Вряд ли кто-то мог бы это сделать, она четко понимала, что разбойники не остановятся перед парочкой трупов, чтобы порадовать обожаемого Князя.
Как же ей хотелось наконец достичь конца пути! Высказать все, что она думает о Яригорре и... А что она будет делать потом, она пока не придумала. Ее не терзали сомнения по поводу будущей судьбы - ни свадьба, ни смерть ее не радовали категорически. Да и спасти ее уже не успеют, если и собирались. Оставалось надеяться на счастливый случай, способный помочь ей бежать. Благо Княжну не обыскивали, не считая нужным своими грязными лапами осквернять ее достоинство.
Элении не спалось. Она сидела, прислонившись к какому-то пеньку. Рядом похрапывала парочка тех, кому было доверено этой ночью следить за девицами. Руки были крепко связаны, она уже перестала чувствовать запястья - ее развязывали только чтобы она могла поесть и совершить свои женские дела без особых неудобств. Девушка зло стукнула кулаками по земле, не в силах по-другому выплеснуть свое раздражение. Второй раз в жизни она была настолько беспомощна. И все опять благодаря любимому кузену!
На другом краю полянки ей почудился шорох. Княжна прищурилась - именно туда недавно ушел часовой. Тень быстро мелькнула, привлекая внимание рыжеволосой. Все разбойники спали, вряд ли кто-то из них видел это движение во тьме ночи. Неужели ей наконец предоставился шанс побега? И, словно по закону подлости, рядом зашевелилось нетрезвое бородатое тело. Ну нет уж, такого шанса упустить она не могла. В руке оказался камень, опустившийся на затылок не вовремя проснувшегося разбойника, отправив того в отключку с тихим стоном. Пранийская замерла, ожидая следующих просыпающихся, но все было тихо.
Выяснять, что же за тень возилась на том конце поляны не хотелось, поэтому Эления аккуратно отползла за пенек. Связанные руки мешали, конечно же, но не было времени избавляться от веревки. Подождав пару мгновений и убедившись в том, что все вокруг тихо, девушка поднялась на ноги и быстро направилась в гущу деревьев, пригибаясь и иногда оглядываясь, на случай все же очнувшихся разбойников.

0

10

На слова Дайре хотелось что-то возразить, но он решил этого не делать. Лишь поморщился, он всякий раз так реагировал на излишнюю многозначительность. Ворона же было хлебом не корми, лишь дай что-нибудь такое сказать. Жизнь с шаманом не прошла для парня бесследно. С этим оставалось лишь смириться.
План, которого собственно и не было, заключался в том, чтобы получить одного пленного мага (пусть потом Магическое сопротивление с ним разбирается) и одну девушку, тоже живую и невредимую. А вот бегать по лесам и долам в поисках, куда же это прелестное создание успело смыться, никак не входила в ряд первоочередных задач и желаний Маски.
С часовым разобрались быстро, благо тот преспокойненько спал на посту. Крепко связав неподвижное тело, Каст ещё раз проверил все узлы, чтобы не получить потом по спине каким-нибудь огненным шаром от внезапно освободившегося мага. Для пущей уверенности ему на шею был одет кулон с ирифритом, который был прихвачен с собой.
Теперь оставалось оставить Дайре разбираться с остальными и найти, собственно, цель данной загородной прогулки. Кастиэль обвёл беглым взглядом поляну. Ему достаточно короткого осмотра, чтобы понять, что девушка тут действительно была, что она очень расстроена нападением на её похитителей, судя по валяющемуся стражнику и камню около него. Однако сама же не пожелала побыть умницей и посидеть на месте с четверть часа. Ещё пара минут ушла на решение проблемы, куда же она могла направиться. Из всех вариантов Кастиэль выбрал один, чуть подумав и посмотрев на следы. Быстрым нетерпеливым шагом мужчина направился по следу, стремясь побыстрее закончить с этой глупой игрой. Благо девушка не успела уйти далеко — вскоре он уже увидел женский силуэт среди деревьев, отчаянно пробирающийся куда-то в лес, в гости к волкам. Что ж, весьма остроумно и познавательно, но времени на подобную экскурсию у них не было.
- Леди, я понимаю прелесть игры в прятки ночью в лесу, но давайте Вы продолжите это как-нибудь в следующий раз? В мои планы не входила увеселительная программа, лишь возвращение Вас в Хролдар,- Маска был раздражён.

+1

11

~отряд наёмников на службе у Пранийского Князя~

Удалившись от столицы на изрядное расстояние, наёмники уверились в том, что оторвались от погони. Сомневаться в её наличии было бы просто глупо, - вот бородатый командир и не сомневался. Но также не сомневался и в том, что их лошади, предоставленные пранийским Князем, превосходят любых, которые могли оказаться у местных гвардейцев. Или кого там могли послать их преследовать.
Однако уверенность уверенностью, но это не повод часовому забывать о своих обязанностях! Поэтому, когда Ярин по прозвищу Косматый проснулся, - то ли организм намекал на естественную надобность, то ли интуиция на какую-то пакость, - и не обнаружил в положенном месте силуэта подчинённого, он сперва нецензурно выругался. А потом, присмотревшись получше и обнаружив, что часовой не спит, собака такая, а вообще отсутствует, и также отсутствует и пленница, – заорал:
- Подъём, сучьи дети! Тревога!
На зычный голос командира у всех в шайке наёмников уже выработался условных рефлекс. Когда что-то приказано – сперва хвататься за оружие, а потом уже думать, что и зачем. И просыпаться – тоже потом.
- Девку – найти, чужих, если встретите – убить! Живо!
Десяток человек хаотично задвигался, следуя указаниям командира. На мелькающей вдалеке силуэт (не в платье и не длинноволосый, значит, в живых оставлять не надо) кто-то особо зоркий сразу навёл арбалет… И тут на отряд обрушилась чужая магия. Командир снова смачно выругался, костеря своих магов. Убить чужаков могло оказаться не такой уж простой задачей… И какая скотина утверждала, что у имперцев магов на государственной службе нет?

0

12

С каждым шагом от полянки, на которой расположились спящие наемники, Эления уже более спокойно задышала, чувствуя, что к земле ее уже меньше тянет опасность. Лечь, спрятаться, лишь бы не нашли. Нет, зачем? Не в правилах Княжны прятаться от этих грязных и небритых мужланов, которые смели самым дерзким образом приравнять ее к какой-то уличной девке. Впрочем...это было слишком громким заявлением. Ни одним родом занятий рыжеволосая никак не была похожа на тех самых "уличных", разве что внешним видом. За столько времени скитаний по лесам ее некогда любимый костюм для верховой езды явно поистрепался, напоминая больше всего флаг побитой войной страны, чем одежду приличной леди.
Ни к месту, однако, было рассуждать о внешнем виде. Тихий, злой голос заставил Элению обернуться, готовую ко всему. В этот момент она напоминала больше всего всех сказочных животных, злым взглядом поражающих врагов на расстоянии. Разве что волосы не пытались пуститься в пляс от переизбытка эмоций и попытки защититься от всего, что может представлять опасность. Конечно, она не думала, что не в ее положении, да еще и со связанными руками, пробовать защититься. Но пару неудобств разбойникам она точно способна причинить, и собиралась.
Взгляд девушки напористо прошелся по фигуре, облаченной в темный плащ. Такого в шайке не было. Глаза Элении распахнулись еще шире от догадки и удивления. Неужели..?
Только до испуганного сознания начали доходить слова о спасении - тут же случилось непоправимое. Одновременно с каким-то невообразимым шумом на поляне, с которой она так благополучно убежала, человек, который собирался стать ее спасителем, стал оседать вниз, зажимая рану в боку. Как сломанная кукла, все ниже, все ниже...
Если бы Княжна была знакома с этим человеком, она непременно бы ужаснулась. Но сейчас ее преследовало несколько шоковое состояние, заставившее медленно направиться обратно, туда, где кипел бой, что она, наконец, поняла. Вряд ли разбойники стали бы нападать на таких же разбойников. В ее душе зародилась робкая надежда на то, что спасители все же вырвут ее из лап бородатых похитителей.

0

13

~охотники на монстров Йорм и Хёгг~

Яму, на дне которой валяется пробитая кольями и обгорелая туша уже неопознаваемой твари, обычно не кажется людям хорошим соседством для стоянки. Однако охотникам на бестий не привыкать ночевать и в более неприятных местах. По крайней мере, эта тварь была уже окончательно и бесповоротно дохлой. Не зря ж они неделю за ней гонялись! И не зря целый день готовили ловушку. Рейнигара только огонь и берёт, а стоять спокойно и ждать, пока её будут жечь, бестия обычно не согласна… В таких ситуациях и начинаешь ругать нехорошими словами Церковь и жалеть, что под рукой нет мага, который может зажечь огонь взмахом руки и парой нецензурных выражений. Приходится возиться с ловушками, дровами, маслом и лампой, которая, - не приведите боги! – норовит потухнуть в самый ответственный момент.
Что пострадало на этой охоте больше, организм или нервы, Йорм бы сказать не взялся. Бок, по которому пришёлся удар хвостовой шишки рейнигара, неприятно ныл, но обошлось без переломов. Момент, когда огонёк в лампе почти погас, а искалеченная, но не сдохшая тварь собралась выпрыгнуть из ямы, занял своё законное место в списке неприятных воспоминаний. Впрочем, таковых воспоминаний было уже столько, что ещё одно погоды не делало.
Хёгг громко всхрапнул, и Змей пихнул его кулаком в бок, чтобы пресечь безобразие заранее. Когда организм всё ещё на взводе после охоты, спать под храп напарника становится совершенно невозможно. И, когда в полутысяче, не больше, шагов что-то взорвалось и полыхнуло огнём в темноте, он вскочил на ноги почти мгновенно.
Огонь сейчас вызывал не самые приятные ассоциации.
Заворочался и приподнялся с земли Хёгг. Оглянулся – но вдалеке мелькали уже только смутные отблески.
- Ну и какого хрена? – поинтересовался темноволосый охотник у напарника.
- Знал бы – не стоял бы тут с топором в руках, - Змей вглядывался в темноту, пытаясь понять, что же, всё-таки, это было.
- Смотреть или сваливать? – прагматично осведомился Хёгги, тоже вставая и начиная заряжать «милашку Берту». Судя по последнему, он сам был за «смотреть».
Йорм поразмыслил немного. Что могло быть причиной вспышки и взрыва? Взрывается порох. Среди бестий есть способные выдыхать огонь. И, конечно… магия.
- Оно нам надо?
- Ну, мы же только проверить, - ухмыльнулся Хёгги.
Собрав немногочисленные пожитки, охотники тихо двинулись в сторону, откуда донёсся грохот. Вскоре стало можно различить неотчётливые человеческие голоса, и напарники остановились. Звуков, которые свидетельствовали бы о том, что впереди есть что-то из них области интересов, не было. А подходить из темноты к людям, которые, похоже, дерутся – себя не любить. Да и вообще дурной тон.

Отредактировано Хингв I (23 ноября, 2012г. 20:12:02)

+1


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 2.11. Cherchez la femme


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC