Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 07-09.11.119. "Там, за туманами..."


07-09.11.119. "Там, за туманами..."

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Гаррет Танфер; НПЦ - Альтиа Наррит, спутница.

Время и место: три дня в Дамон Шире. По большей части действие разворачивается в оружейной лавке Гаррета.

Событие: то ли про любовь, то ли про беду встреча этих двух ярких личностей. А, казалось бы, всего лишь два друга. Или не всего лишь... А, может, не так все просто в двух людях, которые так отчаянно хотят казаться лишь простыми жителями Дамон Шира?

0

2

=== 07.11.119.
Полдень.===

Солнце лениво карабкалось на небосвод, сопровождаемое прозрачными облаками. Шум синеющих волн, отрешённый крик морских птиц, гомон проснувшейся городской толпы... Сознание мутилось, как вода, подчёркнутая вязкой тиной, опутывавшей пристань. Темноволосый мужчина сосредоточенно плавился под палящим полуденным солнцем, которое сегодня разошлось не на шутку. Закинув ноги на стол, который несколько наглым образом был выставлен на проходной улице, Гаррет наслаждался тенью и жарким, погожим деньком, которые в последнее время не очень радовали.
Мужчина щурился в сторону прохожих, которые, в свою очередь, подозрительно косились на наглое существо, посмевшее загородить треть дороги своим столом и ногами. Цепкий взгляд внезапно аккуратно вытянул из толпы хрупкую фигурку с копной черных волос, отливающих красным в свете солнечных лучей. Танфер довольно оскалился, ощущая шёлк ее волос будто наяву, будто сам сейчас прикасался к нежным прядям, пропуская меж пальцев.
Она обернулась, взгляд золотых глаз почти неряшливо скользнул по фигуре, спрятанной в тени. Быстро проскочила между телегой и всадником, который ругался на хозяина телеги. И взгляд Гаррета потерял её в толпе. Казалось, навсегда.
Танфер вздохнул, нехотя убирая ноги с прогретых досок стола. Встал, оглянулся туда, где несколько минут назад толпа скрыла фигуру девушки. Темнота помещения поглотила угрюмую фигуру, почти что ощутимо облизнувшись.
Женские руки сомкнулись на его шее, упругое тело прижалось к нему, будто стараясь отдать все тепло, на которое было способно. Пухлые губы шептали: "Как долго, как невыносимо".
Шёлк почти не мешал насладиться девичьей гибкостью, ощутимо дрожавшей в такой близости к нему. Сухая рука Гаррета быстро пробежалась по выгнутой спине, за пальцами по пятами следовала дрожь. Он вдохнул аромат вишни, запутавшийся в черном шёлке её волос. Провел рукой по податливым, гладким прядям. Девушка почти мурлыкала, как кошка. Еле сдерживаясь, чтобы не потереться щекой об огрубевшую ладонь.
- Нельзя, ты знаешь, - тихо произнес Рей, с трудом отстраняя от себя Альтиа. Она пошатнулась, как от пощёчины.
Как больно, как горько было не ощущать её тепла.... Нельзя было прикоснуться к притягательному шёлку, сковывающему её тело. Но Альтиа была слишком умна, чтобы позволить себе это еще раз. За это он её и любил.
Мрак помещения не пытались разогнать ничем. Ни свечой, ни открытой ставней. Посетители не должны были помешать. Гаррет знал, что скоро эти встречи прекратятся. А он так и не насладится ей до конца, до самых потаённых желаний. О, во имя всех богов! Он мечтал о том, чтобы это было лишь сном. И её не было в его жизни. Никогда бы он не чувствовал сладкий, свежий запах вишни. Никогда не видел копны черных волос, которые волной достигали почти до пят. И этот треклятый шёлк, который, казалось, лишь давал повод воображению, а не скрывал девичьи формы.
Танфер глухо застонал, отворачиваясь от Наррит. Лишь бы не видеть. Забыть, забыть. Единственный выход. Тихий шорох, она почти призрак. И вот, о её недавнем присутствии напоминает лишь отдаленный аромат вишни, поселившийся в скромной берлоге Танфера на пару с хорошими клинками. Какая шутка судьбы! Металл, въевшийся в сознание Гаррета уже давно, не хотел принимать такого приятного соседа. Вишня не осталась здесь надолго, мужчина лишь прикрыл глаза, пытаясь сохранить в сознании призрак спелых ягод.
Тяжело, словно тяжело раненый воин, он опустился на колени перед стойкой с короткими кинжалами. Стукнул кулаком об пол, прижимаясь лбом к обтесанным сотнями ног доскам. Рычание, слышное только этим холодным, равнодушным клинкам. Как загнанный зверь, ему оставалось лишь бить хвостом о прутья клетки, не в силах достать презренных двуногих даже кончиком когтя.
Солнце не могло осветить сгорбленную, убитую собственными терзаниями мужскую фигуру. Ни свеч, ни открытых ставен сегодня. Только боль, острыми когтями рвущая душу на части.

Отредактировано Гаррет Танфер (31 марта, 2012г. 00:27:17)

+3

3

<<< НПЦ - Альтиа Наррит, спутница, по прозвищу Нола>>>

http://uploads.ru/i/2/y/9/2y9KB.jpg

=== 07.11.119.
Час отдохновения.===

Красные разводы на воде напоминали кровь. Солнце садилось, в предсмертной, ежедневной судороге сминая подступающую темноту своим алым блеском. Так же безжалостно Альтиа уничтожала внутри себя все то, что напоминало о четырех днях безумия. О, Великая! Ну почему, почему она была так глупа, чтобы доверить себя, открыть всю душу только этому мрачному и угрюмому оружейнику? Что он сделал с ней, зачем ему это нужно? Столько вопросов и ни одного ответа.
Ради этих четырех дней она готова была отдать свое будущее, вложить его в грубые, сухие ладони. Вместо благодарности, она почти ненавидела его за то, что он пошел на поводу у разума, предав ее сумасшедшие порывы. Потом она бы пожалела, о да. Но то было бы потом. А в настоящем все было бы прекрасно, феерично до сказочного осадка на губах. Треклятых четыре дня она отдавала себя, отдавала всю себя без остатка - как любил он шептать во сне.
Разве она была плоха? Нет, она была почти идеальна. Почти - потому что, несмотря на стремление к этому самому идеалу, червоточина - тот самый маленький изъян рос с каждым часом их кратковременных, насыщенных встреч.
Тонкий пальчик рисовал на воде замысловатые узоры. Красные лучи заходящего солнца аккуратно прикасались к бледной коже спутницы, оставляя за собой следы легкого румянца. Красное на белом - какое детское сочетание. Так, говорят, рисуют дети любимым красным карандашом. Альтиа закашлялась, чувствуя, как невыносимая боль разрывает легкие. Прикоснулась пальцами к уголку рта, стирая алые капли. Девушка скривилась, чувствуя, как когти недуга прошлись по ее груди. Рядом никого не было, потому она и позволила себе маленькую слабость. Мало кто знал, что у Нолы есть эта маленькая тайна. А узнали бы - сослали болеть в четыре стены, полные мрака и... скуки. Этого спутница боялась больше всего. Золотой клетки, где тебе все улыбаются, но не в силах приблизиться к тебе - так ты им неприятна своей слабостью.

***
Тиа смеялась, как девчонка. Ее щеки пылали румянцем, волосы были непривычно распущены и волной завивались по спине. Наконец, успокоившись, она хитро прищурилась, изучая непривычно светлое, для его угрюмости, лицо Гаррета. Он не смотрел на нее, делая вид, что увлечен только пораненной рукой девушки. Она даже вначале подыграла, изобразив самого несчастного в мире раненного человека. Очень скоро это наскучило Ноле, и она откровенно изучала оружейника, который так привлек ее внимание еще с улицы.
- Ай, добрый господин, да вы, я смотрю, профессионал в лечении юных дев, - лукаво улыбнулась Альтиа, с удовлетворением оценив проделанную Танфером работу. И с тем же чувством наблюдала за почти юношеским смущением собеседника. Она улыбнулась - представляла его совсем иным: мрачным и хмурым.

***

Она почти ощутимо чувствовала тепло его дыхания на своей коже. До боли в глазах вглядывалась в темные переулки - туда, где располагалась скромная лавка Гаррета Танфера, хмурого оружейника.
Только сейчас Нола поняла, что он никогда не менялся. Его угрюмость и нелюдимость лишь на некоторое время отошла в сторону, дав дорогу другим чувствам. Она приняла эти чувства за искренние... Но... Но.... Да что же она такое думает о нем? Он никогда ей не лгал. И попытка оговорить, оклеветать близкого человека была настолько же нелепой, как и внезапно зажегшийся огонек в том самом окне. На мгновение пушистые, угольные ресницы задрожали в удивлении. Всего лишь мгновение - и она уже не колебалась.

- Милый, родной мой, - горячие слезы стекали по щекам, но она не чувствовала этого. - Зачем? Драгоценный, не надо...
Она прижимала его голову к своей груди, гладя свободной рукой по непослушным каштановым волосам. Эгоистичная мерзость! Как она могла оставить его одного? Она нужна ему, очень нужна. Если бы она не послушалась и осталась рядом - этого бы никогда не произошло.
Хриплое дыхание сквозь сжатые губы, побледневшее лицо, она почти чувствовала, как он хочет побыстрее вытолкнуть из себя жизнь, до самой последней капли крови. Шелковая ткань неприятно липла к телу, пропитанная алой жизненной жидкостью. Пухлые губы шептали молитву, она не в силах была справится с отчаяньем впервые в своей жизни. Надо было что-то делать, но страх потерять Гаррета навис тяжелой тенью над Нолой, он не давал отбросить сомнения и сделать что-то необходимое сейчас, чтобы этот самый страх не оправдался. Порочный круг, она запуталась. Только слезы, только молитва, нужно было собраться, но она не могла, в ужасе смотря на то, как постепенно все больше и больше бледнеет его лицо.
Глупая женщина! Сколько можно причитать, как безрукая повитуха? Альтиа скрипнула зубами, ругая себя за минуты бездействия. Еще было время, было... Времени становилось все меньше, меньше с каждой каплей крови.
Вдох-выдох. Нола аккуратно положила Гаррета, стараясь его не потревожить. Вдох-выдох. Вдох. Выдох. Главное не забывать дышать, пелена волнения и страха застилала глаза, мешая, отговаривая и опутывая. Но девушка решительным движением отбросила ее прочь, бледной тенью растворившись в темноте оружейной лавки.

Отредактировано Эления Пранийская (6 апреля, 2012г. 22:17:51)

+3

4

=== 07.11.119.
Полночь.===

Жил однажды на свете дьявол...
   Ты меня ждала на причале,
   Не смыкала очей ночами,
   Он увидел тебя, голубка,
   И забыл о вечности Дьявол.
   Принял дьявол моё обличье –
   Не найдёшь и пяти отличий.
   Он упал пред тобой на колени,
   Целовал холодные руки.


Ночь притаилась в уголках, мягкими прикосновениями давая о себе знать лишь иногда. Чернильные оттенки любовницы воришек и убийц были сегодня необычайно разнообразны. Лгали те, кто говорил, что ночью - все кошки серы. Ночь, теплая и ласковая подруга, была так же однообразна, как эмоции на лице любимой женщины. Ночь ласково укутывает недобрые людские тени, скрывая их от людских умов под паутиной страха и темноты.
Гаррет так и не зажёг ни одной свечи. Боялся ли спугнуть свою гостью - ласковую ночь? Или боялся оказаться наедине со своими мыслями, такими же чёрными, как всполохи ночи в уголках его лавки? Перед ним лежал перстень с ирифритом, который он не носил уже достаточно долго, для того, чтобы чувствовать жар магии внутри себя. Несмотря на это тепло, Танфера колотил озноб. Он не понимал самого себя, не понимал, как ему еще хватает воли не поддаться искушению. Здравый смысл, треклятый здравый смысл.
Когда в дверном проёме появились три фигуры, очерченные лунным светом, Гаррет почти не обратил на них внимания, казалось, погружённый в свои мысли. Ладонь мужчины скрывала половину лица, хотя в этой темноте троица всё равно ничего бы не разглядела. Один из них хмыкнул, предвкушая легкую победу. Рука оружейника сжалась в кулак, но этот жест ускользнул от незваных гостей.
Тот, кто позволил нарушить тишину Гаррета первым уже захлебывался собственной кровью, когда оставшиеся два еще только поворачивались в сторону товарища. Осознав всю ситуацию, они попятились. В голове у Танфера был сумбур, не способствующий логическим действиям. Расчётливость и логика уступили в тень, позволяя отпустить двух несостоявшихся убийц. Сейчас маг не осознавал, что это серьёзная ошибка. Ему было все равно, ведь он даже не зажёг свечи....

... Он падал на пол, думая о том, что смерть - отличное решение всех проблем. Это была последняя мысль, ярко вспыхнувшая в сознании и тут же поглощённая вязким туманом. Слишком много крови, они оставили его умирать именно так, как неверного пса...

Где-то в глубине своего кошмарного сна он слышал её голос, почти ощущал её запах, перебиваемый лишь кровью. Он улыбался, ему так казалось, что он улыбался. Гаррет всегда думал, что его милая Нола - существо не из этого мира. И это лишь доказывало то, что по ту сторону они будут вместе, несмотря ни на что, на глупые предрассудки и обстоятельства, глухой стеной разделившие их.
Боль проталкивалась сквозь алое марево, захватившее сознание, как навязчивый меч пронзает плоть врага. Он не хотел возвращаться, не хотел. Но почти чувствовал нежные руки, тянувшие его за шиворот обратно, не дав остаться там, где было так... спокойно. Ни боли, ни мечты, ни бесцельных метаний.
Смутный силуэт был очень похож на Нолу. Её бледное лицо ярким пятном выделялось в темном окружении, тускло подсвеченное одиноким огоньком свечи. Свеча... Он же не хотел зажигать свеч сегодня...
- Тише, не плачь, - еле шептали пересохшие губы мужчины. Он потянулся к ней, но сил не хватало. Она в ужасе отпрянула. Потом мягко положила руки ему на плечи, не давая шевелиться. Гаррет попробовал улыбнуться, но она лишь закусила губу, мотнув головой и показывая, что этого тоже не стоит делать.
- Ты потерял слишком много крови, - её слова, звучавшие на грани слышимости падали тяжелыми каплями слёз на грязный пол. Иссиня- черные волосы волной падали на грудь, опускаясь куда-то в район коленей. Какая же она красивая, его личная богиня...
Гаррет не терзал себя сомнениями по поводу своего чудесного спасения. Лея спасла его, промчавшись практически через весь город. Еще бы полчаса... И "волшебные" склянки в его тайнике не помогли. Откуда она знала, где они лежат? Впрочем, не важно. Зачем она его спасла? Неужели она не говорила, что мечтает избавиться от того, кто приносит ей столько боли? Слёзы не могут лгать, она действительно боялась его потерять и сейчас пыталась выплакать все горе, которое могло бы постигнуть Нолу, если бы она опоздала...
Всего лишь полчаса, жалких полчаса. Неделя слёз, и она была бы свободна. Но нет, эта связь уже стала почти привычкой. Тяготила она меньше, чем должна. И спутница не решилась порвать её.
Он хотел бы целовать ладони своей женщине, но не мог даже улыбнуться. Он должен был целовать ей ладони, умоляя отпустить. Умоляя уйти и закончить с этим всем раз и навсегда. Но то ли не хватало сил, то ли воли. Его богиня, его Нола, его радость и солнце... Да как он мог думать, чтобы оставить её? Всего лишь три дня, но впереди целая жизнь. Он заберет её с собой, и там, где-то вдали, она не посмеет думать о чем-то плохом.
Да, именно так. Он бы так хотел целовать ей ладони...

Отредактировано Гаррет Танфер (15 апреля, 2012г. 03:51:35)

+3


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 07-09.11.119. "Там, за туманами..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC