Ивеллон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 24.10. Лёд и пламя


24.10. Лёд и пламя

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Дайре Ветер, Аллорель Бэлль.
Время и место: 24.10, раннее утро, Хролдар.
Событие: Аллорель хочет сделать сюрпирз для Анри, отправляется за красками для сестры, но на обратном пути находит ещё одного спешащего человека. О том, что выходит из иных ссор.

Отредактировано Аллорель Бэлль (17 апреля, 2012г. 22:45:49)

0

2

Ллори проснулась от ленивого солнечного лучика, упорно желавшего провести эти утренние минуты на её носике. Девушка чуть поморщилась, расплываясь в полусонной ласковой улыбке, и распахнула глаза.
Стояло тихое утро. В доме ещё было тихо - прислуга давно не спала, но для пробуждения госпожи было ещё рано, а потому все ходили на цыпочках и разговаривали шёпотом. Всё же они любили ильфу, которая никогда и ничем их не обижала. Аллорель глубоко вдохнула воздух, задержав его на пару секунд, выдохнула и вскочила с кровати. Двигалась она всегда тихо, а потому на пробуждение никто не отреагировал, кроме того маленького солнечного зайчика, который поспешил убежать.
Сегодня надо было сделать что-то замечательное. Вот так сразу, с первых минут пробуждения, подумалось княжне. В последние дни всё замечательно для неё было связано с сестрой. С Анри... Аллорель счастливо улыбнулась, вспоминая, что в соседней комнате спит её ильфа, с таким недоверием обживающаяся дома. Вчера вечером она безумолку болтала о каких-то замечательных красках, которые она видела в лавке местного художника. Рассказывала, сколько бы замечательных работ она нарисовала, смеялась. Ну что же... Значит путь её лежал в лавку того самого художника, а к завтраку она принесёт девочке подарок. Ллори радостно засмеялась своим мыслям и бросилась к шкафу, выбирая наряд.
Тонкий шёлк послушно обвил тонкий девичий стан. Это платье сливочного цвета с голубыми причудливыми узорами, напоминающими изморозь, она сама придумала. Оно было обычным... Если не считать мягких крупных складок  на юбке, которые при шаге разлетались. Княжна беззаботно покружилась по комнате, любуясь, как ткань превращается в круг вокруг неё, а потом снова улеглась складками простой юбки. Простой... Но с секретом. Волосы она не стала собирать, разрешая им волной сбежать на плечи. Тёмный синий плащ с капюшоном должен был скрыть её от лишних взглядов. Она тихонько вышла в коридор, прикладывая пальчик к губам, показывая слугам, что не надо шуметь.

Аллорель спешила обратно. Она уйму времени провела в лавке художника, разглядывая диковинные вещицы, картины, кисти, краски... Она не пожалела денег, покупая подарок для Анри. Сейчас она бережно прижимала свёрток к груди и мечтала, как озарится радостью лицо сестрёнки. Улица тонула в мягком солнечном свете, люди только начинали активно сновать, но их было ещё немного, настроение было великолепным. Поворот. Ещё один. Аллорель спешила, она летела. Она так хотела счастья, она летела к своей радости. Довольно жмурясь на солнце, она заворачивала за угол, юбка мягкими волнами колыхалась под движениями девушки.
Внезапный удар застал девушку врасплох. Незнакомый юноша, куда-то безумно спешащий, налетел на неё, сметая хрупкую ильфу. Аллорель вскрикнула, падая на мостовую, прижимая к груди свёрток. Белым флагом взметнулась в воздух шёлковая юбка. Через секунду она уже лежала на холодных камнях мостовой, придавленная незнакомцем, который инстинктивно положил руку на её бедро. Капюшон слетел с головы, а волосы чёрной волной разметались по лицу. Девушка вспыхнула, возмущённо фыркнув и задыхаясь под весом юноши, радуясь про себя, что никто не видит, потому что улочка пустынная. Поспешно оттолкнула грубияна, вскакивая на ноги и оправляя платье. Голова чуть побаливала от встречи с улицей, девушка недовольно нахмурилась.
- Смотрите, куда идёте! - Недовольная сталь зазвенела в голосе княжны.

+1

3

Огонь вспыхнул лишь только почувствовал звеняющую сталь, бесследно сжигая смущенную робость виновника.
- Дурацкий у тебя способ познакомиться и поскорее выскочить замуж, - подвел итог Ворон, не подлежащим обжалованию тоном. Тот же приговор вынес и колючий взгляд, внимательно скользнувший от пят до синих глаз ильфы. - Ты мне кро... - договорил он уже шепотом, расстерянно закончив мысль, - пощечина Княжны звонко припечатала сердце к щеке, на удивление болезненно сжигая пульсирующим жаром. - Ликов напугала.
Такое чувство, что женщин в школе учат правильно отвешивать пощечины: хрупкие - а больно, так что все мысли разлетаются осколками, по самым чутким струнам души - по гордости и самолюбию.
- И в постели ты такая же? - кролики теперь были позабыты. Ворону не мешал даже берестяной короб за спиной - теперь было только пламя, ликовавшее новой пище: страсть, ярость, обида, боль - что может быть вкуснее?!
Дайре уже не ворчал и не огрызался - он злился и не скрывал этого: его снова посмели ударить! Да, еще миг назад перед ильфой был просто мальчишка, не знающий и не умеющий извиняться, но теперь на нее смотрел Дикий и Опасный Зверь - пусть он пьяняще пахнет костровым дымом и свежескошенной травой, пусть в коробе фырчат несколько кроликов - от этого ему не стать ручным.
Нет, бесспорно, эта девушка была красива - да что уж там, даже Урук в своих видениях не видел столь прекрасных созданий и столь дорогих тканей! Может, пред ним и вовсе сейчас стояла наложница какого-нибудь могучего духа, но она испортила ему рубаху! А в небогатом гардеробе Ворона их всего было две: одна, грязная - и вторая, на нем! Теперь же, волею этой изящной хрупкой катастрофы, на ткани красовалось, медленно расползаясь, цветастое пятно всевозможных оттенков. А если к этому добавить напуганных кроликов, разбитую о камни ладонь и звонкую пощечину, то вполне себе можно представить сколь добро Ворон любовался Синеглазой, ожидая ответа на ехидный вопрос.

Отредактировано Дайре Ветер (22 апреля, 2012г. 16:45:49)

+2

4

Что для женщины пощёчина? Что для мужчины пощёчина, полученная от женщины? Природная хрупкость не даёт им быть на равных. Это природа, это факт. Но от этого они не чувствуют меньше, от этого слова не жалят слабее. Но на дуэль им вызвать невозможно обидчика. Тогда вся боль, всё негодование, все несказанные слова выливаются в движение и взгляд. Тогда ладонь стремиться объяснить всё. Объяснить, как обидчик неправ, как больно он сделал девушке. А яростный взгляд добавит, что оскорблять нельзя, невозможно и за это нужно понести расплату.
При падении Ллори ударилась, а сейчас пыталась совладать с тяжёлой ноющей болью в затылке. «Это пройдёт, это нестрашно». Она мысленно себя успокаивала, приводя дыхание в прядок. Она хотела уйти, но слова незнакомца обожгли её. Так с бриллиантовой княжной никто и никогда не разговаривал. Да никто бы и не посмел! Такая гордая и недоступная, она оказалась абсолютна беспомощной перед уличным хамством. Раньше, чем голова успела дать отчёт в происходящем, рванулась рука, с гибкостью дикой кошки полоснув обидчика по щеке. Чтобы знал, чтобы чувствовал, как ей неприятно. В душе у неё всё перевернулось, когда за первой гадостью он произнёс и вторую. Глаза княжны холодно заблестели, не предвещая ничего хорошего. В голове крутилась соблазнительная мысль, что лишь одно движение, снимающее ирифрит, и она сможет остудить нахала. Он ещё долго будет стоять ледяной скульптурой своей непростительной дерзости, пока солнце не сжалится и не растопит лёд. Но мысль пришлось отогнать, памятуя о жадном пламени костра инквизиции, которому всё равно до её чувств и обид.
- Сочувствую Вашим кроликам, что им приходится жить с таким хамом! - Голос княжны холодом овеял улицу, словно на мгновение вернулась зима. - Приличный человек не задаёт таких вопрос девушке. И не смейте разговаривать со мной таким тоном!
Синие глаза поблёскивали под солнечным светом, но сейчас казалось, что даже шаловливые лучи боятся до неё докоснуться и превратиться в лёд. Возмущению Аллорель не было предела. Она была княжна, она была бриллиантовая княжна. И тем более она не заслужила ничем такого отношения к себе. Она собиралась развернуться и уйти, оставив незнакомца с его кроликами и хамством, когда её внимание привлекло цветастое пятно на его рубашке. Какое-то смутное беспокойство овладело ильфой. Что-то в этом пятне было не так... Откуда же оно взялось? Подозрение громом поразило девушку. Она наклонилась, чтобы посмотреть на своё платье. Да... Аллорель со стоном отпустила шёлковую ткань, на которой красовалось точно такое же разноцветное пятно, похожее на палитру художника. Растерянным взглядом она оглядела мостовую в поисках свёртка, с которым бежала. Пергамент был разорван, вокруг валялись полураздавленные тюбики, радующие глаз яркостью красок. И не радующие глаз... Её чудесный, дивный, восхитительный подарок для сестры был безвозвратно испорчен. Ллори сглотнула, стараясь сдержать слёзы, так предательски рвущиеся на волю. И во всём был виноват это странный юноша. Откуда он взялся на её голову? Ллори посмотрела на незнакомца долгим взглядом. Синие глаза высказали всё — растоптанную утреннюю сказку, которую она так любовно готовила для сестры, обида, ярость, непонимание.
- Пусть Триединая его судит... - Одними губами прошептала девушка, зная, что её никто не услышит.
Ильфа развернулась, чтобы уйти, помедлив лишь мгновение для того, чтобы решить, куда же теперь ей идти. Обратно к художнику и, пусть с опозданием, принести подарок Анри или же вернуться домой.

0


Вы здесь » Ивеллон » Общий архив эпизодов игры "Ивеллон" » 24.10. Лёд и пламя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC